ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

 новая информация для научных статей по экономике 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А устыдившись, решительно превозмог головную
боль и принялся убираться. Когда дом приобрел относительно жилой вид,
Верен пошел в лавку к Скуп-сыну.
Молодой лавочник сидел с каменным лицом. За минувшее время он вошел в
роль, заматерел, появилось в нем особая стать богатого торговца. Верен
даже слегка оробел. Он пробормотал "долгих лет", Скуп-сын важно кивнул
круглой рыжею головой. Тогда Верен разозлился, и сухо сказал:
- Я принес.
Скуп-сын посмотрел непонимающе.
Желваки заиграли у Верена на щеках, но он сдержался:
- Кольцо Генерала Гора, как договаривались.
Испуг метнулся в глазах рыжего лавочника. Он оглянулся, прижал палец
к губам:
- Тс-с...
Потом, подумав, встал, запер лавку и сказал:
- Пойдем наверх.
Они поднялись по скрипучим ступеням лестницы в ту самую комнату, где
стоял стол с выдвижными ящиками и железный шкаф. Скуп-сын уселся в кресло
и нетерпеливо потребовал:
- Покажи.
Верен достал кольцо Генерала Гора, показал лавочнику, не выпуская из
пальцев.
- А откуда я знаю, может, это не то?
Тогда Верен взял кольцо за хрусталь и показал Скуп-сыну печатку в
виде снежинки на нижней внешней стороне ободка. Лавочник, поглядев, пошел
к шкафу, звеня по пути ключами. Он вынул шкатулку и отдал ее Верену,
забрав у него кольцо с хрусталем. Верен откинул плотную крышку: Капелькино
кольцо с редким камнем цвета морской воды лежало на мягкой обивке, и опять
услышал он в голове шум - будто раковину к уху поднесли. Но не время и не
место здесь было предаваться воспоминаниям. Он закрыл шкатулку и хотел
уйти, но лавочник, жадно разглядывавший кольцо Генерала Гора, спросил:
- Как же ты его добыл? Ведь там, говорили, верная смерть.
У Верена не было ни малейшего желания заводить с лавочником
разговоры, поэтому он только бросил через плечо:
- А я жив, как видишь.
И тут раздался в комнате тоненький ехидный смешок: спрятавшись под
занавеской, за ними подглядывал крохотный норик в малиновой курточке и
синих штанишках. Скуп-сын, рассвирепев, стал стаскивать с ноги башмак,
чтобы запустить в негодяя, а норик стрелой метнулся к своей норке - и
пропал. Башмак Скуп-сына бесцельно шлепнулся в угол. Лавочник еще ругался
и шипел, но Верен не стал дожидаться, пока он успокоится - ушел.
А Скуп-сын вечером того дня, волнуясь, запалил свечу в своей комнате
и надел кольцо Генерала Гора на палец. И... ничего не произошло. Он
подумал тогда, что все толки - сплошное вранье. Взялся за бумаги, хорошо
поработал, а над одной неожиданно глубоко задумался. Когда же поднял
голову, глаза его блестели от удовольствия: он обнаружил в договоре со
своим поставщиком зияющую брешь, что сулило немалую прибыль...

Первое время Верен еще ждал чего-то. Но дни проходили за днями,
Управитель диких нориков больше не появлялся, а кольцо мирно лежало в
шкатулке, и Верен нечасто открывал ее, чтобы взглянуть. Он видел, что
всеми забыт и никому не нужен. Зачем же он вернулся? Все чаще возникал
перед ним этот подлый вопрос, когда сидел он за очередной сетью, а ответа
искать было негде, кроме как в бражной у Дюжа. Верен опять проводил там
все вечера, но легче не становилось. Однажды он от отчаянья решил снова
пуститься вверх по реке в безумной надежде, что все повторится. Но дошел
только до старого рыбацкого сарая - и понял, что надежда напрасна. Ничего
не менялось в нем. Видимо, заклинание Управителя было рассчитано только на
один раз.
Он вернулся в поселок еще более угрюмый чем обычно, днями плел сети,
а вечерами сидел у Дюжа. Как-то он взял кольцо с собой в бражную, и после
четвертой кружки ему в голову пришла странная мысль надеть его на палец.
Он так и сделал. Посмотрел, взялся за кружку - и замер. Откуда-то ему
стало известно, что у Крива, бельмастого рыбака, сидящего за соседним
столиком прямо за спиной, сильно шалит печень и брага Криву не в радость.
Верен потряс головой и, подумав, толкнул односельчанина локтем под бок:
- Эй, Крив!
Тот поморщился от толчка и недовольно ответил:
- Чего тебе?
- У тебя что, печень болит?
- Болит, болит. А ты пихаешься...
Верен отвернулся, ошеломленный. Он повел глазами по бражной, полной в
это время посетителей, и услышал еще многое: все боли, тревоги, заботы,
что терзали тела и души сидящих людей, стали ему доступны. Он поглядел на
кольцо и сорвал его с пальца, бормоча:
- Этого мне только не хватало... Своих бед мало, что ли...
Без кольца все стало как обычно. Он поглядел еще на него, и спрятал в
карман. От нечего делать стал Верен вспоминать весь их путь - как Сметлив
не хотел идти, как ликовали они, поняв, что начали молодеть. Припомнил он
и последний куплет песни, что ревел тогда Сметлив:
Пусть плещется под веслами вода,
пусть счастлив будет дом, и те, кто возле.
А догорит рыбацкая звезда -
не позже и не раньше - вот тогда
и я уйду, как все. Но это - после.
А припомнив, подумал, что его звезда уже догорела, и заскрипел зубами
от запоздалой бессильной обиды. Зачем же он вернулся? Ах, как подвел его
Крючок! "Рука", "судьба", "храбрец"... Тоже мне, колдун паршивый. Молчал
бы лучше...
Верен посмотрел в окно, где над крышей старого сарая горел матовый
зеленый огонек и стал вспоминать дальше: как пришли они в город, как
встретилась им Цыганочка и как Сметлив рассказывал им про рыбу-бормотуху.
Что она ему там говорила? "Ходи ловко верх". Да, вроде так. Потом: "С руки
камень вода брось". "С руки камень"? Это не про кольцо ли? Хм, интересно.
Он вспомнил, как ходил за кольцом к Скуп-сыну, в его комнату наверху. Э,
э! Да это же разгадка. Ах ты, Сметлив, старый глухой пень! Не "ловко" рыба
тебе сказала, а "лавка". Лавка! Понял? Погоди. Но если так, значит,
выходит, речь шла как раз об этом колечке. Странно...
Верен вновь достал кольцо и стал разглядывать. Почти сразу он
обнаружил на ободке знак Владыки Вода - то ли трезубец, то ли корона,
каким изображают его на морских картах. И тогда так подумал: "Не простое
колечко... Откуда оно взялось у Капелькиной матери?" Но поскольку ответа
на этот вопрос не предвиделось, стал думать о Капельке и о проклятой
обман-траве, подавшей ему дурацкую несбыточную надежду. Ну что ему теперь
делать? Хоть топись...
Чтобы отогнать шальную, нелепую мысль, он взял еще браги, но мысль
никак не отлипала. И более того, чем упорнее заливал ее Верен, тем крепче
она становилась, тем настойчивее возвращалась. А действительно, чего ему
ждать? Если сам оказался дураком, тут никто не виноват. Но терпеть это,
сидеть и дожидаться смерти, когда другие живут заново - простите. Это уж
слишком. Как там рыба сказала? С руки камень вода брось? Ладно. Он бросит.
Но только и сам вместе с ним...
Придумав рассчитаться с жизнью, Верен решил так надраться напоследок
в долг, чтобы земля закачалась. Он пил до самого закрытия, а когда Дюж
подошел к нему, чтобы получить деньги, сказал, едва ворочая языком:
- З-за... пши на мня, - и потыкал себя пальцем в грудь.
Дюж согласно кивнул - Верен всегда аккуратно отдавал долги. А тот
вышел из бражной и сделал неприличный жест в сторону двери:
- Вот ты у меня получишь!
На улице ветер валил с ног, Большая Соль страшно ревела в темноте.
Верен, пошатываясь, огляделся, послюнил палец и поднял его над головой.
Определив таким образом направление, он пошел в сторону моря, бормоча:
- Оч-чень... хорошо... Погодка - то, что надо. Не придется камень за
пазуху брать. Прыгнул - чик! - и готово...
По морю ходили смерчи. Огромные, светящиеся слабым светом, они
медленно колыхались над гребнями остервенелых волн, упираясь макушками в
низкие тучи. Увидев Большую Соль, разъяренную первым осенним штормом,
Верен испугался и чуточку протрезвел. Но мысль упрямо гнала вперед, и он
отыскал в потемках причальный мол, уходящий в море шагов на сто. Эти сто
шагов и станут последними в его никчемной жизни.
Волны перехлестывали через мол, но только верхушками. Они пытались
сбить Верена с ног, но он шел и шел по скользкому дереву - осторожно,
будто тщательно оберегая здоровье, и скоро уже стоял на краю, а под ногами
его была бездна, воющая дикими голосами и разевающая на него всепожирающие
пасти. Там он постоял, уже почти трезвый, но по-прежнему не видя иного
выхода. И все же не хватало сил сделать этот последний шаг, чтобы все
прекратить навсегда. Навсегда... Он вспомнил про кольцо и решил надеть
его, а уж потом... Потом...
Может быть, кольцо Верен решил надеть, чтобы еще потянуть время под
благовидным предлогом. Но тут в бездонной утробе моря столкнулись
неизвестные силы и зародилась огромная волна, и покатилась, набирая силу,
на берег. Она ударила в мол и пошла дальше, грохоча и неистовствуя, и даже
не заметила крохотной человеческой фигурки, стоявшей только что на краю
пропасти.
Волна слизнула Верена в единый миг, он не успел ни опомниться, ни
хотя бы вскрикнуть. Ужасная сила скрутила его, сломала и завертела как
щепку в потоке. Он подумал было, что вот и хорошо, не надо самому прыгать,
но как только хватка воды ослабла, сделал непроизвольное движение руками и
пробкой выскочил на поверхность, задыхаясь и отплевываясь. И вот тут будто
огнем его обожгло: кольцо было на пальце, и понял он, что где-то совсем
рядом гибнет человек. Точнее, уже почти погиб - искорка жизни теплится в
нем едва-едва, и эта искорка криком кричит и молит о спасении.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   

Рубрики

Рубрики