ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

 новая информация для научных статей по праву 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Поселок вздохнул, выпрямился,
люди ходили туда и сюда безо всякой цели, просто потому, что ничего теперь
не боялись. Вовсю топилась баня, все прибывающие направлялись сначала
туда, а потом, отмывшись и приведя в порядок одежду - прямо за столы, где
рекой лилась ячменная брага. Хозяин, занюханный мужичок, гляделся теперь
орлом, он оказался боек и щедр: у кого нечем было платить, угощал за свой
счет, не веря еще вполне счастью. Ботало лопнуло! Лопнуло! Такого еще
никогда не случалось, и хозяин снова и снова рассказывал, как пришел к
нему человек с попугаем, что говорил он и как пожалел его хозяин, провожая
в опасный путь.
А где же сам человек с попугаем? Кто-то вспомнил что видел его идущим
в сторону Переметного поля. Но хозяин уверил всех: он вернется сюда
непременно. Он обещал. Такой не обманет. И действительно, вскоре после
обеда человек с попугаем вошел в постоялый двор с девушкой, видно, тоже
выбравшейся из болота. Все кинулись к нему, девушку окружили женщины и тут
же утащили в баню, а Сметлива мужики усадили за самый почетный стол в
середине бражной. Каждый хотел выпить с ним на дружбу, и когда Цыганочка
вернулась, он уже был слегка навеселе.
И пошел пир, как пожар и потоп. Хозяин, сам изрядно накачавшийся, не
успевал открывать бочки с брагой, поминутно вскакивая и прося не занимать
его место рядом со Сметливом. В дальнем углу бражной пели, у стойки
плясали, кто-то, забравшись на стол с бокалом браги в руке, пытался
перекричать гам словами о героизме и подвигах. Потом все, будто
сговорившись, схватили Сметлива и на руках понесли его через все селение
при свете факелов, а он смеялся и отбивался, но его не отпустили раньше,
чем протащили в оба конца Прогалины и торжественно внесли снова в бражную.
Здесь от него потребовали сказать речь. Он забрался на скамью и сказал:
- Нет больше Ботала. Лопнуло! Только я здесь не главный. Вон кто
главный, - он показал на попугая, который бродил по стойке, выбирая, какой
кусочек сахара поклевать: хозяин угостил его щедро. - Я купил его за сто
пятьдесят монет, но вам отдаю даром - эта птица теперь не имеет цены.
Пусть она живет в этом постоялом дворе, и если опять заведется Ботало - у
вас будет на него управа. Говорят, попугаи живут очень долго. Так выпейте
за его здоровье и пожелайте ему долгих лет!
- Алай! - подхватили бражники. - Алай попугаю!
Потом слово взял хозяин. Он сказал:
- Бесценный дар принес наш спаситель в Прогалину. Клянусь Водом, я
закажу для этой чудесной птицы серебряную клетку и буду кормить только
лучшим сахаром. Но я не согласен, чтобы герой ушел без награды. Ни один из
нас не способен заплатить за птицу ее настоящую цену - попробуем вместе! -
Он схватил со стойки поднос, полез в карман и высыпал горсть монет, а
потом пошел с подносом по кругу. Все бросали кто сколько мог, и когда
хозяин вернулся к столу, за которым сидел Сметлив, на подносе была уже
целая горка. - Это, - сказал хозяин с глубоким поклоном, - прими как долг
благодарности от нашего поселка, избавленного тобою от страха, и от тех,
кого ты спас.
Сметлив отнекивался недолго - долги надо было возвращать, да и
ближайшие его намерения требовали некоторых затрат. У Цыганочки, судя по
ее сияющим влюбленным глазам, были примерно такие же намерения.
И снова нагрянул пир - как пожар, как потоп! Гуляли долго,
бесшабашно, и мало кто запомнил, чем же закончился этот невиданный
праздник, потому что напились все отчаянно.
...Проснувшись с туманной, но легкою головой, Сметлив услышал у
самого уха чье-то дыхание и, скосив глаза, увидел спящую на его плече
Цыганочку. Он погладил ее по голове и подумал, что - вот она, началась его
новая жизнь.

ОБМАН-ТРАВА (ПРО ПОЭТА И ЕГО ПОТЕРЯННУЮ ВЕСНУ)
Однажды Поэт сидел у своего стола, глядя в окно, где осыпались
осенние листья, где дул ветер и сыпался скучный дождь. И написал такие
стихи:
Гуляет ветер в улицах пустых,
с ним под руку хромает дождик серый.
Слетают с ветки красные листы,
исполненные кем-то в виде сердца.
А в комнате уютно от огня,
смолою пахнут щепки у камина...
Но душу рвет и мучает меня
осенних листьев старая картина.
Они летят, печальны и немы -
без страха, без вины, без укоризны.
Когда приходит время - так и мы
безропотно слетаем с веток жизни.
А что потом - исход или исток?
Или остыть - и больше не согреться?..
Мне кажется, в груди моей листок -
такой же, темно-красный, вместо сердца.
Трепещет он, не зная до поры,
что смерть - родная дочь дождю и ветру.
Но вот сейчас... Еще один порыв -
и навсегда листок покинет ветку.
...А в комнате уютно от огня.
Смолою пахнут щепки у камина.
Но душу рвет и мучает меня
осенних листьев старая картина...
Да, так он написал, перечитал и подумал вдруг, что осень в этом году
чересчур затянулась.
Поэт, как он сам шутил, был от рождения прострелен навылет как раз в
том месте, где помещается у людей душа. Поэтому ветерок судьбы
беспрепятственно пролетал через его душу и трогал на лету ледяными
пальчиками, причиняя пронзительнейшую боль. Средство от этой боли было
одно: связать ее закорючками букв на бумаге. Он так и делал. Но на этот
раз написанное не принесло облегчения - напротив, разбередило.
Он решил развеяться, взял зонтик и вышел на улицу, где по-прежнему
моросил серый холодный дождик. На крыльце под навесом у дома предводителя
ремесел Каринаста скучала стайка детишек. Увидев Поэта, они обрадовались:
- Дяденька, нам скучно! Расскажи сказку!
- Про что вам рассказать? - спросил Поэт, подходя и присаживаясь.
- Про березовую руку!
- Нет, лучше про дырку в шляпе!
- Или про Птицелова-хромоножку! - загалдела детвора.
- Хорошо, давайте про Птицелова-хромоножку, - согласился Поэт. Он
всегда удивлялся умению детей слушать знакомые сказки в сотый раз, будто в
первый и переживать всякий раз заново. Поэтому начал не торопясь и со
вкусом, с обычного сказочного зачина:
- Если бы у бабушки была борода, то была бы бабушка дедушкой, если бы
сказки были враньем - их бы никто не слушал.
Недавно или давно, далеко или близко жил Птицелов на свете. Парень он
был хороший, красивый и добрый, да вот беда - не повезло ему: хромоножкой
родился. Никакая из девушек не хотела идти за него замуж. Ловил он птиц,
плел из ивовых прутьев клетки и продавал на базаре. Тем и жил - не богато,
не бедно. Только скучал очень, думал - весь век ему так коротать.
Но однажды пошел он в лес силки проверять, глядит - в одном небывалая
птица запуталась. Перышки желтые, как из золота, только грудка синяя, а
клюв красный. Таких Птицелов-хромоножка никогда не видел. И пожалел он
продать небывалую птицу, оставил дома у себя, чтобы песни ему пела. А
голос у нее был звонкий и чистый, только песни все грустные.
Так неделю она у него прожила. И вот однажды слушает он ее песню, и
слышит как будто слова человеческие: "Сходи до облачка, принеси яблочко!"
Удивился он, но подумал, что показалось. А птица опять: "Сходи до облачка,
принеси яблочко!" И так весь день: поет-поет, а потом - "Сходи до облачка,
принеси яблочко!" Тут уж задумался Птицелов: о каком таком облачке речь? У
нее спрашивает - о каком, мол, облачке ты толкуешь? Но птица одно твердит:
"Сходи до облачка, принеси яблочко!" Рассердился Птицелов, говорит:
"Продам тебя, бестолковая птица". Она испугалась и замолчала.
На следующий день погода выдалась ясная-ясная. Вышел Птицелов на
улицу, глядит - над дальней горою, у самой вершины, дремлет маленькое
белое облачко. Он тогда ни о чем и не подумал. Но как домой вернулся -
птица опять принялась твердить: "Сходи до облачка, принеси яблочко!" И
вспомнил он тогда про облачко у вершины горы: может, про него говорит
птица?
Назавтра нарочно пошел поглядеть - висит облачко там же, где
накануне, и с места не трогается. И еще через день, и еще... Нет, думает
Птицелов, непростое это облачко. А птица все его донимает - сходи да
сходи. "Да куда я пойду? - спрашивает Птицелов. - Я со своей ногою до леса
едва дохожу, а тут вон какая даль". Птица его послушает - и такие грустные
песни поет, что сердце болит.
Так еще дня два прошло. Облачко все дремлет у дальней горы, а птица
уж больше не просит яблочко принести - только поет жалобно-жалобно. Не
выдержал Птицелов, говорит ей: "Ладно, схожу. Не знаю уж, откуда там
яблочко, только видно, очень тебе его хочется. Ну, а если обманываешь ты
меня - так и знай, продам". И стал в путь собираться. Перед уходом налил
ей воды чистой, семян насыпал, чтоб не голодала.
Где любой другой за полдня дойдет, Птицелову-хромоножке целый день
требуется. Но дошел он до горы, однако. А дойдя, стал подниматься. Облачко
теперь хорошо было видно, какое оно чистенькое и круглое. Сто раз обругал
себя дураком хромоножка, пока дошел до самого верха - нога его разболелась
ужасно, каждый шаг для него был пыткой. Но облачко уже вот оно, прилегло
на склоне - ждет его, дожидается. Подошел он к нему, вдруг слышит - будто
шепчет кто-то: "Заходи, не бойся!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   

Рубрики

Рубрики