науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Pirat
Агата Кристи
Трудный отдых в бухте Польенса

В Пальме было раннее утро, когда мистер Паркер Пайн сошел с парохода, совершавшего рейсы между Барселоной и Мальоркой. Сошел и тут же испытал первое разочарование: гостиницы были переполнены! Лучшее, что ему могли предложить, — каморка размером с посудный шкаф, выходящая окнами на внутренний двор гостиницы. На это мистер Паркер Пайн конечно же согласиться не мог, но владельца отеля нимало не трогало огорчение клиента.
— Что же делать? — только и сказал он, пожимая плечами.
Пальма превратилась в популярное место отдыха. Валюта тут шла по выгодному курсу, и зимой на Мальорку съезжались все — англичане, американцы, кто угодно… Народу было битком, поэтому возможность устроиться виделась английскому джентльмену довольно сомнительной. Разве что удастся поселится на соседнем острове Форментера, где цены были настолько убийственны, что иностранцы старались держаться от него подальше.
Мистер Паркер Пайн выпил кофе с булочкой и отправился обозревать кафедральный собор, однако вскоре понял, что в нынешнем своем настроении он вряд ли способен оценить красоту архитектуры. И тогда он посоветовался с дружелюбным таксистом, вставлявшем в свою ломаную французскую речь словечки из местного испанского диалекта, стоит ли попытать счастья в вольере, Алькудии, Польенсе и на Ферментере, где были прекрасные, хотя и очень дорогие отели.
Мистер Паркер Пайн решил полюбопытствовать, насколько же они дороги.
По словам таксиста, цены там заламывают абсурдные. А разве не известно, что англичане всегда приезжали сюда именно из-за разумных и низких цен?
Мистер Паркер Пайн ответил, что это, конечно, так, но тем не менее сколько все-таки берут на Ферментере?
— Невероятно много!
— Совершенно верно. Но сколько именно? Наконец водитель неохотно назвал цифру. Она не очень потрясла мистера Паркера Пайна: обдираловка в отелях Иерусалима и Египта была еще свежа в его памяти.
Сделка состоялась: чемоданы мистера Паркера Пайна весьма небрежно побросали в такси. Он отправился объезжать Мальорку, заглядывая по пути в более дешевые гостиницы и пансионы, хотя конечной целью его путешествия оставалась Ферментера.
Но им так и не довелось добраться до этого последнего оплота плутократии. Когда они проехали по узким улочкам Польенсы и двигались вдоль изогнутой линии побережья, им встретился маленький отель «Пино д'Оро», стоявший у самой воды. Вид, открывавшийся из его окон, в утренней дымке приобретал изысканную размытость очертаний, присущую японской гравюре. Мистер Паркер Пайн сразу же понял, что именно это (и только это) он искал. Остановив такси, он вошел в крашеные ворота отеля в надежде найти приют.
Пожилая чета, которой принадлежал отель, не знала ни английского, ни французского. Тем не менее дело было решено ко всеобщему удовольствию: мистеру Паркеру Пайну выделили комнату с видом на море; чемоданы были распакованы; шофер поздравил своего пассажира, избегнувшего чудовищных расходов в «этих новых отелях», получил по счету и отбыл, бодро вскинув руку в испанском приветствии.
Мистер Паркер Пайн взглянул на часы, обнаружил, что еще только без четверти десять и, выйдя на маленькую террасу, купавшуюся в ослепительном свете утреннего солнца, во второй раз за это утро заказал кофе с булочками.
Здесь было четыре столика: за одним сидел сам Пайн, со второго убирали после завтрака, последние два были заняты. За ближайшим расположилось семейство — отец, мать и две взрослые дочери. Это были немцы. За ними, в углу террасы, сидели англичане — определенно мать и сын.
Женщине было около пятидесяти пяти лет. У нее были седые волосы приятного оттенка; одевалась она со вкусом, но старомодно — в твидовые жакет и юбку, и держалась со спокойной уверенностью, которая отличает англичанок, привыкших много путешествовать за границей.
Сидевшему напротив молодому человеку было лет двадцать пять. Он тоже был типичным представителем своего поколения и сословия. Среднего роста, не красавец, но и не урод, он, очевидно, был в прекрасных отношениях со своей матерью (они обменивались шуточками) и не уставал подавать ей то одно, то другое.
Беседуя, мать встретилась глазами с Паркером Пайном. Ее взгляд скользнул по нему с присущим благовоспитанным людям безразличием, но Пайн знал, что его уже оценили и снабдили ярлычком. В нем признали англичанина и со временем к нему, несомненно, обратятся с каким-нибудь вежливым и ни к чему не обязывающим замечанием.
Мистер Паркер Пайн не имел ничего против. За границей соотечественники и соотечественницы обыкновенно слегка раздражали его, но он всегда с готовностью высказывал дружелюбие — это помогало скоротать дневные часы. В маленькой гостинице и нельзя было держать себя иначе: возникало ощущение неловкости. А у этой женщины наверняка были безупречные, как он выражался, «гостиничные манеры».
Молодой англичанин поднялся со стула, обронил какое-то шутливое замечание и вошел в отель, а женщина взяла свою сумочку, прихватила почту и уселась в кресло лицом к морю и спиной к мистеру Паркеру Пайну. Она развернула «Континентал Дейли Мейл».
Допивая кофе, Пайн бросил взгляд в ее сторону и тут же напряженно замер. Он почувствовал тревогу — тревогу за свой спокойный отпуск! Спина женщины была очень выразительна: в свое время он даже занимался классификацией великого множества людских спин. Женщина сидела так прямо и скованно, что, даже не видя лица, Пайн наверняка мог сказать, что глаза ее блестят от невыплаканных слез и что она держит себя в руках лишь отчаянным усилием воли.
Крадучись, мистер Пайн отступил в гостиницу. С тех пор, как его пригласили к конторке, чтобы вписать свое имя в книгу посетителей, не прошло и получаса. В книге аккуратным почерком было выведено: «К. Паркер Пайн, Лондон». Несколькими строками выше мистер Паркер Пайн увидел запись: «Миссис Р. Честер, мистер Бэзил Честер, Холм-Парк, Девон». Схватив ручку, мистер Пайн торопливо сделал приписку над своим росчерком. Теперь в книге можно было, и то с трудом, прочесть: «Кристофер Пайн».
Если миссис Р. Честер несчастлива в бухте Польенса, он не собирается облегчать ей путь к себе за советом.
Пайн и так не уставал удивляться тому, что столько людей, встреченных им за границей, знают его имя.
Его отпуска уже, бывало, прерывали, и ему приходилось решать разнообразные головоломки — от убийства до покушения на шантаж. Но Мальорке он твердо решил отдыхать спокойно, но чувствовал, что расстроенная мамаша может нарушить этот покой.
Мистеру Паркеру Пайну очень понравилась гостиница «Пино д'Оро». Неподалеку был более крупный отель — «Марипоза», где жило немало англичан, а вокруг расположилась целая колония художников. Вдоль моря можно было дойти до ближайшей деревушки. Там был коктейль-бар, в котором встречались отдыхающие, и несколько лавочек. Все вокруг выглядело очень мило и мирно. Девушки разгуливали в брюках, обвязав торс яркими косынками; длинноволосые молодые люди в беретах спорили в баре «У Мака» о таких материях, как пластика и абстракция в искусстве.
На другой день миссис Честер обратилась к мистеру Пайну с несколькими обычными замечаниями о местных красотах и прекрасной погоде, которая, скорее всего, удержится. Затем она немного поболтала с немецкой леди о вязании и вежливо перебросилась парой слов о трудной политической обстановке с двумя датчанами, которые убивали время, вставая с рассветом и гуляя пешком по одиннадцать часов в день.
Мистер Паркер Пайн обнаружил, что Бэзил Честер очень милый молодой человек. Тот называл Пайна «сэром» и вежливо выслушивал все, что говорил пожилой господин. Иногда трое англичан по вечерам вместе пили послеобеденный кофе. На четвертый день Бэзил покинул компанию минут через десять, и мистер Паркер Пайн остался с глазу на глаз с миссис Честер.
Они поговорили о цветах и цветоводстве, о плачевном состоянии английского фунта, о том, как вздорожала жизнь во Франции и как трудно стало получить приличный послеполуденный чай.
Каждый вечер, когда Бэзил уходил, мистер Пайн замечал, как вздрагивают губы его матери и как она быстро подавляет эту дрожь. Миссис Честер овладевала собой и возобновляла вежливую беседу на вышеупомянутые темы.
Мало-помалу она начала заводить разговоры о Бэзиле — о его успехах в школе, о том, как все любят его, о том, как гордился бы своим сыном отец, будь он жив, о том, как она благодарна Бэзилу за то, что он никогда не был «диким». «Разумеется, я всегда подталкивала его к молодым людям, но он, похоже, действительно предпочитает мое общество». Об этом она упомянула с каким-то милым скромным удовлетворением. Но мистер Паркер Пайн на сей раз не ответил ей в своей обычной вежливой манере, столь легко дававшейся ему. Вместо этого он сказал:
— Молодых людей тут, кажется, вдоволь. Не в нашей гостинице, а в округе.
Он заметил, что при этих словах миссис Честер замерла. Да, разумеется, тут масса художников, ответила она. Возможно, она отстала от жизни — подлинное искусство, конечно, совсем другое, — но многие молодые люди под предлогом занятий живописью просто болтаются по округе и бездельничают. А девушки слишком много пьют.
На другой день Бэзил сказал мистеру Паркеру Пайну:
— Ужасно рад, что вы оказались здесь, сэр. В особенности из-за моей матери. Ей нравится болтать с вами по вечерам.
— А чем вы занимались, пока меня тут не было?
— Э… по правде сказать, мы обычно играли в пикет.
— Понимаю.
— Пикет, конечно, надоедает. Честно говоря, у меня здесь есть несколько приятелей, очень веселая компания, но не думаю, что матушка благоволит к ним, — он рассмеялся, как будто считал, что это должно выглядеть забавно. — Мама очень старомодна… Даже брюки на девушках шокируют ее.
— Совершенно верно, — сказал мистер Паркер Пайн.
— Я ей всегда говорю, что надо идти в ногу со временем… С теми девушками, что вертятся вокруг нас дома, ужасно скучно…
— Понимаю, — проговорил мистер Паркер Пайн. Эта история заинтересовала его. Он стал зрителем маленькой драмы, но не собирался принимать в ней участия.
1 2 3
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики