ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Аннотация
Он пришел из нашего мира... Его называли... ВЕДУН! Исправляя свою
ошибку, Олег Середин вынужден сражаться против своих недавних
союзников, против своих друзей. Раз именно он открыл колдуну Аркаиму
тайну власти над миром - значит, именно ему придется останавливать
некроманта па пути к этой власти. Тяжелый выбор предстоит сделать
ведуну - жизнь Урсулы, чья кровь может открыть врата Хаоса, или
спокойствие целой планеты, рискующей попасть под пяту злобного и
коварного колдуна.
Беглецы
Восторг победы был прекрасен - и, как все приятное, длился намного
меньше, нежели этого хотелось бы. Стоя над поверженным правителем, уже
через мгновение Олег вспомнил, что где-то там, в большом дворце,
осталась Урсула - если, конечно, мудрый Аркаим не успел принести ее в
жертву. Что там же спрятан и седьмой осколок каменной книги, от
которого, может быть, зависит дальнейшая судьба всего этого мира. А
значит - и мира будущего. Так что радоваться было пока рано. Вначале
следовало осуществить то, ради чего, собственно, и затевался поход.
- Свяжите его, - подозвал ведун уставших стражников Раджафа. - И
глаз с него не спускайте.
- Хоть бы раны перевязал, - упрекнул Середина исколотый правитель.
- Вспомни, я с тобой обращался иначе.
- Готов поспорить, - усмехнулся ведун, - они у тебя сами затянутся
за несколько минут. Так или нет, мудрейший? Ну, признайся честно.
- Конечно, затянутся, смертный, - откинул пленник голову на землю.
- А то тут с вами кровью истечешь, пока хоть кто обеспокоится.
- Так я и знал... - кивнул Олег. Было бы наивно думать, что
правитель возрастом в несколько столетий, оставшийся живым после
доброго десятка смертельных ран, помрет только оттого, что его
перевязали на несколько минут позже. - Осторожней, служивые. Думаю,
очень скоро он восстановит силы и опять сможет раскидать вас всех, как
котят слепых.
- Я и сейчас могу, - признался мудрый Аркаим. - Только мертвецов
своих убери.
- Руки давай! - Вения, сотника дворцовой стражи великого Раджафа,
было не узнать. Лицо залито кровью так, что видны только белки глаз,
рубаха на груди распорота в трех местах от левого плеча и до пояса, от
щита осталась только нижняя половина. Воин склонился над пленником,
принялся старательно его связывать. - От меня не уйдешь. Ужо доставлю
до брата, никуды не денешься.
Впрочем, остальные стражники выглядели не лучше. Уцелело их всего
человек двадцать - двадцать пять. Большинство имели раны, все
выдохлись за несколько часов боя так, что еле стояли на ногах, -
подходи и бери голыми руками.
- Если кто желает перекусить, кухня там, - указал в сторону
большого дворца ведун.
Но даже такая перспектива не вызвала у людей, голодавших два
последних дня, ни малейшего энтузиазма. Оставалось рассчитывать только
на полсотни тупых, но исполнительных существ, не знающих усталости. На
мертвецов, оживленных волею Итшахра, зеленого бога с разноцветными
глазами.
- Оставьте его, воины, - приказал ведун, убедившись, что пленник
надежно связан по рукам и ногам. - Возьмите самые крупные камни,
которые сможете поднять, и идите за мной.
Со стороны двора большой дворец не производил особого впечатления.
Обычная каменная кладка между отвесными стенами ущелья. Всего метров
десять в ширину, восемь рядов окон, внизу ворота и прочные дубовые
двери справа и слева от них. В покои, что занимал Олег, когда был в
гостях у Аркаима, вела правая.
- Ломайте ее, - посторонился ведун, указав на нужную сворку.
Следовавший за ним зомби с перерезанным горлом разбежался, толкнул
лежащий у него на плече камень весом пуда в два, отскочил в сторону.
Валун гулко врезался в доски, заставив их недовольно хрустнуть,
отскочил, покатился к воротам. Видимых повреждений у двери не
появилось, но почти сразу вслед за первым в нее врезался второй
камень, третий, четвертый - пока она наконец внезапно не отвалилась от
стены и не легла с вывернутыми петлями нападающим под ноги.
Олег обнажил саблю, прислушался. Из дворца доносились крики, звон
оружия.
- Любовод, это ты? - окликнул ведун.
Ответа не последовало - но кто еще, кроме купца, мог рубиться в
коридорах возле кладовой со своим добром? Это означало, что на помощь
мертвецов рассчитывать не стоило. Отдай им приказ «Вперед! » - и они
порубят все живое, что встретят на пути. И Любовода, и Урсулу, и
детей, и женщин, молящих о пощаде. Тупые зомби в таких тонкостях не
разбираются.
- Стоять! - на всякий случай предупредил воинов Середин и ступил в
темный коридор.
Поначалу он крался, готовый в любой миг вступить в схватку, но
навстречу никого не попадалось, и Олег перешел на бег, резонно
полагая, что защитники собрались там, где появилась опасность прорыва.
Лестница, третий этаж... Вроде выше дерутся. Ведун взбежал еще на два
этажа, промчался по полутемному проходу к коридору у внешней стены,
повернул налево...
- Сдавайтесь, несчастные! - грозно взревел он, врезаясь сзади в
толпу напирающих на купца, Будуту и троих стражников слуг Аркаима.
Одного он огрел плашмя саблей по голове, другому саданул ребром щита
под лопатку, третьему поддал ногой между расставленными ногами. -
Сдавайтесь, не то всех покромсаю!
Прислуга, которая и без того вместо оружия сражалась ножами,
палками, засовами и даже медным котлом, оказавшись меж двух врагов,
сникла, побросала все, что имела в руках, и без отдельных приказаний
опустилась на колени. На полу остались два окровавленных тела со
стороны Любовода и три бесчувственных со стороны ведуна.
- Успел, друже! - Переступая через людей, купец подошел к Олегу,
радостно его обнял: - Вы там как?
- Аркаима повязали...
- А-а-а-а!!! - услышав его, радостно возопили стражники.
- Повязали, в общем, - переждав крики, закончил Олег, - и черных
смолевников перебили до последнего. Дворцы наши оба... А ты как сюда
попал?
- Как со скалы на веревке спускались, аккурат на крышу дворца и
попали. Ну вниз пробиваться начали... - Купец повернулся к замершей
прислуге: - Ну, охальники, кто ведает, куда добро мое припрятано?
- Внизу оно, чужеземец... - пробормотал один из пленников.
- Ну так веди, чего расселся?
Любовод заторопился к своим сокровищам. А Олег, вернув саблю в
ножны, поспешил к светелке, в которой уж почти месяц назад оставил
невольницу. За спиной у него кто-то из стражников нетерпеливо спросил:
- Трапезная где?
Будута, разумеется, отправился с ними. Возможность наполнить брюхо
холоп ценил, пожалуй, даже выше, нежели набить мошну.
Память не обманула - пробежав до развилки, Олег отсчитал пятую
дверь слева, толкнул створку. Отдыхающая на постели девушка с
каштановыми волосами, в шароварах и короткой войлочной курточке
перекатилась на спину... Радостно взвизгнула, кинулась к нему:
- Господин! Мой господин!!! - И повисла на шее. Интересно, если бы
Урсула была не бесправной рабыней, а полноценной женой, что бы она
позволила себе тогда? - Господин вернулся! Ты вернулся!
- Разумеется, - погладил ее по голове Олег, отстранил и
поинтересовался: - Как ты здесь? Чего делала, как жила, что видела?
- Ничего... - плюхнулась обратно на постель невольница. - Так и
сижу, никуда не выглядывая. Только ем и сплю. Растолстела, наверное,
раза в два. Правда, красивее стала?
- Наверное, - кивнул Олег.
За счет нормального сна и хорошего питания Урсула заметно
округлилась, и если раньше она выглядела как желудь со спичками на
месте рук и ног, то теперь напоминала вполне упитанного розового
поросеночка. Всего месяц постельного режима - и двенадцатилетняя на
вид пигалица округлилась годиков этак до восемнадцати.
- Гроза тут была два раза, - припомнила девушка. - Да камнепад раз
случился.
- Испугалась? - Олег отошел к окну, обозрел с километровой высоты
спрятанную между горами долину. - Тебя никуда не водили, ни о чем не
спрашивали? Или, может, приходил кто?
- Нет, господин, - мотнула головой рабыня. - Токмо служанки
заглядывали. Да и с ними словом не обмолвишься. Молчат, как язык
отрезали.
- Неужели совсем ни с кем не разговаривала?
- Нет, господин. Да и о чем? Спала больше. В кои веки и покормят,
и напоят вдосталь, и ничего никому не надобно. Вставать - и то ни к
чему.
- Ты вставай, вставай, - покосился на нее Середин. - Пролежни
появятся.
- Иди лучше ты ко мне, господин! - призывно вытянула руки Урсула.
Подумать над предложением Олег не успел. Взгляд его скользнул по
участку ведущей к замку тропы возле ворот долины, и ведун с силой
вцепился пальцами в подоконник:
- О проклятие! Урсула, вставай! Собирайся, коли взять чего хочешь.
Ну, хватай, и бежим!
- А что, господин...
Середин, не тратя времени на объяснения, просто схватил ее за руку
и потащил за собой - по коридорам к лестнице, потом бегом вниз:
- Любовод!!! Любовод, ты где?
- Я здесь, друже, - наконец отозвался купец, оказавшийся на первом
этаже в кладовке у самой дальней, наружной стены. - Почто шумишь,
баламутишься? Я поглядел, сундуки наши в целости лежат, и зеркала в
них на месте.
- Снизу еще сотни две мужчин поднимаются. Видать, деревенские
подоспели по тревоге, пока тут черная сотня с нами сражалась. Уходить
надобно, пока не добрались.
- Постой, как уходить?
1 2 3 4 5 6 7 8 9
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики