ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сын семенил следом, отпугивая своими ароматами пассажиров и работников аэропорта. Стая черных ворон потянулась нескончаемым шлейфом за Аязом.
Беспрепятственно преодолев длинноногую стюардессу, брезгливо выскочившую из салона, отец облегченно вздохнул:
- Вот, сынок, умей пользоваться слабостями людскими. А теперь за работу. Ищи свой дипломат.
В салоне, кроме накрытого столика, было пусто. Открыв багажное отделение, Аяз охнул: все полки и весь пол был аккуратно заставлены сумками, как две капли воды сходными с его дипломатом.
- А как его здесь найти? Зря пришли, - заплакал Аяз.
- Нда, - почесал в затылке отец, - задача усложняется. Ну, думай, а мне придется протянуть время, - и, надев на лицо себе и сыну маски, отец закачал насос, разбрызгивая пульверизатором гадостный клопомор.
Глава семнадцатая
СЛОМАННЫЙ КАБЛУК
Карманкул рассказал мне много сказочных историй. Я их слушала и записывала. Я не знаю, сколько прошло времени, но туман уже стал рассеиваться, и вскоре объявили посадку ряда рейсов, однако моего среди них не было. Меня все время тревожила мысль об украденном паспорте. В очередной раз задумавшись об этом, я услышала:
- О чем думаем? - это спросил Карманкул.
- Извините, но мне все-таки неудобно из-за паспорта.
- А, ты об этом, вот возьми, верни, - и Карманкул протянул мне паспорт.
Отложив блокнот в сторону и взяв паспорт, я встала. От долгого сиденья затекли ноги. Спускаться на высоких каблуках было не удобно. Я уже увидела того респектабельного человека, который стоял у стойки кафе и наслаждался утренним кофе, но...
- Зачем я одела эти босоножки, ведь не люблю же каблуки; да, чего только не сделает женщина ради красоты..., - думала я, приближаясь нему.
То ли я засмотрелась, то ли устала, но моя левая нога подвернулась, и я услышала треск ломающегося каблука моих дорогих, новых хоринотрундийских босоножек. Потеряв равновесие, я стала глупо размахивать руками, пытаясь найти опору. Вдруг мои пальцы наткнулись на что-то мягкое, податливое. Инстинктивно схватившись за неведомое, но казалось спасительное, я почувствовала, что падаю, - увлекая за собой молодого человека, цепко держа его за полы пиджака.
Должна сказать без лишней скромности, что грохот был не малый. Тем более что ещё упал и столик, за который пытался удержаться молодой человек.
Я не помню, сколько мы копошились на грязном, залитом кофе полу, но мне помогли подняться два здоровенных верзилы, при этом закрутив мне руки за спину.
Отряхивая от грязи свой пиджак, посол Хоринотрундии рассвирепел:
- Куда смотрейт полиция?
- На вас смотрит милиция, - ответили неизвестно откуда взявшиеся два милиционера.
Увидев спрятанный за поясом Джонсона пистолет, нас попросили пройти в кабинет стражей порядка. Джонсон попытался объяснить, что у него самолет и дипломатическая неприкосновенность.
Я ковыляла на сломанном каблуке, пытаясь сумочкой прикрыть дырку на чулке. Украдкой бросая взгляд на любопытную толпу мгновенно собравшуюся на месте происшествия, я стыдливо пыталась отряхнуть с платья пыль. В толпе зевак ободряюще улыбнулся Карманкул. "Вот и отдала паспорт, сделала доброе дело... Не делай добра, не получишь и зла..." - бормотала я себе под нос.
Ответив на ряд формальных вопросов, я услышала:
- Зачем вы напали на господина посла?
- Да я и не собиралась на него нападать.
- А господин посол утверждает, что вы сзади пытались снять с него пиджак, кстати, очень дорогой. Знаете, как это называется? - спросил милиционер.
- Да, знаю, - защищалась я, - мелкая неприятность.
- Это называется разбойное нападение. Что, понравился пиджачок господина Джонсона? - съехидничал милиционер.
- Понимаете... - начала я объяснять ему.
- Ничего не хочу понимать! - прогремел страж порядка, стукнув кулаком по столу. - Зачем вы подошли к господину?
- Я хотела вернуть ему паспорт.
- Что-о-о... - округлив глаза, протянул милиционер, - Значит, вы ещё и его паспорт умыкнули?
- Нет, меня попросили его вернуть.
- Кто попросил?
- Я его случайно нашла, - я поняла, в каком глупом положении оказалась: если сейчас начну рассказывать о Карманкуле и сказке, то меня посчитают не только бандиткой, но и сумасшедшей. "Дешевле молчать", - решила я, потому что босоножки уже отправили на экспертизу на случай подпила, колготки тоже забрали оставив мне только одни дырки. На самолет - практически опоздала, так как уже давно было объявлено об окончании посадки. Вместо того, чтобы усаживаться в мягкое кресло авиалайнера, я сейчас торчала на табуретке в комнате милиции. Если лавина идет, то обязательно где-то рядом. Меня спасало только то, что Джонсон куда-то очень торопился и все время поглядывая на часы - бубнил, что его ждут государственные дела, что он без претензий к этой террористке, причем все время намекая о важности содержимого его багажа.
Вскоре меня отпустили из-за отсутствия заявления от пострадавшего. Джонсон Всенам, подписав какие-то бумаги, выскочил из комнаты милиции. Выйдя босиком, я оглянулась в надежде найти киоск, где могла бы приобрести какие-нибудь тапочки. Тут мой взгляд наткнулся на Карманкула. Насупившись, я отвернулась и зашагала в противоположную от него сторону.
- Ну, не обижайся, - услышала я сзади, - смотри, что я тебе купил. Я думаю, что тебе понравится, - и Карманкул, забежав вперед, открыл крышку коробки, на дне которой лежали замечательные удобные босоножки. Сердце мое стало медленно оттаивать. Взглянув на свои босые ноги, я присела на скамейку и стала обуваться. Пока я колдовала над застежками, Карманкул посвящал меня в тайну моего падения.
- Понимаешь, надо было во что бы то ни стало задержать Джонсона. Поэтому пришлось пожертвовать твоим каблучком.
- Я все ещё не понимаю, зачем надо было его задерживать? - удивилась я.
- Посол обманным путем завладел волшебным дипломатом Аяза, а Аяз опаздывал в аэропорт, так что пришлось помочь. Пока ты сидела в комнате милиции, а Джонсон вместе с охранниками находились рядом с тобой. Аяз проник в самолет.
Когда сказка закончится, тогда я тебя с ними познакомлю.
* * *
Когда объявили об окончании посадки на мой рейс, я, махнув Карманкулу на прощание рукой и схватив дорожную сумку, ринулась к таможенной стойке для прохождения регистрации.
Некультурно подвинув культурную очередь пассажиров, я гордо "предъявила" свои документы таможеннику. "Речкин" прочитала я на табличке, прикрепленной к лацкану пиджака. "Уж не родственник ли это великого спортивного комментатора", - подумала я, пытаясь успокоиться после пережитых событий. Пальчики мои дрожали, язык заплетался, глаза нервно подергивались.
Речкин вкрадчивым голосом поинтересовался:
- Наркотики, крутобаны, ценности, контрабанду, незаконный груз имеете?
- Нет, - затрясла я головой. "Интересно, - подумала я, - неужели он ждет ответа "Да".
- А почему вы дрожите? - зацепился он.
- Замерзла. У меня колготки порвались.
Взглянув на меня, он сквозь зубы процедил:
- Пройдемте со мной на личный досмотр.
- Что, опять проблемы? - возмутилась я. - Да меня только что проверяли.
- Очень хорошо, если другим можно, почему нам нельзя. Прошу вас, - указал Речкин на серую дверь
Процедура досмотра заняла не более пятнадцати минут. Все закончилось относительно благополучно, если не считать оторванных каблуков новых босоножек, отпоротой подкладки сумочки. Попрощавшись с милыми дамами и выйдя из комнаты досмотра, я обратилась к Речкину.
- Я не опоздаю на самолет?
- Нет, не опоздаете, - улыбнулся он, - вы вообще никуда не полетите.
Мои ноги задрожали, по телу побежали мурашки от холода и страха.
- Я не ослышалась?
- Это ваш паспорт? - показал он мне мой документ.
- Да, - закивала я головой.
- Вы уверены?
- Абсолютно.
- Подпишите, - пододвинул он мне бумагу.
- А в чем, собственно, дело? - возмутилась я. - Что за бумажки вы мне суете?
- Подпишите, это акт проверки вашего паспорта, - ласково успокаивал меня Речкин, - небольшая формальность.
Взглянув в бумагу и ничего не поняв, я гордо заявила:
- Я отказываюсь подписывать без адвоката.
- Вам же хуже. Своим некорректным поведением вы усугубляете ваше незавидное положение.
- Ничего не понимаю.
- Не родился ещё такой человек, который бы разобрался в нашем таможенном законодательстве. Хотя это так легко, как в сказке: "Корешки мне, вершки тебе". Нам права, вам обязанности.
- Давайте, отложим это дело до моего возвращения, нехорошо задерживать самолет.
- А самолет давно в воздухе. А вам предъявлено обвинение в незаконном приобретении паспорта. Где вы получили его? - потряс он перед моим носом красной книжечкой.
- По месту жительства.
- Так вот бланки этих паспортов вашим ЖЭКом не получались, а вот и справочка, - и Речкин сунул мне под нос какую-то бумажку. Буквы плясали злорадный танец, не давая себя прочесть.
- Ну как же... - растирая слезы, всхлипывала я, - ну как же... - пыталась что-то сказать в свою защиту. Но тут к стойке таможенника подошел Джонсон Всенам.
Брезгливо взглянув в мою сторону, он поприветствовал Речкина.
- Господин посол, а мне сказали, что вы через служебный вход выйдете, скрылся за улыбкой Речкин.
- Я с народом. Мой дипломат, паспорт, - протянул документы посол.
- Ой, что вы, что вы, ещё приезжайте, - замахал ручками Речкин, гордо стукнув штампом в декларации. - Привет вашей стране.
Взяв декларацию, Всенам обратился к Речкину:
- Что с этой женщиной? - подразумевая меня, спросил он.
- А так... нарушитель границы, контрабандист, - пренебрежительно махнув рукой, бросил Речкин.
- Я так и подумайт, - сказал Джонсон и сунул бумагу в кейс.
Через секунду декларация посла, вылетев из кейса, запорхала по залу.
- Это, кажется, ваша декларация, - воскликнул Речкин и бросился ловить бумажку.
- Какой возмутительный оплошность, - воскликнул Джонсон и подумал: "Надо же так опростоволоситься". - Не аккуратно работаете. Сунуть ведь тоже надо уметь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики