ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Благодарю вас, сэр, - удовлетворенно улыбнулся
Стивене. - Премного вам благодарен. Излишне указывать на
преимущества, которые вы получите, если здесь останусь я. - В
голосе юноши прозвучала властность, которой никто раньше не
замечал в нем. Так говорит человек, убежденный в правильности
своих решений, хозяин положения. - Пора н мне что-то для вас
сделать. Только никаких чувствительных прощании. Оставьте
несколько коробок с патронами да две-три гранаты. И
сматывайтесь поскорей.
- Черта с два ты нас уговоришь. - Миллер направился было
к Энди, но застыл на месте, увидев направленный ему в грудь
"брен".
- Еще шаг, и я выстрелю, - спокойно сказал лейтенант.
Миллер молча глядел на него. Наконец снова сел. - Не
сомневайся, я слов на ветер не бросаю, - заверил его Стивене.
- Прощайте, джентльмены. Спасибо за все, что вы для меня
сделали.
В похожем на транс молчании прошло двадцать секунд,
тридцать, целая минута. Первым поднялся Миллер. Длинный, худой,
обтрепанный. Сумерки сгустились, и лицо его казалось
изможденным.
- Пока, малыш. Может, я чего не так сделал. - Взяв руку
Стивенса в свою, взглянул в ввалившиеся глаза, хотел что-то
добавить, но передумал. - Увидимся, - внезапно сказал он и,
отвернувшись, тяжелым шагом стал спускаться в ущелье. Ни слова,
не говоря, за ним последовали остальные. Все, кроме Андреа.
Грек задержался и что-то прошептал юноше на ухо. Тот кивнул в
ответ и понимающе улыбнулся. Рядом остался только Мэллори.
Стивенс обнажил в улыбке зубы.
- Спасибо, сэр, что поддержали меня. Вы с Андреа всегда
все понимали.
- С тобой все в порядке, Энди? "Господи, - подумал
Мэллори, - какую чушь я несу!"
- Честное слово, сэр. Все как надо. - Стивенс
удовлетворенно улыбнулся. - Боли не чувствую, все прекрасно.
- Энди, я не о том...
- Вам пора идти, сэр. Вас ждут. А теперь зажгите мне
сигарету и дайте очередь в сторону ущелья...
Минут через пять Мэллори догнал товарищей. А еще через
четверть часа группа добралась до пещеры, ведущей к побережью.
Вслушиваясь в беспорядочную стрельбу в дальнем конце ущелья,
все на миг остановились возле устья. Молча повернулись и
углубились в подземный ход.
Энди Стивенс лежал на животе там, где его оставили.
Вгляделся в сгустившийся мрак ущелья. Боли в ноге не было.
Прикрыв ладонью сигарету, сделал глубокую затяжку. Улыбнулся,
загоняя в магазин новую обойму. Охватившее его чувство
невозможно было бы описать. Впервые в жизни Энди Стивенс был
счастлив и умиротворен. Отныне страх ему был неведом.

Глава тринадцатая. В СРЕДУ ВЕЧЕРОМ. 18.00-19.15

Ровно через сорок минут группа оказалась в самом центре
города Навароне, в каких-то пятидесяти метрах от главных ворот
крепости.
Разглядывая внушительные ворота и еще более внушительной
толщины каменную арку, в которую они были вмурованы, Мэллори в
который раз покачал головой. Он все еще не верил, что группа
добралась или - какая разница - почти добралась до заветной
цели. Должно же, наконец, повезти. По закону больших чисел
полоса неудач, преследующих их группу с момента высадки на
остров, должна кончиться. Так и должно быть, это только
справедливо, что группа наконец-то здесь. И все-таки, покинув
мрачное ущелье, где они оставили Стивенса на погибель, они
попали в этот скособоченный домишко, выходящий на восточную
сторону городской площади Навароне, так скоро и так просто, что
ум отказывался верить, что это действительно произошло.
Правда, в первые четверть часа обстоятельства складывались
не вполне удачно. Едва группа вошла в пещеру, раненая нога
подвела Панаиса. Грек рухнул на землю. Достается бедняге,
подумал тогда Мэллори, увидев кое-как забинтованную ногу
Панаиса. Но в полутьме невозможно было определить, насколько
велики страдания раненого. Панаис умолял капитана разрешить ему
остаться. Дескать, он задержит егерей, когда те покончат со
Стивенсом и доберутся до конца ущелья. Но Мэллори осадил грека.
Он грубо заявил, что Панаис слишком ценен, чтобы бросать его на
произвол судьбы. Кроме того, сомнительно, чтобы немцы нашли
именно эту пещеру среди десятка других. Мэллори досадовал на
себя за столь резкий тон, но времени на увещевания не было.
По-видимому, Панаис это понял и не стал возражать, когда
Мэллори и Андреа подняли его и, поддерживая с боков, помогли
ему преодолеть пещеру. Капитан заметил, что грек почти не
хромает.
То ли благодаря их помощи, то ли примирившись с тем, что
ему не удастся уложить еще нескольких немцев. Панаис понял, что
нет никакого резона преувеличивать свои страдания.
Едва они вышли из пещеры по другую сторону горы и стали
спускаться по заросшему деревьями склону к морю, тускло
мерцавшему в темноте, как Лука, услышав какой-то звук, прижал
палец к губам. Мэллори тоже услышал негромкую гортанную речь и
приближающийся скрип гравия под сапогами. Заросли карликовых
деревьев надежно скрывали группу, и Мэллори скомандовал всем
остановиться. Капитан едва не выругался вслух, услышав
приглушенный стон и падение тела, и вернулся назад, чтобы
выяснить, в чем дело. Панаис лежал без сознания на земле.
Миллер, шедший рядом с греком, поддерживая его, объяснил
капитану, что тот так внезапно велел остановиться, что Панаис,
споткнувшись о него, подвернул ногу и ударился головой о камни.
Мэллори склонился к греку, подозревая, что тот симулирует:
такой дикарь и головорез способен прикинуться раненым, .лишь бы
поймать на мушку еще нескольких немцев... Но выяснилось, что
грек и не думал симулировать, доказательством тому служили
ссадины и кровоточащая рана над виском.
Не подозревая о присутствии диверсионной группы, немцы,
производя много шума, пошли вверх, и вскоре голоса их стихли.
Лука решил, что немецкий комендант принимает все меры к тому,
чтобы блокировать возможные выходы из Чертова пятачка. Мэллори
не разделял его мнения, но спорить не стал. Через пять минут
группа оставила устье долины; а еще через пять диверсанты не
только вышли на дорогу, проложенную вдоль берега, но и,
встретив двух солдат, охранявших штабную машину и грузовик,
связали их, сняли с них форму и шлемы, а их самих отволокли в
кусты подальше от дороги.
В город Навароне проникли без проблем, группа не встретила
никакого сопротивления, поскольку немцы ее там не ждали.
Облачившись, как и Мэллори, в немецкую форму. Лука сел рядом с
новозеландцем на переднее сиденье и повел автомобиль. Управлял
машиной он виртуозно, что было удивительно для обитателя
крохотного островка, затерянного в просторах Эгейского моря. Но
Лука объяснил, что много лет служил водителем в консульстве у
Эжена Влакоса. До города добрались меньше чем за двенадцать
минут. Лука не только великолепно управлял автомобилем, но и
хорошо знал дорогу, что позволило ему выжать из мощной машины
максимальную скорость. Причем двигались почти все время, не
включая фар.
Добрались без всяких приключений. Проехали мимо нескольких
грузовиков, стоявших на обочине, а в двух милях от города
напоролись на отряд из двадцати солдат, шагавший навстречу
колонной по два. Лука сбавил скорость: мчаться сломя голову
было бы чрезвычайно подозрительно - того и гляди собьешь
марширующих немцев. Поэтому Лука включил мощные фары,
ослепившие солдат, и громко засигналил. А Мэллори, высунувшись
из окна кабины, обругал их по-немецки, приказав убираться с
дороги к чертям собачьим. Немцы так и сделали, а молоденький
офицер, вытянувшись по швам, откозырял.
Вслед за тем проехали обнесенные высокими заборами сады,
поднимающиеся террасами, миновали полуразвалившуюся
византийскую церковь и беленые стены православного монастыря,
стоявшего напротив, и промчались по улочкам нижней части
старого города. узким, извилистым, плохо освещенным, всего на
несколько дюймов шире их машины, мощенным крупными булыжниками,
с высокими, до колен, тротуарами. Потом свернули в переулок,
начавшийся за аркой. Дорога все время шла в гору. Резко
затормозив. Лука осмотрел темный переулок. Несмотря на то, что
до комендантского часа оставалось больше шестидесяти минут, на
улице не было ни души.
Параллельно стене дома поднималась белая каменная лестница
без малейшего намека на перила. Лишь верхняя ее площадка была
огорожена узорчатой решеткой. Все еще прихрамывая. Панаис
провел группу вверх. Потом по плоской крыше они добрались до
лестницы, спустились по ней, вышли в неосвещенный двор, через
который и проникли в это допотопное здание. Лука уехал, чтобы
отогнать автомобиль, прежде чем друзья успели подняться на
верхнюю площадку. Вот когда Мэллори сообразил, что маленький
грек даже не удосужился сообщить, какую судьбу он уготовил
похищенной машине.
Разглядывая сквозь нишу, зиявшую вместо окна, крепостные
ворота, Мэллори поймал себя на мысли, что он желает Луке удачи.
И не только потому, что благодаря своей выносливости и
находчивости, превосходному знанию местности он оказал им
неоценимую помощь, на которую можно рассчитывать и впредь.
Новозеландец привязался к нему всей душой, ценя в усаче
неизменную жизнерадостность, энергию, полное отсутствие
эгоизма. Поистине, мал золотник, да дорог, подумал Мэллори,
теплея сердцем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  суперэтносы и суперцивилизации
загрузка...

Рубрики

Рубрики