демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я осеклась и виновато замолчала.
– И Дима тоже спит как ребенок, – заметил Саша, выглянув в разбитую балконную дверь.
– И зачем только ты, Кыся, закрыла на ночь балконную дверь? – посетовал Колян. – Подумаешь, комары налетели бы! Зато бегемот улетел бы совершенно беспрепятственно! А теперь придется вставлять новое стекло!
Я подошла к двери, тоже заглянула в сквозную пробоину, вздохнула и сказала:
– К вопросу о разбитом стекле: Диму придется разбудить. Его осколками засыпало, не дай бог, будет во сне ворочаться, поранится еще!
– Дима, ау! – приглушенным басом позвал Саша, приблизив губы к отверстию в стекле.
– Погоди, ты неправильно делаешь, – остановил приятеля Колян. – Так ты его можешь напугать. Он спросонья вскочит и как раз напорется на битое стекло! Надо выйти на балкон и тихонечко потрясти его за плечо.
Стараясь не стукнуть створками, мы открыли двойную дверь, и Саша, как самый субтильный из присутствующих, протиснулся на балкон, почти полностью занятый вольготно раскинувшимся Димой.
– Дима, проснись! – нараспев позвал он, подергав одеяло, укрывающее спящего с головой.
Одеяло сползло, и в лунном свете нам открылась бледная физиономия с широко открытыми мертвыми глазами!
Саша взвизгнул и отпрыгнул с балкона назад, в комнату, свалив с подоконника кактус. Колючий зеленый шар упал на босую ногу Нади, она тоже взвизгнула и села на пол, поджимая раненую ступню.
– Спокойно, все остаются на своих местах! – дрожащим голосом скомандовала я. – Коля, бегом к телефону!
– Как, не сходя с места? – огрызнулся Колян.
– Протяни руку и возьми с полки мой мобильник! – велела я. – Набирай ноль-два! Скажи, что у нас тут труп, пусть приезжают поскорее, только, ради бога, без сирен и мигалок, чтобы не разбудить малыша!
Усталый дядька, которого обвисшие щеки и глаза в темных кругах делали похожим на бамбукового медведя панду, шагнул в комнату, открыв рот для какой-то грозной речи.
– Т-с-с! – с упреждением зашипела я, прикладывая палец к губам. – Говорите, пожалуйста, тише!
Товарищ Панда остановился и обвел внимательным взглядом группу граждан, задрапированных в мануфактурные изделия сообразно собственным вкусам: Саша соорудил римскую тогу, Надя навертела на себя пестрое покрывало на манер индийского сари, Колян остался топлесс, сварганив из большого полотенца довольно изящный саронг. Я в спешке не эстетствовала и просто обернулась простыней, завязав ее на груди, поэтому смотрелась как застенчивая деревенская купальщица. Характерно, что никому из нас не пришло в голову одеться, хотя время для этого у нас было!
Товарищ Панда кашлянул и произнес, как я просила, шепотом:
– Где труп?
– Труп на балконе, – с готовностью сообщил Колян. – Мы не стали его трогать, лежит, как лежал!
Товарищ Панда кивком указал направление троице суровых парней, возникших на пороге, как сказочные «Трое-из-ларца, одинаковы с лица». Мужики перестроились в колонну по одному и гуськом проследовали к балкону. Что примечательно, на цыпочках!
– Есть? – негромко спросил Панда передового бойца, выбравшегося на узкий балкон.
Остальные «Двое-из-ларца» застопорились у разбитой балконной двери, приблизив озабоченные лица к бреши в стекле.
– Есть, – приглушенно отозвался первый.
– Отлично, – невпопад сказал Панда.
Кашлянув, он снова посмотрел на нас и спросил:
– Что это было? Семейная сцена, драка, пьяный дебош?
– Ничего подобного не было! – возмутилась я.
– А синяк откуда? – Панда бестрепетной рукой указал на подбитый глаз моего мужа.
Колян растерянно моргнул и пощупал подпорченное око.
– Это я на него упала и ударила головой в лицо, – честно призналась я. – Случайно.
– А у вас на руке синяк, – заметил глазастый Панда. – Откуда?
– От браслета, – сказала я. – Ударилась рукой о стену, когда падала. Ну, на мужа! Когда глаз ему подбила.
– А кто разбил стекло? – спросил Панда, явно не поверивший ни единому моему слову.
– А вот это уже не я, это бегемот! – обрадованно ответила я.
– У вас есть бегемот? – спросил Панда у молчаливого Саши.
Очевидно, как единственный не травмированный среди нас, он внушал больше доверия.
– У нас был бегемот, – поправил сыщика добросовестный Саша.
Панда крякнул и после короткой паузы недоверчиво спросил:
– А где же он сейчас?
– Улетел, – легко ответила Надя, махнув рукой в сторону разбитой двери.
– Он улетел, но обещал вернуться, – вполголоса процитировал Колян фрекен Бок из мультика про Карлсона. – Милый, милый!
Уверена, что муж вовсе не издевался, цитата выскочила из него сама собой, просто потому, что этот мультфильм в персональном хит-параде нашего малыша стоит на втором месте – после «Простоквашина».
– Перелетный бегемот, значит, – остро прищурившись, резюмировал Панда. – Отлично.
– Если он вам нужен, я могу сбегать на улицу и поискать его под балконом, – вызвался Колян.
– Скорее всего он найдется на клумбе под окном, – предположила я.
– А что…
В кухне, где с вечера улеглись спать Андрей с Галей, длинно скрипнул диван. Не договорив, Панда развернулся на звук. Остекленная дверь, занавешенная для пущей звуко– и светонепроницаемости плотной шторой, приоткрылась, и в щель спиной вперед протиснулся Андрюша – всклокоченный, с томно прикрытыми глазами. Впрочем, первым взглядам присутствующих явился Андрюшин зад, туго обтянутый трикотажными семейными трусами веселенькой расцветочки «божья коровка».
– Классные подштанники! – восхитился Колян. – Примитивизм! Кыся, купи мне такие же! Очень оптимистический рисунок!
Прикрыв за собой дверь в кухню, Андрюша развернулся и нетвердым шагом лунатика проследовал в туалет. Бодрое журчание сменилось шумом водопада, и секунд десять спустя Андрюша вновь появился в коридоре. Руки у него были мокрые и лицо тоже.
– О, а вы вовсе и не спите? – обрадовался Андрюша, с запозданием разглядев группу товарищей, облаченных в полотняные изделия постельно-бельевого ассортимента.
Громко кашлянул товарищ Панда.
– Добрый вечер, – увидев незнакомого человека, приветливо сказал ему окончательно пробудившийся Андрюша. – Мы с вами, кажется, незнакомы? Я Андрей.
Панда машинально пожал протянутую ему руку и с недоумением посмотрел на свою увлажнившуюся ладонь.
– Капитан Потапов, – наконец-то представился он.
– Слушай, Ленка, хочу тебя попросить: пусть в следующий раз на корове спит кто-нибудь другой! – сказал между тем Андрей, обращаясь ко мне.
Поскольку спальных принадлежностей в доме оказалось меньше, чем заночевавших гостей, подушек на всех не хватило. Собственно, их было всего две, и я решила, что будет справедливо, если на подушках возлягут те, кто устроен с наименьшим комфортом, то есть спящие на полу. Дима на балконе в подушке не нуждался, он удобно расположился на надувном матрасе, у нас с Коляном под головами была свернутая шуба, а Андрею и Гале я выдала пару больших мягких игрушек – корову и слона. Как они делили плюшевую живность, я не вникала.
– У вас там корова? – напряженно моргнув, спросил у меня капитан Потапов.
Я не успела ему ответить.
– Это кто тут корова?! – обиженно вскричала невидимая Галка.
Через секунду она прорвалась сквозь занавески и остановилась в коридоре, уперев руки в боки. Бока были мясистые, гладкие, и, откровенно говоря, некоторое сходство с упитанной буренкой Галя действительно имела, в чем все присутствующие немедленно убедились: торопясь выяснять отношения, Галка прибежала в неглиже, состоявшем из просторных хлопчатобумажных трусов фасона «Прощай, молодость!» и плотного сатинового бюстгальтера пятого размера.
Ничего не говоря, я выдвинула ящик комода, достала чистую простынку и протянула ее приятельнице.
– Я извиняюсь, – изменив тон, произнесла Галка.
Она с признательностью приняла простынку и в момент смастерила из нее подобие кавказской бурки. Распахивающиеся полы Галка стыдливо придерживала руками.
– У вас на кухне живая корова? – терпеливо повторил вопрос капитан.
– Нет, там корова неживая, – так же терпеливо ответила я.
– А где живая? – спросила Галка, заинтересованно озираясь.
– Нигде, – оборвала ее я. – Во всяком случае, не у нас. У нас только мертвая.
– И слон тоже дохлый, – поспешил вмешаться Колян.
– Еще трупы? – с неподдельным интересом спросил от балконной двери кто-то из товарищей капитана.
– А что, собственно, случилось? – запоздало, хором поинтересовались Андрей и Галя.
– Диму убили!
– Надо же! – ахнули супруги.
Но настырный оперативник не дал им задать никаких вопросов, а вопросил сам:
– Так кто еще умер?
– Лена, Коля, ну почему вы не объясните товарищу Медведеву все по-человечески? – воззвала к нам с Коляном рассудительная Надя. – Слон и корова – это игрушечные звери.
– Я Потапов, – сказал капитан.
– Медвежья фамилия! – прыснула Галя, прозрачно намекая на известный рассказ Чехова.
Я строго посмотрела на нее и про себя несколько раз повторила: «Потапов, Потапов, Потапов!» Не дай бог, вслух назову капитана Пандой! Тоже ведь медведь, только бамбуковый.
– А что у вас в этой комнате? – Панда шагнул к двери в детскую.
– Стоп, туда нельзя! – Я решительно преградила ему дорогу, раскинув руки, как огородное пугало. – Там у нас Масяня!
– Он что, кусается? – съязвил Панда.
– Нет, он спит. – Я даже не улыбнулась.
Панда перевел взгляд на Коляна и спросил:
– Масяня – это кто? Еще один бегемот, слон или корова?
– Нет, это мальчик! – покачал головой мой супруг.
– Мальчик Масяня? – с непередаваемой интонацией повторил Панда. – Отлично.
Он посмотрел на своих спутников, как мне показалось, вопросительно.
– Может, одиннадцатую бригаду вызовем? – предложил «Второй-из-ларца», с готовностью отцепляя с поясного ремня мобильник.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики