ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Кто, кроме вас и Эйтведа, присутствовал на спиритическом сеансе?
— Мой муж и… — она посмотрела на Брайта.
— Да, — сказал он твердо, — и я там был. Ну и что?
Действительно, что тут такого? Собираются же люди, чтобы посмотреть, к примеру, футбольный матч.
— Да ничего… Почему Спиноза решил изъясняться с вами на языке карт?
— Потому что этот язык пережил века. Язык современной науки философу недоступен, а на языке его геометрии нельзя выразить то, что он собирался до нас донести.
— Это он так сказал?
— Да. Затем он назвал карты.
— И что они, по-вашему, значат?
— По словам философа, карты должны каким-то образом проявить себя в нашем мире, дать о себе знать. Проявившись, они укажут ответ на вопрос, мучавший нас веками.
— Какой вопрос?
— Вопрос о молчании Вселенной.
— Ни больше ни меньше… С какой целью вы показали мне эти карты? Между прочим, вы обманывали, говоря, что предсказываете мое будущее.
— Я не обманывала вас. Карты говорили о будущем всего человечества, следовательно, и о вашем будущем. Мне хотелось, чтобы вы запомнили эти пять карт, потому что… — Изида споткнулась, она явно подбирала слова, чтобы не сболтнуть лишнего. — Если вы заметите, что что-то происходит — что-то непонятное — вы будете свидетельствовать, что событие было предсказано, что связь с таро не случайна…
— Понимаю. Это называется утечкой информации в прессу. Изида, поверьте, пресса на вашей стороне, но ей, как никогда, требуется ясность. Какого рода событие нам следует ожидать?
— Я этого не знаю. И, несмотря на обещание, вы снова иронизируете.
— Вам так показалось. А Вацлаву Кремпу вы предсказывали судьбу?
— Вы имеете в виду, так же, как вам? Да, я показала ему эти карты.
— А он?
— Как и вы, он стал расспрашивать, откуда я о них узнала. Когда я ему объяснила, он не принял меня всерьез.
— Вы надеялись на что-то другое?
— Нет. В отношении людей я давно не питаю иллюзий.
— Профессор Эйтвед, вероятно, отнесся к предупреждению Спинозы иначе, чем остальные. Что он заказал вам после спиритического сеанса?
— Сегодня вы слышали его мнение. Существование бога Спинозы можно обосновать логически, но сама логика должна быть иной… Чтобы прийти к ней, необходимо сначала вернуться к до-логическому, то есть, образному мышлению. С каждой картой таро связан определенный пласт культуры, целый ассоциативный комплекс, поэтому философ использовал карты вместо слов.
— Но при чем здесь уфология и «молчание Вселенной»?
— Отсутствие слов, господин Ильинский, не эквивалентно молчанию. Мы ищем внеземной разум, а не внеземных… простите за грубое выражение… болтунов. Помните, я рассказывала вам о Вирадже, Космическом разуме? Нити сознания соединяются в нем подобно тому, как наши информационные потоки соединяются на Накопителях. Найдя эти нити, мы найдем братьев по разуму.
— Стало быть, на Лагуну вы прилетели в поисках этих самых нитей…
— Мы прилетели на конгресс, — отрезал Брайт раньше, чем Изида успела что-либо ответить.
— Ну да, разумеется, — согласился я, — скажите, ваш муж разделял точку зрения Эйтведа?
— Он поднял всех нас на смех, — гневно произнесла Изида, поднимаясь с шезлонга. — Мне пора возвращаться к гостям. Кажется, я ответила на все ваши вопросы.
— Кроме последнего. — Я вывел на экран комлога портрет ЧГ. — Это Кремп?
Изида удивленно посмотрела на портрет.
— Нет, это не он.
Честно говоря, я скорее готов был переварить десять Космических Разумов, чем этот ответ на чисто технический, как я полагал, вопрос.
— Присмотритесь внимательней, — попросил я безо всякой, впрочем, надежды.
Изида склонилась над экраном.
— Глаза похожи… Но, все же, это не он. Откуда у вас этот портрет?
— Его составили со слов свидетелей. Что если…
Я убрал Человеку с Гвоздем бороду и укоротил волосы.
— Ближе, но… Лицо у Вацлава не такое вытянутое и скулы шире. Крылья надо тоже чуть-чуть расширить, у Вацлава нос не столь классический, ваш художник ему явно польстил.
— Хорошо хоть с полом он не ошибся, — хмыкнул я по большей части про себя.
Кое-как мы откорректировали портрет, точнее, составили новый. Зрение у Изиды получше Лииного, но зато доверия к ней несравнимо меньше.
Пора было собираться в обратный путь. Лодка, на которой я прибыл к «Утесу обеднения», отходила в десять, беря на борт уфологов, ночевавших в гостинице на столичном острове. К сожалению, никто из них не остановился в «Рице». Гретта сказала, что остается ночевать на вилле.
— Я думал, все спальные места распределены между уфологами.
— Как-нибудь переночую, — ответила она, считая, что дает мне повод для ревности.
— Потом какие планы?
— Днем послушаю доклады, потом, наверное, вернусь в гостиницу.
— А где вы остановились?
— Так я вам и сказала!
Она не учла, что мне было решительно наплевать на то, где она остановилась.
— Ну, как хотите…
Холодно попрощавшись, я побрел за толпой уфологов, которые с беспокойством обсуждали, поместятся ли они все в подводную лодку.

18
Другича мучила бессонница. Ближе к рассвету он погружался в некое зыбкое состояние, пограничное между сном и явью, оно длилось ровно столько, сколько длиться короткий сон. Балансируя на этой грани, Другич раз за разом искал способ спасти Кирилла; ему казалось, что есть какой-то ключ, способный отрыть дверь в прошлое, ключ, похожий на формулу или заклинание, и Другич его действительно находил, но отпертый временной туннель вел не далее полудня двадцать третьего декабря, в этот час Кирилл был уже мертв.
Жена Другича, не подозревая об истинных причинах бессонницы, настаивала, чтобы муж обратился к врачу. «Этого еще не хватало», — отвечал он, однако мысль о каких-нибудь чудодейственных таблетках засела ему в голову.
— Классический синдром «эф-девять», — выслушав пациента, сказал доктор Кран, восьмидесятилетний старичок, шутивший по поводу своей фамилии, что он, мол, поднимет с постели любого больного.
— Скажите прямо, сколько мне осталось, — мрачно отшутился Другич. О своих проблемах он рассказал лишь в общих чертах.
Кран прищурился.
— Лет тридцать-сорок я вам гарантирую.
— Так много мне не нужно. Дайте что-нибудь, чтобы снизить до эф-один, и я пойду.
— Эф-один гораздо хуже, — Кран протянул руку к клавиатуре компьютера и нажал кнопку F1, — эф-один, это, дорогой мой, полная беспомощность.
Другич задумался, здоров ли их семейный врач. Восемьдесят лет — возраст все-таки преклонный.
— А что означает «эф-девять»? — спросил он в большей степени из любопытства.
— В старых компьютерных играх нажатием этой кнопки возвращалась сохраненная позиция. Игрок получал возможность заново пройти последний участок игры и исправить допущенные ошибки. Чем реалистичнее становились игры, тем сильнее игрок чувствовал свою идентичность компьютерному герою — вплоть до того, что у игрока возникал специфический психоз: ему начинало казаться, что, нажимая F9, он возвращает в предыдущее состояние не только игру, но и весь реальный мир, включая самого себя. Его типичный ночной кошмар — неработающая кнопка F9. В самой тяжелой стадии этого психоза человек перестает осознавать необратимость своих поступков. Но вас я успокою, до этой стадии вам еще далеко.
— Я не играю в игры, — заметил Другич.
— Возможно, вы плохо себя знаете, — Кран стал заполнять какой-то рецепт, — попейте это пред сном. И через пару недель приходите снова.
Выйдя от врача, Другич выбросил рецепт в урну. Он понял, что виной всему — бездействие, на которое обрек его Шеф, приказавший не привлекать к себе внимание расспросами о ЧГ и Вельяминовой. Другич решил нарушить приказ и направился в «Дориду».
Бармен ее хорошо помнил.
— Она часто к нам заходила, — сказал он, взглянув на снимок Лии, — по-моему, она работала здесь экскурсоводом. Она приводила к нам туристов, поэтому мы считали ее выгодной клиенткой.
«А нам-то как с ней повезло», — усмехнулся про себя Другич.
— Вы помните, когда она была у вас в последний раз?
— Где-то в конце сезона. Не помню точно.
— Не в тот день, когда Хинчин оставил в залог часы? — В разговорах с полицией и свидетелями Другич упрямо называл сентябрьского незнакомца Хинчиным. Делал он это для того, чтобы случайно не обронить кодовое имя «Человек с Гвоздем». Бармен уточнил:
— Хинчин, это тот, которого убили?
— Да.
— В полиции сказали, что вряд ли это он оставлял часы. Убитый был в парике и гриме. Очевидно, он хотел выдать себя за другого. Постойте… — бармен начал что-то припоминать, — она действительно заходила к нам в тот самый вечер, когда оставили часы.
— Она разговаривала с Хинчиным… то есть с тем незнакомцем?
— Насколько я помню, нет, не разговаривала.
— Они не оставались наедине?
— В «Дориде»? Вряд ли. Я все время был тут. Хотя, нет, постойте… я выходил в подсобку за фонарем. Клиент остался в зале, а Лия… где же она была… кажется, она тоже куда-то вышла… Впрочем, не трудно догадаться, куда. Припудрить нос. Вид у нее был до того застенчивый, что я сразу смекнул, что этот тип вскружил ей голову. С первого взгляда, бывает же такое!
— Случается. Потом вы ее видели?
— Да, на следующий день. Он заскочила и оставила для него записку с номером. Очевидно, она хотела, чтобы он ей позвонил.
— А сам номер вы видели?
— Мельком. Она показала мне листок бумаги, затем быстро сложила его в несколько раз и оставила на стойке. Я не стал разворачивать, а убрал… Черт, куда же я его убрал…
Бармен принялся выдвигать один за другим ящички буфета, на зеркальных полках которого выстроились ряды бутылок.
— Вы всерьез решили отыскать его? — спросил Другич.
— Да. Думаю, надо отдать записку полиции.
— Зачем? Вы хотите, чтобы у девушки возникли проблемы?
Бармен задвинул очередной ящик и обернулся к Другичу.
— Вы правы, они и без нее разберутся.
У детектива отлегло от сердца.
— А вы почему ею интересуетесь? — спросил бармен.
— Потому что мне некуда девать деньги, — и Другич выложил на стойку полсотни.
— Яхты — прибыльный бизнес, — подмигнул ему собеседник и убрал деньги в карман.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики