ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

 новая информация для научных статей по праву 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. Хотя нет, один раз всё же грохнулись с Сергеем на пару: Янка зацепилась за слишком высокий бордюр и потянула его за собой, пришлось совершить мягкую посадку на ярко-оранжевые чернобрывцы на обочине. Они оба смеялись, как ненормальные, пока сидящие чинно на скамеечке бабульки не начали посматривать в их сторону с видом крайнего неодобрения. Уже ближе к вечеру он ее "подписал" спеть под караоке, Янка бы сама ни за какие деньги не решилась: вроде и голос есть, и слухом Бог не обидел, но как-то стрёмно... А тут и опомниться не успела, как уже стояла перед жидкой молодежной публикой с микрофоном в руках - все-таки странно на нее этот Сережа действует!

Дальше, что называется, понесло: выбрала англоязычную песню, любимую " Wish you were here ", и спела ее целиком. (Причем на одном дыхании и без трусливых пауз, когда не уверена, что вытянешь высокую ноту, и пережидаешь опасный кусок, чтоб не пустить петуха.) Народ в ответ на такое неслыханное гражданское мужество даже слегка поаплодировал, приятно!..

Не без сожаления сдали микрофон и сняли ролики. Яна от возбуждения пританцовывала на месте, сама того не замечая - до того была довольна, что всё прошло гладко под караоке. Как будто новую высоту взяла:

- Неплохо, а? Надо мне почаще так практиковаться!

- Тебя надо на эстраду продвигать. Ты б там хорошо смотрелась.

- Это серьезно или комплимент?

- А ты как думаешь?

"Дождешься от него комплимента, как бы не так!" - Яна со скоростью звука помрачнела. Если честно, то это еще с детства ее заветная мечта: стать эстрадной певицей, петь на сцене - само собой, сражая наповал толпы поклонников, чтоб штабелями падали! - и обязательно снимать свои клипы. (Она даже в точности знает, какие именно: не зря ведь перед глазами сразу возникают подвижные киношные картинки, стоит лишь услышать любимую мелодию. Для чего-то эти яркие короткометражки нужны, не просто так их показывают...) Страшно вспомнить, сколько часов провела, кривляясь перед зеркалом с воображаемым микрофоном в руках - расческой или феном, что первое попадется. Старший брат Ярик над ее эстрадной горячкой пару лет назад сильно издевался, прямо проходу не давал - доводил почти до слез своими колкостями и изощренными насмешками. Столько от него натерпелась!.. Пока не научилась бойко отстреливаться, давая достойный отпор - уж теперь-то ее голыми руками не возьмешь, обожжешься.

Сейчас, впрочем, опасность миновала, зря навык пропадает: брательник повзрослел и вроде как остепенился. (Хотя дури всё равно еще хватает, с избытком!) На эстрадную тему Ярик ее больше не достает, от слов перешел к делу: сколотил свою группу под названием "Архив", сам пишет песни и исполняет их по выходным в полуподвальном кафе на Острове. А девчонки-поклонницы визжат от восторга и названивают круглые сутки, анонимно признаются в любви... Вот ведь брателло, взял и без зазрения совести умыкнул чужую мечту, не мог уже придумать свою собственную! Наверно, в жизни всегда так: одни годами бесплодно мечтают, строят воздушные замки, зато другие (деятельные натуры, в отличие от нее) закатают рукава, поплюют на ладони - и готово!

Хотя таланта у Ярика, пожалуй, побольше, чем у нее, в плане музыки он поодареннее будет. А она-то и песен своих писать не умеет, только мелодии иногда придумываются, толку с них!.. Янка расстроенно покрутила головой, то ли в ответ себе, то ли Сережке:

- У меня характер не тот.

- Почему не тот?

Попробуй ему пересказать в двух словах все ее бессонные мучения-переживания, столько всего передумала!

- Я не боец, я так не умею... Там конкуренция, я через пару дней загнусь.

- Всего-то ты боишься! - у Янки аж дыхание перехватило от этой небрежно брошенной фразы: неужели она такой трусихой выглядит со стороны?.. Сергей, похоже, спохватился и сделал слабую попытку исправить ситуацию. Скажем прямо, достаточно неуклюжую:

- Хотя для девушки еще ладно, позволительно. Ты ведь сама говорила: боишься того, потом этого...

Яна собралась было обидеться и замолчать в воспитательных целях минут на пять, но вмешалось фамильное чувство юмора:

- Знаешь, женская мудрость: "Если я сказала, что я дура, то тебе не обязательно это повторять!"

- Запомню на будущее, - опять он ухмыляется во весь рот! Янка вдруг обнаружила, что изнутри вроде и клокочет от негодования, но вместе с тем улыбается от души. Заразная это вещь, оказывается.


День пролетел незаметно: как будто бы ничего еще и не делали, а он уже закончился. Вечером ощутимо похолодало и от реки потянуло сыростью и липким туманом, но Яна самоотверженно потащила Сергея на набережную. (Как там папа подкалывает ее за это обычное упрямство? "Если я чего решил, я выпью обязательно...")

- Вот! Любимое место номер два, - с гордостью сообщила Яна. (Подразумевалось при том, что Дуб - это любимое место номер один. Сережка, наверно, и так догадался, или просто не захотел переспрашивать.)

- Сколько их у тебя?

- Любимых? Много...

Яна бросила сумку на ступеньки, ведущие к воде, и присела на самый ее краешек - старый, годами испытанный лицейский трюк. Сергей возвышался над ней, как памятник, сама поза была до смешного похожа на кого-то из великих, увековеченных в бронзе: начальственно сложенные на груди руки и мужественный орлиный взор, вперенный в потемневшие днепровские воды. Янка то и дело украдкой посматривала на него снизу вверх, грудь сдавливало уже знакомое смутное волнение - словно что-то тревожное и необъяснимое нарастает изнутри, вот-вот прорвется наружу... Кого-то он очень сильно напоминает, кого-то до боли знакомого! И вместе с тем железно уверена, что тогда в спортклубе видела его в первый раз в жизни. Даже там не могла отвести взгляд, точно магнетизировал на расстоянии... (Ну да, тайный потомок Дэвида Копперфильда - и придет же в голову!..)

Хоть не такой он прямо и красавец, в меру симпатичный. По-спортивному поджарый и загорелый до бронзового оттенка (в отличие от Янки, ее-то никакой загар не берет, пускай даже самый термоядерный). Волосы неопределенного русого цвета, коротко подстриженные и все равно местами вихрастые - выглядят так, будто их долго и терпеливо всякими пенками-гелями укладывали. (А этот товарищ, скорей всего, и понятия не имеет, что это такое и с чем его употребляют! Яна на миллион может поспорить, что больше десяти секунд в день на эту супер-укладку не уходит: поплевал, поелозил пятерней - и всего делов! Просто тип волос такой, попадаются редкие счастливчики.) Иными словами, дело не во внешности, тут что-то другое...

Он, кажется, заметил, что с ней что-то не так, присел совсем близко, почти вплотную: сейчас надо будет что-то объяснять... Янка не утерпела и протянула руку к Сережиной голове, не одолела внезапный соблазн - вихры его на ощупь оказались жесткими и упругими, как моток проволоки. Хозяин их такой самодеятельности нисколько не вопротивился, сидел себе тихо и смирно, а глаза довольные донельзя! Она резко отдернула руку и с преувеличенным вниманием уставилась в чернильные разводы Днепра. Но Сергей уже взял в работу:

- Что ты так смотришь?

- Просто... - вышло неожиданно для нее самой, слова вылетали почти что без Яниного участия: - Каждый человек у меня ассоциируется с каким-то цветом... и с мелодией, с группой.

Сережка заинтересовался еще больше:

- Вот как! И какая у меня мелодия?

- "Ария", - и опять, не думая, просто въехала в то особенное "прозрачное" состояние, когда ответы приходят не из головы, а откуда-то из солнечного сплетения. (Из "Чаши прошлых накоплений", как красиво объясняет Мастер.) Напрямую и без задержки.

- Про "Арию", допустим, угадала. Ну хорошо, а цвет?

- Синий, - здесь и смотреть не нужно, с закрытыми глазами всё видно!

Он уставился на нее с любопытством, как на заморскую зверушку, что начала вдруг лопотать на трех языках:

- Это ты просто так сказала?

- Просто так ничего не бывает! - довольно назидательным тоном объявила Янка и, приподнявшись, поболтала рукой в прохладной речной воде. Сергей всё не отставал:

- Почему именно синий? А не... серо-буро-малиновый в крапинку?

- Потому что в твоей ауре много синего цвета, - таким голосом обычно разговаривают с карапузом лет пяти, но Сережка ни капли не обиделся. Вот ведь какой спокойный! Она бы уже давно вспыхнула яркой спичкой и вообще бурно бы выражала свое недовольство...

- Только не говори, что ты видишь ауру!

- А кому сейчас легко? - с ловкостью увернулась Янка дежурной фразой из анекдота с метровой бородой, времен где-то так доисторических. И хихикнула про себя: "Будем надеяться, он его не знает!"

Теперь уже Сергей смотрел на нее во все глаза, не отрываясь, копируя "Яну Владимировну" пять минут назад. Стремительно вскочил на ноги, с силой размахнулся и запустил камешком по воде, только круги разбежались неровной рябью. Нервничает? Так вроде бы не от чего...

- Я в это не верю, - неохотно процедил он сквозь зубы.


Янка с неудовольствием передернула плечом, точно говоря: а мне какое дело?.. И двумя руками попыталась натянуть на колени короткую юбчонку (наверное, чтоб хоть немного согреться, тепло-то с этой одёжины чисто символическое). Сергей пожалел, что не прихватил из дома курточку или свитер, не захотел целый день таскаться - ну не рубашку же с себя стягивать! Еще испугается, неправильно поймет... Он присел рядом на ступеньку ниже, почти у самой воды, и всмотрелся в ее смутно белеющее в полутьме лицо, словно впервые увидел. Янка сидела, поджав под себя ноги и неудобно закинув голову - на светло-синем по-вечернему небе уже начинали проклевываться неяркие первые звезды. В какую-то минуту ему почудилось, что для нее ничего, кроме неба и этих слабо подмигивающих звезд, сейчас не существует...

- Откуда ты такая взялась?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   

Рубрики

Рубрики