ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Буруны от форштевня исчезли, мощный рев дизеля сменился
ровным рокотом. Немецкое судно, двигаясь по инерции,
остановилось в полутора метрах от каика. Сидя на носу на ящике
для рыбы, Мэллори старательно пришивал пуговицу к поношенной
куртке, зажатой у него между ног. Шестеро немцев в флотской
форме находились на палубе каика. Один склонился над
установленным на баке на треножном станке крупнокалиберным
"шпандау" со вставленной в приемник лентой. Трое расположились
группой в средней части судна, у каждого наготове "шмайсер". В
дверях рулевой рубки стоял командир - молодой лейтенант;
волевое лицо, холодные глаза, на кителе "Железный крест". Из
машинного отсека высунулась чья-то голова. Рейковый парус мешал
Мэллори видеть корму, но, судя по тому, куда нацелен "шпандау",
можно было заключить, что и на корме "немца" установлен
пулемет.
Суровый лейтенант, поистине выкормыш "Гитлерюгенд", сложил
ладони рупором:
- Спустить паруса!
Мэллори так и обмер. В ладонь ему вонзилась игла, но он не
заметил этого. Лейтенант отдал команду по-английски! А Стивенс
так молод, так неопытен. Он непременно попадется на удочку...
Но этого не случилось. Приоткрыв дверь рубки, юноша высунулся,
приставил ладонь к уху и бессмысленно уставился вверх,
карикатурно разинув рот. Изобразил этакого придурка, не
понимающего, чего от него хотят. Мэллори готов был обнять его.
Не только его поступки, но и одежда и черная шевелюра
соответствовали образу медлительного, недоверчивого
островитянина-рыбака.
- Чего надо? - завопил Стивенс.
- Спустить паруса! Мы сейчас сойдем к вам на борт, -
добавил лейтенант опять по-английски.
Стивенс все так же растерянно смотрел на немца, потом
недоуменный взгляд перевел на Андреа и Мэллори. Те столь же
убедительно изобразили удивление.
- Виноват, не понимаю по-немецки! - пожал плечами Энди.
- А по-нашему не умеешь говорить? - произнес он на
безукоризненном греческом языке. Правда, так говорят в Аттике,
а не на островах Архипелага; но Мэллори был уверен, что
лейтенант не заметит разницы.
- Немедленно лечь в дрейф. Мы поднимемся к вам на борт.
- Лечь в дрейф? - Возмущение было таким неподдельным,
поток ругательств и проклятий столь обильным, что лейтенант на
мгновение опешил. - Да кто ты такой, чтоб нам приказывать?
- Даю десять секунд, - оборвал его немецкий лейтенант.
Он успел прийти в себя и держался холодно и чопорно. - Потом
откроем огонь.
Сделав вид, что готов подчиниться, Стивенс повернулся к
Андреа и Мэллори.
- На то и победители, чтоб приказывать! - произнес он с
горечью. - Убирай паруса!
Быстро освободили фал, закрепленный на утке. Мэллори
потянул вниз кливер, сгреб его и молча присел у ящика на
корточки, зная, что за ним наблюдает дюжина враждебных глаз.
Парус закрывал его колени, старая куртка - предплечья,
сложенные на ляжках ног; кисти опущены, голова склонена -
воплощенное уныние и покорность. Под тяжестью рангоутного
дерева с шумом спустился рейковый парус. Андреа ступил на него,
сделал пару неуверенных шагов к носу, но остановился, опустив
руки. Усилившийся стук дизеля, поворот штурвала, и немецкое
судно оказалось у борта каика. Трое немцев с "шмайсерами" в
руках быстро, но так, чтобы не оказаться в секторе обстрела
своих крупнокалиберных пулеметов (теперь можно было видеть на
корме и второй), прыгнули на палубу каика. Один из трех тут же
бросился к фок-мачте и встал там, держа всю команду под
прицелом. Всех, кроме Мэллори. Того опекал пулеметчик,
находившийся на носу.
Мэллори невольно восхитился безупречной слаженностью и
четкостью действий немецких моряков.
Подняв голову, капитан осмотрелся с чисто крестьянским
равнодушием. Кейси Браун присел на корточки у машинного отсека,
возясь с глушителем, лежавшим на крышке люка. В двух шагах от
него устроился Дасти Миллер. Нахмурясь, он старательно вырезал
из консервной банки кусок жести, видно, нужный для ремонтных
работ. Кусачки он держал в левой руке, хотя не был левшой. Ни
Стивенс, ни Андреа не сдвинулись с места. Часовой у фок-мачты
не сводил с них глаз. Двое других неторопливо шли на корму со
свободным, непринужденным видом. Им и в голову не приходило,
что кто-то посмеет их ослушаться.
...Хладнокровно расстреляв пулеметчика из автомата,
спрятанного в парусе, Мэллори направил "брен" на часового у
фок-мачты. Тот рухнул, изрешеченный пулями. Не успел он упасть
на палубу, как произошло сразу четыре события. Схватив пистолет
Миллера, спрятанный под глушителем, Кейси Браун четырежды нажал
на спусковой крючок, и пулеметчик, находившийся на корме,
поник. Пальцы его все еще сжимали рукоятки. Смяв кусачками
трехсекундный химический запал, Миллер швырнул консервную банку
в машинный люк немецкого судна. Стивенс метнул в рулевую рубку
гранату со взведенным взрывателем. Схватив с быстротой и
точностью атакующей кобры обоих автоматчиков, Андреа изо всей
силы столкнул их меж собой головами. Все пятеро бросились на
палубу. Над немецким судном с грохотом взвился столб дыма,
пламени и груда обломков. Вскоре эхо взрыва стихло, слышен был
лишь стук "шпандау", стрелявшего вверх до тех пор, пока ленту
не заело. Над Эгейским морем вновь воцарилась тишина.
Оглушенный двумя взрывами, Мэллори с трудом поднялся с палубы.
Ноги ему не повиновались. Он не представлял себе, чтобы взрыв
гранаты и двух кусков тола, связанных вместе, мог причинить
такие разрушения.
Немецкое судно быстро тонуло. Должно быть, самодельной
бомбой, изготовленной Миллером, разворотило днище в дизельном
отсеке. Средняя часть судна была в огне. Мэллори представил
себе: если над кораблем поднимутся клубы черного дыма, то сюда
тотчас прилетят немецкие самолеты-разведчики. Но опасения
оказались напрасными. Сухое просмоленное дерево горело почти
без дыма. Судно получило сильный крен. Еще несколько секунд, и
оно пойдет ко дну. Мэллори успел разглядеть развороченную
рулевую рубку и ужаснулся, увидев обезображенный труп
лейтенанта, распятый на искореженном штурвале, - жалкое
подобие того, что некогда было человеком. Из рубки их
собственного каика доносились характерные икающие звуки.
Капитан понял, что и Стивенс увидел это жуткое зрелище. В
утробе тонущего судна раздался глухой взрыв топливных цистерн.
Судно встало на ровный киль. Вот уже и планширь в воде, та
шипит, заливая пламя. Несколько мгновений спустя каик уходит ко
дну, его стройные мачты скрываются в круговороте пены и
радужных пузырей воздуха. И вновь поверхность Эгейского моря
стала гладкой и спокойной. Лишь обугленные доски да
перевернутый шлем лениво покачивались на ней.
Мэллори заставил себя отвернуться. Осмотрел собственное
судно и своих товарищей. Вскочив на ноги, точно зачарованные,
Браун и Миллер смотрели туда, где был каик. Стивенс стоял у
двери в рубку целый и невредимый. Но лицо его было мертвенно
белым. Во время короткой стычки он вел себя молодцом, однако
зрелище изувеченного лейтенанта доконало его. У Андреа
рассечена щека, течет кровь. Грек с бесстрастным лицом смотрел
на двух автоматчиков, лежавших у его ног. Мэллори с сочувствием
поглядел на друга.
- Мертвы? - спросил он негромко. Андреа кивнул.
- Да, - угрюмо произнес он. - Я перестарался. Мэллори
отвернулся. Из всех, с кем ему доводилось встречаться, Андреа
более чем кто-либо был вправе ненавидеть и убивать врагов. И он
их убивал. Умело и беспощадно. От его целеустремленности и
добросовестности становилось жутко. Но при этом он редко не
испытывал угрызений совести; он осуждал себя, считая, что
человек не смеет отнимать жизнь другого человека. Он был
человеколюбив. Простой, прямодушный, Андреа был не в ладах со
своей совестью. Но он был честен перед собой и мудр сердцем.
Убивал он, движимый не местью и не ненавистью, не во имя идеи
национализма или иных "измов", придуманных себялюбцами,
глупцами и мошенниками, дабы внушить воинственные чувства и
оправдать убийство миллионов молодых и неопытных людей, не
сумевших понять весь ужас и бессмысленность военных действий.
Андреа убивал врагов, чтобы могли жить люди достойные.
- Кто ранен? - с деланной жизнерадостностью спросил
Мэллори. - Никто? Превосходно. Надо убираться отсюда. И чем
раньше, тем лучше. - Он взглянул на часы. - Почти четыре.
Пора выходить на связь с Каиром. Оставьте на пару минут свой
склад металлолома, главстаршина. Выясните, нельзя ли поймать
Каир. - Посмотрев на восток, окрашенный зловещим багрянцем, он
покачал головой: - Не худо бы и прогноз погоды узнать.
Сигнал был слабый (виной тому, по мнению Брауна, были
помехи: сзади по курсу сгущались грозовые тучи, обложившие чуть
ли не полнеба), но достаточно уверенный. Полученная информация
была настолько неожиданной, что все замолчали. Сквозь треск
помех послышался голос, то усиливающийся, то исчезающий:
- Бедренец, я Ревень! Бедренец, я Ревень! - То были,
соответственно, позывные Каира и группы Мэллори. - Перехожу на
прием!
Браун отстукал "квитанцию". Динамик снова ожил:
- Бедренец, я Ревень! Теперь "LИкс" минус один. Повторяю,
LИкс" минус один". - У Мэллори перехватило дыхание. LИкс"
обозначал субботнее утро, день нападения немцев на Керос.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  суперэтносы и суперцивилизации
загрузка...

Рубрики

Рубрики