ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Александра МАРИНИНА

КАЖДЫЙ ЗА СЕБЯ


Анонс
Каждый сам за себя, каждый одержим своим - кто безрассудной любовью,
кто ненавистью, которая не дает дышать. И каждый бесконечно одинок в
скорлупе собственного "я" Особенно остро переживает свое одиночество
Вероника, врач, волею обстоятельств ставшая домработницей в большой,
обеспеченной и сложной семье Здесь у всех свои проблемы, свои амбиции, свои
счеты друг с другом И только ли в этой семье так - разве где-то в огромном
мегаполисе, легко перемалывающем судьбы людей, жизнь устроена иначе?
Веронике надо выжить, уцелеть в этом холодном и жестоком мире Но
оказывается, чтобы выжить, надо непременно помогать - пусть и тайно -
другим, чужим и чуждым, в сущности, людям. А добро - вещь наказуемая. Вот и
оказалась Вероника в мрачном чулане, в двух шагах от гибели, с почти уже
нереальной надеждой, что во мраке ее отчаяния внезапно зажжется
спасительный огонь...
Глава 1
В ДОМЕ НАПРОТИВ
Он ненавидел этот дом, и эту квартиру, и эту комнату, и кухню, и
ванную с туалетом. И коридор он тоже ненавидел. И грязную лестничную
площадку, и вонючий подъезд, и щербатые ступени, и ободранные перила. Все
это было так не похоже на то, к чему он привык. Конечно, утешало то, что
здесь он ненадолго, во всяком случае, не навсегда, это уж точно. Но все
равно он ненавидел и квартиру в целом, и каждую мелочь в ней, и эта
ненависть душила его и мешала спать. Каждое утро он просыпался ни свет ни
заря, задолго до треска будильника, наспех умывался, завтракал - сам, даже
мать не будил - и убегал в институт. И куда только девалась его любовь
поспать подольше! На все готов', лишь бы побыстрее уйти отсюда.
Он и из института приходил бы поздно вечером, но родители не поймут. И
не простят. Он нужен дома. Он это понимал. Он нужен отцу, маме, нужен
своему брату, который все еще в больнице и неизвестно когда оттуда выйдет.
Есть ненависть, которая не дает дышать. И есть чувство долга перед близкими
и любовь к ним, которая заставляет делать вдох, выдох и жить дальше. Жить
здесь, в этой квартире, пропитанной чужим духом - духом бедности,
беспробудного пьянства и беспросветного горя. Вообще-то, он не знал людей,
которые жили здесь прежде, но отчего-то был уверен, что непременно были и
пьянство, и горе, и скандалы. Тот, кто живет в ТАКОЙ квартире и в ТАКОМ
доме, просто не может быть счастлив.
Матери повезло, она нашла работу в какой-то фирмочке, крохотной, но
все-таки с зарплатами повыше государственных, а в свободное время еще по
ученикам бегает, натаскивает их по немецкому языку. Дома почти не бывает,
даже в выходные у нее уроки, так что ей все равно, в какой квартире жить,
она здесь только душ принимает и спит. А вот отец проводит в этой дыре
целые дни. И как он выдерживает?
Допил чай, стал засовывать в сумку учебники и тетради и снова, как и
каждый день, натолкнулся на мысль: а что было бы, если бы он поступал в
другой институт? Не в экономический, а в технологический, вместе с
братом-близнецом? Как бы тогда все сложилось? - Так же или по-другому? Они,
совершенно непохожие друг на друга, всю жизнь были вместе, впервые
расстались только на вступительных экзаменах, потому что выбрали для себя
разные вузы. Костя, плечистый и сильный, всегда защищал более хрупкого и
нежного Вадика, опекал его и вел себя как старший, хотя старшинство его
исчислялось всего несколькими минутами. Они и по характеру различались:
Костя решительный и жесткий, а Вадик обидчивый, сентиментальный и
доверчивый, как девочка. Костя был уверен, что без него братишка пропадет.
Так и вышло...
И каждое утро, собирая учебники, Костя корил себя за то, что не плюнул
на экономику и не подал документы в тот институт, куда поступал Вадик. Как
он мог оставить брата одного, без помощи и поддержки? В том, что случилось,
есть и его вина, Костина, и теперь нужно сделать все возможное, чтобы ее
искупить. Поэтому никаких гулянок с сокурсниками, никаких девочек, ночных
клубов и Интернет-кафе, после занятий сразу домой, помогать отцу. Вечером -
к Вадьке в больницу, отвезти ему книги, развлечь общим трепом и снова
назад, в эту ненавистную квартиру, в этот ненавистный дом, стоящий на этой
ненавистной улице.
НИКА
Девочка Элли из "Волшебника Изумрудного города" шла к свой цели по
дороге, вымощенной желтым кирпичом. Интересно, какими булыжниками выложена
дорога, по которой иду я, Ника Кадырова? Некоторое время назад мне
казалось, что под ногами симпатичненькая тротуарная плитка, и по ней я
легким прогулочным шагом под ручку с любимым мужем дошагаю до спокойной
размеренной жизни, которую ведет замужняя дама, уверенная в завтрашнем дне.
Теперь, однако, меня одолевают сомнения. Да что там сомнения - никаких
сомнений уже нет, есть горькое понимание того, что меня столкнули в канаву,
и как я буду из нее выбираться - никого не интересует.
Мой муж Олег меня бросил. Вот так просто и банально... После шести лет
жизни в гражданском браке он уговорил-таки меня расписаться, а спустя еще
несколько месяцев ушел к другой женщине. В принципе, ситуация типичная,
ничего особенного, тысячи женщин остаются одни именно так: неожиданно и
после долгих лет жизни в любви и согласии. Но в моем случае имелись
некоторые нюансы.
Нюанс первый: для меня уход Олега был неожиданностью в самом прямом
смысле этого слова, я не кривлю душой и не пытаюсь обманывать саму себя.
Когда у мужа появляется другая женщина, существуют сотни признаков, как
мелких, так и весьма заметных, по которым даже не очень внимательная жена
может заподозрить неладное. Ну что я вам рассказываю? Будто сами не
знаете...
У меня не было возможности ничего заметить, потому что меня не было в
Москве. На протяжении пяти месяцев я находилась в Ташкенте, где выхаживала
свекра после инфаркта. Я очень люблю родителей Олега, они чудесные старики,
и, конечно, когда свекор заболел, Олег тут же отправил меня к нему. А кого
же еще посылать к тяжелобольному старику? Только Нику, которая, во-первых,
врач и, во-вторых, все равно не работает, так что отпрашиваться у
начальства или брать отпуск за свой счет ей не нужно.
Старика я выходила. И, вернувшись в Москву, в первый же вечер услышала
радостную новость о том, что мы с Олегом больше не будем жить вместе.
Выложенная тротуарной плиткой дорожка оборвалась неожиданно, и о том, что
она упирается в канаву, меня не предупредили.
Вот я и шагнула...
Нюанс второй: я не являюсь полноценной гражданкой России. У меня
узбекский паспорт и справка из российского посольства в Узбекистане о том,
что я оформляла российское гражданство. И никому почему-то не интересно
было вникать в то, что российский паспорт мне в Ташкенте не выдали, потому
что бланков не было.
Их не было довольно долго, почти год, а потом я продала свою
ташкентскую квартиру, и мы с Олегом переехали в Москву, куда его давно
звали друзья. С его специальностью в Москве можно было устроиться на
интересную и прилично оплачиваемую работу, в Ташкенте же перспектив не было
никаких. И мы уехали. Олег со своим замечательным российским паспортом,
который он успел оформить, когда бланки еще были, сразу нашел работу, и
зарплата у него была такая, что можно было не дергаться по поводу моего
трудоустройства. Мы снимали квартиру, наша хозяйка - дай ей бог здоровья -
зарегистрировала нас по своему адресу, и я сидела дома и варила Олегу
борщи. А чем еще я могла заняться без российского паспорта и без прописки?
И вот когда на меня рухнуло известие 6 неземной любви моего мужа, я с
тем и осталась: с отсутствием паспорта, с отсутствием прописки и с
отсутствием средств к существованию. Платить за жилье мне нечем, поскольку
нет работы и зарплаты, а работы нет, поскольку нет прописки и паспорта. Мой
узбекский паспорт никому в Москве оказался не нужен, да и справка из
посольства отчего-то ни у кого энтузиазма не вызывала. Более того, когда я
еще не осознала всей глубины канавы, в которую шмякнулась, я предпринимала
довольно неловкие попытки подняться и вылезти с наименьшими потерями,
кинувшись в паспортный стол с вопросом о том, как мне оформить паспорт.
Меня подняли на смех, а справочку мою назвали филькиной грамотой, к тому же
недействительной. Более вразумительного ответа я не получила. Зато получила
ценный совет, выцеженный сквозь зубы паспортисткой в перманенте: купить
квартиру, получить прописку, тогда, может быть, и справку примут во
внимание, и паспорт дадут.
Да, моя канавка оказалась куда глубже, чем я предполагала. Наивная...
Я-то думала: получу паспорт, устроюсь на работу, все-таки я много лет
проработала на "Скорой помощи", и с трудоустройством проблем не будет.
Сниму какое-нибудь сверхдешевое жилье вроде комнаты в коммуналке в ветхом
доме. И начну заново выстраивать свою жизнь, потихоньку, маленькими
шажочками, ан нет, Вероника Амировна, обломалось вам.
Сидела я в своей грязной глубокой канаве и озиралась по сторонам в
поисках тропинки, по которой мне придется ползти дальше. Тропинка первая -
вернуться в Ташкент, хотя квартиру я продала и жить мне там негде, но зато
на работу возьмут без вопросов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики