ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Что вы можете сказать в свое оправдание?
Я все еще держал в руках винтовку и, неуклюже протягивая ее Дженове, сказал:
— Вот, я принес вашу винтовку.
Я уже думал, что сейчас у него из ушей повалит дым, но он смолчал, а я добавил:
— Послушайте, Дженова, я, конечно, виноват, но если бы я хотел сорвать съемки, то мог бы придумать гораздо более простой способ.
— Виноват! Он, видите ли, виноват! — Красный как помидор, Дженова повернулся и быстро ушел.
Подошел Рауль и тронул меня за локоть.
— Шелл, — спросил он, — что случилось? Просто не могу представить, что побудило тебя сотворить такое?
— Хочешь верь, хочешь не верь, Рауль, но пара бандитов пыталась меня застрелить.
— Я слышал выстрелы, черт возьми, мы все слышали их. Мы даже остановили съемку, но потом возобновили ее.
— Пара бандитов, — повторил я. — Они гнались за мной почти милю. И мне пришлось забраться на дерево, возле которого ты давал указание Кингу. — Он кивнул, слушая очень внимательно, и я продолжал: — Они, что называется, загнали меня в угол, и мне пришлось изображать из себя Тарзана. Больше мне ничего не оставалось. Не мог же я воспарить с дерева на крыльях!
Он широко улыбнулся:
— Это был великолепный полет, приятель. Кингу далеко до тебя.
Я оглянулся. Конечно, Кингу не сравниться со мной. Вокруг толпилась добрая сотня людей, и вся эта сотня пялилась на меня. Симпатичная миниатюрная блондинка, заметив, что я смотрю на нее, прикрыла рот обеими руками и прыснула. Кажется, я покраснел. Черт побери, я в самом деле покраснел!
Обращаясь к Раулю, я спросил:
— Скажи, я нанес, вам большой урон?
— Не очень большой, — заверил он меня. — Дженова был вне себя от ярости, но это обычная история. Думаю, мы уложимся в бюджет. Мы даже можем использовать пленку, которую засняли. — Он усмехнулся. — По крайней мере, часть ее.
Он продолжал с усмешкой оглядывать меня, но я был в таком состоянии, что только много позднее понял, над чем он потешался.
— Еще один вопрос, Рауль. Ты не видел здесь двух горилл? Пару незнакомцев? Может быть, кто-нибудь уехал отсюда на машине в течение последнего часа?
Он покачал головой:
— Нет. Ни незнакомцев, ни машины.
Я так и знал. Бандиты вряд ли станут привлекать к себе внимание и наверняка уже давно испарились. Я не мог понять, откуда они узнали, что я буду на съемках. Я точно знал, что по дороге из города за мной никто не следил. Логично предположить, что кто-то позвонил из ресторана поблизости, после того как я здесь появился. Кое-что начинало проясняться.
— Скажи, Рауль, кто-нибудь звонил из ресторана в течение последних нескольких часов?
— Откуда же мне знать! — Он нахмурился, поняв, к чему я клоню. — Ты хочешь сказать...
— Да. Мол, Скотт здесь; приезжайте на охоту.
Он покусал усы.
— Звонить мог кто угодно, Шелл. У большинства были перерывы в съемках. Многие обедали в ресторане. Одно могу сказать точно: я лично не звонил. — Помолчав и продолжая хмуриться, он спросил: — В тебя в самом деле стреляли?
— Неоднократно. Одна пуля задела плечо. Короче говоря, сегодня выдался нелегкий день. — Я взглянул на часы. Было уже четыре. — Пожалуй, поеду домой, Рауль.
Он улыбнулся:
— Мы тоже заканчиваем работу. Остались кое-какие мелочи. Тебе имеет смысл остаться. Сейчас будем снимать полет Кинга между деревьями. Это последняя сцена на сегодня.
Я вздрогнул.
— Спасибо, но мне страшно даже смотреть. Потом расскажешь, как все получилось.
Я повернулся и пошел к машине, ощущая саднящую боль от шрамов, рубцов и царапин, не говоря уже о душевных ранах. Самой болезненной была царапина от пули на плече, но она не кровоточила, и я решил отложить визит к врачу. Подъехав к ресторану, я заметил, что телефонная будка находится снаружи, а от обеденного меню почти ничего не осталось.
Я направился в город, но голод давал о себе знать, и я остановился в первом попавшемся прилично выглядевшем ресторане и заказал огромный бифштекс с кровью. За кофе я подвел итоги расследования дела об убийстве Зои Таунсенд и пришел к выводу, что побеседовал со всеми, причастными к нему, за исключением, может быть, Кинга, собрал массу информации, но что с ней делать — толком не знал.
Закурив сигарету, я вспомнил, что сегодня еще не связывался с моим клиентом Бондхелмом. И несколько минут раздумывал о нем. Он будет доволен, что остановил свой выбор на мне, когда узнает о последних новостях. Поскольку каждого человека, с которым мне приходилось беседовать по этому делу, я рассматривал как возможного убийцу, очевидно, точно так же следует относиться и к скользкому Бондхелму. Конечно, срыв съемок фильма сулил ему огромную прибыль, но я не мог понять, что давало ему убийство Зои. Более того, Бондхелм не присутствовал на вечеринке у Рауля в тот злополучный четверг. Если же исходить из посылки, что убийца отсутствовал на вечеринке, то тогда им мог быть практически любой.
Я представил себе даже такой вариант: убийцей Зои является ее давнишний поклонник: он поджидал ее у дома Рауля и задушил, когда она не узнала беднягу из-за того, что он отпустил усы.
Погасив сигарету, я уставился на окурок. Все свидетельствовало о том, что убийцей был один из участников вечеринки у Рауля, но я не мог полностью исключить из числа подозреваемых лиц и тех, кто в ней не участвовал. В результате получалось, что я подозревал все население земного шара.
Я сидел за столом, все глубже погружаясь в депрессию. Надо что-то делать, иначе я окажусь в психушке. У меня не было ни одной версии, которую можно было бы взять за основу. Но это еще не все. Я, кажется, делал все возможное, чтобы сорвать съемки «Девушки из джунглей». Отношения с Кингом окончательно испорчены. Фанни готова сожрать меня живьем, Дженова обещал засадить в тюрьму, на меня было совершено несколько покушений, девяносто процентов съемочной группы «Девушки из джунглей» считали меня ненормальным, и, кроме того, я чувствовал себя физически и нравственно подавленным. Пытаясь найти проблеск надежды, я вспомнил, что стал держателем акций «Девушки из джунглей» — хоть здесь маячит какая-то прибыль.
Как раз эта мысль чуть было не добила меня окончательно. Я вспомнил суматоху, которую вызвал мой полет, и усмешку Рауля... Его слова, что они, возможно, частично используют пленку, вдруг стали мне понятны. Я стал не только держателем акций фильма, но и одним из героев.
Я застонал и съежился, сидя за столом. Конечно, я мог порвать свои лицензии и отправиться за утешением к Шерри — эта мысль существенно взбодрила меня; я встал из-за стола и расплатился за обед. Тут я вспомнил, что забыл оставить официанту чаевые. Ну и черт с ним, обойдется. Задержавшись у телефонной будки, я набрал номер полиции и попросил капитана Сэмсона. По крайней мере, здесь все было ясно: пока в меня стреляли и гонялись за мной по джунглям, управление полиции Лос-Анджелеса — одно из лучших в Соединенных Штатах — продолжало просеивать массу информации о Зое и всех так или иначе связанных с ее убийством. Имена, даты, биографии и прочая информация. Может, у Сэмсона есть какая-то информация для меня. Может, дело уже закрыто, и я могу спокойно купить бутылку джина, мешок апельсинов и ехать к Шерри.
Услышав голос Сэмсона, я сказал:
— Привет, это Шелл. Как дела?
— Так себе. Я тебя не узнал. Ты, случайно, не болен?
— Со мной все в порядке. Кажется, я что-то не то выпил.
— Или прочитал. — Он громогласно расхохотался. — Кажется, ты опять попал в газеты. «Один из мириадов местных...»
— Ну хватит, Сэм. Ты же прекрасно знаешь эту мерзкую Фанни с куриными мозгами.
Сэм всегда чутко улавливал мое настроение.
— Ну ладно, гений. Чего ты хочешь? Деньги для выкупа?
— Пока до этого не дошло, но, возможно, скоро они понадобятся. Честно говоря, Сэм, ты видел меня за последние несколько лет в различных ситуациях, но, пожалуй, еще ни разу я не попадал в подобный переплет.
Я рассказал ему о событиях последнего веселого денька, ответил на его вопросы и наконец спросил:
— Есть новости по делу Зои? Они мне не помешали бы.
— Только мелочи, Шелл. — Судя по его голосу, в зубах у него была зажата сигара. Вот что он мне сообщил: — Зоя родилась в Канзас-Сити, а у Кинга нет ни малейшего шанса выиграть судебный процесс.
Это меня нисколько не расстроило. Еще Сэм сказал, что Шерри некоторое время работала в рекламном агентстве, а около года назад перешла в фирму Луи Дженовы. Он продолжал говорить, но я слушал вполуха, пока одна его фраза не зацепила меня и не заставила работать мой мозг.
— Что, что ты сказал, Сэм? Об Оскаре Своллоу?
— Только то, что вовсе не он написал «Дикого христианина». В разговоре с Полом Джарвисом выяснилось, что это он написал за Оскара — так, по крайней мере, он утверждает. Это произошло около двух лет назад. Своллоу практически ничего не заплатил Джарвису, и тот был недоволен. Но эту информацию пришлось тащить из него буквально клещами — он считал, что говорить об этом неприлично, не по-джентльменски.
— Так, значит, это он написал книгу за Своллоу? Так-так... — Я замолчал, размышляя о неожиданном обороте дела. Я всегда недолюбливал Оскара и его фальшивый британский акцент, его заемные остроты и излишне щегольскую манеру одеваться. А теперь он оказался еще и любителем поживиться за чужой счет. Сукин сын!
— Ко мне тут заходила эта ядреная девчонка, — продолжал Сэм, — по поводу которой ты мне звонил.
— Шерри? Лола Шеррард?
— Да. Я рассказал ей об Оскаре, и она тоже очень заинтересовалась, так же как и ты. В чем тут дело?
— Пока не могу сказать ничего определенного. Скажи, Сэм, ты отвез ее домой? Ей не пришлось возвращаться одной?
— Мы доставили ее сюда и обратно на машине. Кажется, она нашла в тебе что-то такое, о чем я и не подозревал.
— Когда это было, Сэм? Когда она уехала?
— Не помню точно, около получаса назад.
Мы еще немного поговорили о деле, а потом я поблагодарил его, пообещав заехать и написать отчет, и повесил трубку. Депрессии как не бывало. Чем больше я думал о том, что рассказал мне Сэм, тем больше идей роилось в моей голове.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики