ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я чувствовала себя девственницей, чья невинность отсчитывает последние минуты.
Мое одиночество имело многомесячный стаж. Не знаю, как так получилось. Сначала закрутилась на работе, потом эта эпопея с увольнением, потом алкогольно-бессонный разврат – в общем, мне было не до налаживания личной жизни.
Я провела пальцами по его спутанным густым волосам, потом по спине. Пробралась под футболку – спина была липкой от пота.
И вдруг в какой-то момент я почувствовала, что он обмяк, словно субтильная барышня, растерявшаяся под напором опытных ласк. Я удивленно открыла глаза и обнаружила, что Герман… спит. Возмущенно отстранилась, но ничего не произошло – он продолжал сидеть с закрытыми глазами, уронив голову на грудь. Все же, видимо, он был более пьян, чем мне казалось.
Сонная прострация длилась минут пятнадцать, не больше. Это были самые длинные пятнадцать минут в моей жизни. Окончательно протрезвев, я наблюдала за расслабленным лицом мужчины, в которого еще несколько минут назад была почти влюблена.
Герман проснулся так же внезапно, как и отключился. Увидев, что я на него смотрю, он немного смутился и улыбнулся. Посмотрел на часы – ну надо же, уже половина восьмого!
– Скоро народ на работу пойдет, а мы тут с тобой сидим, – рассмеялся он. – Поймаем такси?
Вздохнув, я кивнула.
– Саш, а мне знаешь, что приснилось? Что мы с тобой целовались, – вдруг застенчиво признался он.
Я недоверчиво вскинула глаза – приснилось?
– Да неужели?
– Я и сам удивился. Ты только не подумай, что я тебя соблазняю… Надо же, чего только не привидится.
– Да уж… Ну ты в голову не бери, – с сарказмом посоветовала я, – я же для тебя наверняка не девушка… А собутыльник.
В его глазах танцевали рябые смешинки. Ладонью он растрепал мои волосы. От его рук пахло табаком, и мне вдруг захотелось с головой окунуться в пенную ванну. Как давно я не принимала ванну – неделю, две? В последние дни я, честно говоря, едва находила время на скоропалительный душ.
А Герман с тех пор, к слову, так меня и называл – Мадам Собутыльник…
Угнетающее похмелье плавно перетекало в возбужденное ожидание вечеринки, а оно в свою очередь в бездумный алкогольный угар. Так и жила. Наверное, в глубине души я понимала, что поступаю неправильно. Что не должна тридцатилетняя женщина спать весь день, наскоро собраться к полуночи и до самого утра путешествовать по питейным заведениям с тремя пофигистскими алкоголиками. А перед выходом по сорок минут лежать с чайными пакетиками на глазах, чтобы хоть как-то ликвидировать вошедшую в привычку припухлость.
Однажды вечером, спеша на тройственное свидание с Германом, Мишаней и бокалом чего-нибудь бодрящего, я была остановлена некой блондинкой, с первого взгляда незнакомой, похожей на модель. Блондинка сняла темные очки, богемно закрывающие половину точеного лица, и оказалась Юлькой, моей бывшей однокурсницей. Улыбаясь во всю ширину наполненного безупречным фарфором рта, она принялась разглагольствовать о том, как же приятно иногда встретить частичку собственной молодости. Юлька выглядела такой же юной, какой я ее запомнила. На ней были обтягивающие темно-синие джинсы и выглаженная белоснежная блуза с глубоким декольте. И пахло от нее новым ароматом Estee Lauder. Мне вдруг стало стыдно за свою непрокрашенную голову, мятую футболку и бледно-зеленый цвет лица. В последнее время я ленилась краситься, утешая себя тем, что румянец из тюбика никак не может конкурировать с естественной красотой (хотя, объективно говоря, в тот период я могла приглянуться разве что какому-нибудь некрофилу). Интересно, от меня хотя бы потом не пахнет – для полноты унижения?
– Ну расскажи, расскажи мне, – требовательно тараторила Юлька, – ты как? Где работаешь, за кем замужем, чем вообще занимаешься?
Мне стало так противно, что не передать словами. Успокоительный тренинг: я представила, как Юльку переезжает трамвай, и немного приободрилась. Вдох-выдох. Все нормально, Кашеварова.
– Я не работаю, не замужем, а занимаюсь в основном бар-серфингом.
На ее хорошеньком лице появилось озадаченное выражение – она явно не имела понятия о моем хобби и прикидывала, не упадут ли ее ставки в моих глазах, если она рискнет уточнить о смысле. Видимо, решила, что упадут, поэтому весело воскликнула:
– Здорово! А я интересуюсь дайвингом и картингом.
– С чем тебя и поздравляю. Ладно, Юль, мне пора.
– Да? – разочарованно выдохнула она. – А я думала, мы зайдем куда-нибудь выпьем кофе…
– У меня свидание. – Я подмигнула и, прежде чем Юлька успела придумать ответный аргумент, ловко скрылась в толпе.
Однажды утром случилось нечто настораживающее: я разлепила глаза и увидела над головою совершенно незнакомый потолок. Вчерашний вечер припоминался смутно: кажется, сначала мы пили текилу-бум в каком-то малоизвестном пропахшем пивом и потом заведении, потом я пыталась станцевать сальсу на барной стойке, из-за чего вежливые охранники настойчиво попросили нас удалиться, потом мы пытались пройти в «Галерею», но были жестоко осмеяны фейсконтрольщиками, потом меня кто-то запихивал в такси, а потом… Вот что было потом, я не помнила совершенно.
Совсем близко от меня послышался хриплый стон. Приготовившись к самому худшему, я медленно повернула голову и обнаружила в нескольких сантиметрах справа… Мишаню. Сонного, опухшего и абсолютно голого. Мы лежали на жесткой, неудобной тахте, застеленной черным бельем. Самое ужасное – на мне тоже не было одежды, а рядом, на подушке, валялся презерватив.
Я вскочила как ошпаренная. Мишаня даже испугался – его глаза из невнятных щелочек превратились в четкие окружности.
– Кашеварова, ты что? Кошмар приснился?
– Мишаня… – обреченно сказала я, – мы с тобой что… у нас что было?
Он сел на кровати и шумно почесал живот.
– Не помню. Ты была вообще никакая. Я предложил поехать ко мне, ты согласилась… А что, тебя это смущает?
– Мишаня, но… У нас что-то было?
По блудливой улыбке, которая расцвела на его лице, я поняла – надеяться на несостоявшуюся катастрофу бесполезно. Но Мишаня вдруг сказал:
– Если честно, я сам не помню. Может, было, может – и нет…
Все когда-нибудь должно случиться в первый раз. В том числе и секс, факт которого не установлен по причине пьяной отключки главных фигурантов. Я старалась смотреть на ситуацию с оптимистической Мишаниной точки зрения. Как ни в чем не бывало похохатывала, когда он мимоходом щипал меня за выступающие части организма, подыгрывала его истерическому веселью как могла. Но где-то в глубине души ядовитым растением прорастало набирающее обороты отвращение.
Наскоро позавтракав, я отправилась домой. А по дороге, в такси, твердо решила бросить пить.
Следующим вечером моя меланхолия вернулась на стартовую позицию: я была одна, трезва и безденежна. Если уж менять жизнь, то по полной программе. Сперва – генеральная уборка, потом – полный тюнинг в салоне красоты, ну и напоследок – поиск работы.
За несколько недель увлечения бар-серфингом моя и без того довольно захламленная квартирка превратилась в настоящий бомжатник. Под кухонным столом толпились пустые бутылки, раковина была наполнена посудой с отвратительно благоухающими остатками еды. Пушистая пыль осела на всех возможных поверхностях, одежда потихоньку перекочевала из шкафа на пол и теперь валялась в виде разноцветного мятого кома, с люстры отчего-то кокетливо свисал старенький бюстгальтер.
Нарядившись в выцветший старый сарафан и для большей убедительности повязав на пояс кухонный фартук, я мрачно оглядела поле битвы. Задумчиво походив вокруг куч мусора, я решила, что не знаю, с чего начать. Впрочем, довольно быстро меня осенило, что в холодильнике, кажется, оставался пакет белого вина, так что начать я в итоге решила с ободряющего бокальчика.
Не успела я пригубить вино, как в дверь позвонили.
Это еще кто?
В первый момент я почему-то подумала о Германе, но потом вспомнила, что никто из алкогольной троицы не знает моего адреса.
На лестничной площадке переминалась моя лучшая подруга Лера, у нее был крайне встревоженный вид.
– Лерка… – почти испуганно прошелестела я, впуская ее внутрь, – а ты разве не уехала?
Я уставилась на нее как на привидение, прикидывая – какое сегодня число? Дело в том, что Лерка уехала в Испанию на целых три летних месяца повышать языковой уровень в одном из частных колледжей Барселоны. Неужели уже столько времени прошло? Неужели лето кончилось, а я и не заметила?
– Я вернулась пораньше, – мрачно ответила она, подозрительно меня оглядывая. – Мне звонила Юлька.
– Какая Юлька?
– Самсонова. Наша с тобой бывшая однокурсница.
Я нахмурилась, припоминая. Ну да, именно с Юлькой я недавно случайно столкнулась на улице.
– Да? И что она тебе такого сказала, что ты прилетела обратно?… Ты проходи, чего мы в прихожей стоим. Но не обращай внимания на бардак.
Оказавшись в гостиной, Лера присвистнула.
– О боже… Что здесь было, вечеринка на сто персон?
– Да нет, – смутилась я, – просто до уборки руки не доходили…
– Так, Кашеварова, – Лерка смотрела на меня пристально и неприятно, – а ну рассказывай, что происходит. Когда я уезжала, ты была цветущей девицей… Не прошло и двух месяцев, как ты превратилась в бомжа. Надо же, а я ведь Юльке сначала не поверила… Думала, она из вредности на тебя наговаривает.
– Что тебе сказала эта курица? – возмутилась я. – Да мы разговаривали от силы пять минут.
– Она спросила, а Кашеварова, мол, спилась, что ли? Я удивилась: почему спилась. Она и рассказала, что встретила тебя на улице, ты выглядела так, как будто последние несколько лет не просыхала…
– Да нормально я выгляжу. – Я нервно провела ладонью по волосам.
– Ты действительно так считаешь? А ну пойдем! – Она крепко ухватила меня за руку и потянула обратно в прихожую, к зеркалу. Как будто бы я своего отражения не видела, честное слово!
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики