науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Здание окружено, — заявил Сано. — Бросайте оружие и сдавайтесь.
Миосин захохотал:
— Еще чего?! Вам не удастся казнить меня за то, что я стараюсь заработать себе на рис!
Преступники бросились на Сано и Хирату, и те тоже взмахнули сверкающими клинками. Детективы, услышав шум, ворвались в дом. Сано дрался с Миосином. Меч испытателя свистел в воздухе. Он постепенно оттеснил Сано назад, во двор. Обходя кучу песка, на которой к бамбуковым жердям привязывали трупы для испытаний мечей, он отражал удар за ударом. Наступив на кучку обугленных костей, Сано сделал сальто назад через каменный очаг, в котором Миосин явно уничтожал остатки добытых преступным путем трупов. Приземлившись на ноги, он бросился на Миосина. Под низвергающимися с неба потоками воды они сошлись в смертельной схватке. Испытатель мечей бился за жизнь и свободу. Сано по-своему делал то же самое.
Теперь он был там, где продажный режим, державший его в плену, исчез. Сано забыл о сёгуне, об Аои и об одиночестве, на которое обрек себя сам. Последняя тревожная мысль была о подчиненных, умело сражавшихся с похитителями и сыновьями Ми-осина. Их крики вскоре исчезли из его сознания. Значение имела только победа над этим преступным злом.
Восторг боя обострил восприятие Сано. Он быстро понял, что сила Миосина в том, что он использует ложные выпады и умеет держать равновесие. Тот опустил меч, явно намереваясь рубануть Сано по животу. Потом его клинок внезапно изменил направление. Сано в последний момент отбил диагональный удар по груди, который хотел нанести испытатель мечей. Его ответный выпад пришелся на бедро Миосина. Тот вскрикнул от боли, но не ослабил натиска. Затем Сано пошел на рискованный шаг, решив, что когда-нибудь потребует от своих учеников избегать его.
Когда Миосин перехватил меч двумя руками для смертельного вертикального удара, Сано сделал ставку на то, что это очередной ложный выпад. Подавив инстинктивное желание поднять оружие и прикрыть верхнюю часть тела, он резко рубанул по горизонтали.
Его клинок рассек живот Миосина. Испытатель мечей ошеломленно взвыл. Он рефлекторно вывел руки из ложного удара сверху вниз и перевел меч в сторону для диагонального удара, который действительно собирался нанести. Глаза Миосина угасли до того, как его тело коснулось земли.
Сано сделал шаг назад. Он видел своих людей, живых и здоровых, они спешили к нему на помощь. Тела других преступников лежали на полу магазина. Сано сделал несколько глубоких вдохов, сняв таким образом напряжение, подставил под ливень свой меч, чтобы смыть кровь Миосина, затем вложил его в ножны. Хоть убийство и смерть были естественными явлениями для самураев, он ненавидел отбирать жизнь. Это действие сближало его с убийцами, за которыми Сано охотился. Однако в данном случае он считал убийство оправданным.
— Сёсакан-сама! — Голос Хираты дрогнул, когда он обратился к Сано, молодой человек казался убитым горем. — Сумимасэн, простите меня, но вы подвергались большой опасности. Вас могли убить. Мой долг служить вам и защищать вас. Вам следовало позволить мне заняться Миосином.
— Успокойся, Хирата. Уже все кончено. — И, милостивые боги, без потерь с нашей стороны! — Мы доложим о рейде в местную полицию. Они закроют магазин, уберут трупы и вернут в семью похищенного покойника, — все еще тяжело дыша, ответил Сано. Его сердце, как насос, погнало по кровеносным сосудам хмель победы. Воры Миосина больше не будут нападать на путников и повергать семьи в горе.
Хирата оторвал от полы плаща полоску материи и перевязал Сано левое предплечье, где кровоточила рана, не замеченная им.
— Вам нужно будет обратиться к врачу, когда мы вернемся в замок Эдо.
«Вернемся в замок Эдо». Эти четыре слова угнетающе подействовали на Сано. В замке ему придется отчитываться перед сёгуном и снова мириться с тем, что этот слабый, тупой деспот владеет его душой. Сано мрачно подумал о возвращении на отведенное ему место в продажной политической машине Токугавы и о безрадостном существовании в пустом доме, где все напоминает об Аои.
До тех пор пока новые поиски истины и справедливости вновь не наполнят его жизнь смыслом и чувством чести.
* * *
Утром, после ночи, проведенной в полицейском управлении, где Сано отдавал распоряжения и составлял отчеты, он, Хирата и остальные детективы прибыли в замок Эдо, возвышающийся на холме над городом и окутанный низкими, зловещими грозовыми тучами. В воротах замка, возле тяжелой, окованной железом двери, пробитой в высокой каменной стене, Сано и его спутники получили у стражников разрешение войти в лабиринт переходов и постов безопасности.
— Встретимся дома, — сказал Сано Хирате, имея в виду особняк в чиновничьем квартале замка, где он жил вместе со своими помощниками.
Сано пошел по проходу, ведущему вверх по склону между огороженными галереями и сторожевыми башнями, где толпилась вооруженная стража. Направляясь во внутреннюю зону, он пересек сад и остановился перед дворцом сёгуна, громадным зданием с белыми оштукатуренными стенами, резными деревянными дверями, балками, оконными решетками и покрытой серой черепицей крышей с многочисленными башенками.
— Сёсакан Сано Исиро на доклад к его превосходительству, — сказал он стражникам у дверей.
Те поклонились и открыли дверь, не попросив его оставить мечи и не проверив, нет ли у него спрятанного оружия: он завоевал доверие сёгуна.
— Можете пройти во внутренний сад, — сказал начальник стражи.
Сано шел по коридорам с полами из кипарисовых досок мимо принадлежавших правительству помещений, которые занимали передние комнаты здания. Раздвижная дверь со стоящими возле нее стражниками вывела его снова на улицу, и Сано по мощенной каменными плитами дорожке пересек личный сад Цунаёси Токугавы. Густые, мохнатые лапы сосен во влажной жаре тяжело нависали над дорожкой. Лилии наполняли воздух одуряющим ароматом; лениво жужжали пчелы; опавшие кленовые листья неподвижно лежали на стеклянной поверхности пруда. Над замком темная грозовая туча расплывалась на сером небе, словно чернильная клякса на мокрой бумаге. Вдали рокотал гром. Гнетущая атмосфера усиливала ощущение западни, которое всегда возникало у Сано, когда он находился в замке. Сано молился о том, чтобы сёгун поручил ему расследование нового преступления, а не охоту за произведением или слежку за кем-нибудь из людей. Приблизившись к крытому соломой павильону, он в смятении остановился.
Канцлер Ёсиясу Янагисава — второй после сёгуна человек — находился в центре павильона. В летнем кимоно из тонкого шелка, окрашенного в цвета неба и слоновой кости, он опустился на колени перед большим листом белой бумаги, держа в изящной руке кисть для письма. Рядом с ним стоял слуга, готовый пополнить сосуд с тушью, долить в чашку воды или подать из толстой пачки новый лист бумаги. По бокам от него в два ряда сидели пять человек, составляющих совет старейшин, ближайших советников сёгуна и лизоблюдов Янагисавы. Другие слуги окружили павильон и, помахивая веерами, создавали искусственный ветерок. Однако самого Цунаёси Токугавы видно не было.
Несколькими быстрыми красивыми движениями Янагисава пробежал кистью по бумаге, написав колонку иероглифов.
— Сёсакан, — промурлыкал он, — не соизволите ли присоединиться к нам?
Сано поднялся по ступеням в павильон, опустился на колени, поклонился и формально приветствовал присутствующих.
— Досточтимый канцлер, я пришел с докладом к сёгуну. — От дурного предчувствия у Сано похолодело в груди: присутствие Янагисавы во время аудиенции у сёгуна предвещало неприятности.
Канцлер Янагисава посмотрел на написанное им стихотворение, нахмурился, покачал головой и сделал знак слуге убрать лист. Потом взглянул на Сано. Тридцати двух лет от роду, он с ранней юности был любовником сёгуна. Высокий и стройный, с чистым лицом и большими влажными глазами, канцлер обладал неотразимой мужской красотой, не соответствующей его характеру.
— Боюсь, его превосходительство в данный момент не может принять вас, — сказал он. — Если угодно, изложите все, что хотели, мне.
В его вежливой речи сквозила едва скрытая враждебность. С того самого дня, как Сано стал сёсаканом, канцлер Янагисава видел в нем соперника в борьбе за благосклонность Цунаёси Токугавы, за власть над слабым повелителем и государством в целом. Он пытался мешать расследованию дела об убийствах, связанных с бундори, и приказал забить Сано до смерти. Сано выжил и, несмотря ни на что, добился успеха. К несчастью, канцлер Янагисава попал в ловушку, приготовленную им для убийцы. Тот захватил канцлера в заложники, запугивая его и измываясь над ним, пока Сано не пришел на помощь. Канцлер Янагисава никогда не забудет этого невольного оскорбления.
— Его превосходительство приказал мне по возвращении в замок Эдо доложить обо всем лично ему, — возразил Сано. Он понимал, что Янагисава умышленно препятствует его встрече с Цунаёси Токугавой. Сано уже давно отказался от заискивающей манеры поведения, унижавшей его, но не примирявшей с Янагисавой. Он больше не хотел уступать. — Я буду говорить с ним.
Сано понимал гнев канцлера, но всякое сочувствие исчезло, когда Янагисава начал мстить ему. Весь прошлый год канцлер распускал гнусные слухи о Сано — от его якобы приверженности к алкоголю, сексуальных извращений и растрат до жестокого обращения с горожанами и нелояльности режиму. Сано потратил немало времени и денег, чтобы защитить свою репутацию и подкупить людей, которым Янагисава приказал не помогать ему. Шпионы канцлера неотрывно следили за ним.
И тем не менее пока что усилия Янагисавы дискредитировать Сано ни к чему не привели, как и тайные попытки убить соперника: всадник, едва не затоптавший его на улице; стрелы, выпущенные по нему в лесу, когда он по поручению сёгуна занимался охотой за призраками. Сано продолжал пользоваться благосклонностью Цунаёси Токугавы: тот сильно, что было для него нехарактерно, привязался к нему, постоянно давал задания и любил его общество.
Но теперь, услышав слова Янагисавы, Сано почувствовал себя как утопающий.
— У его превосходительства лихорадка;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики