ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Ты на них не смотри. Они там, в городе, до головной боли, может, доучились. Им необходимость нашим воздухом отдышаться. А ты, Егорка, им каждодневно дышишь. Тебе отцу с матерью помогать надо. Вон зады-то ваши как заросли! Покосил бы хоть серпом - да вечером корове и дал. Сам знаешь, как нынче пасут...
Вовка слушал дядю Васю улыбаясь. Так хорошо!.. Будто в нем пляшут и взрываются щекотные, бодрящие пузырьки, как в стакане с газировкой.
- ...Покоси для коровы-то зады, - настойчиво рекомендовал дядя Вася.
Егорка смирно слушал его, ничего не отвечая, и ковырял босым пальцем землю.
К ним, с порога уже смеясь, подошла тетя Марья:
- Ты на свои зады посмотри, горе! Да не на огородные... Где побелку-то собрал? Вроде и дом целый год не беленный.
- Чего зады! Чего зады! - рассердился дядя Вася. - Ты-то тоже хороша хозяйка! Пирог-то у тебя подгоре-ел! А теперь вот Сивка рванул куда-то до стада. Ищи теперь...
- Ладно, "ищи"! Его не доить, - легко возразила тетя Марья. Пой-дем, ты мой расхороший! Грех в такую погоду ругаться.
Она обняла его и направила к калитке. Дядя Вася шел, но переступал ногами так, что видно было: еще сердится.
- Ты соображай все-таки... Я воспитательну речь говорю, а ты зады...
Он обернулся у калитки к мальчишкам и сказал громко:
- Вы, ребята, под навесом не шибко играйте. Там подпорки ослабли. Упадет еще, придавит кого...
- Во какой ты у меня заботливый! - засмеялась тетя Марья уже за калиткой.
Освобожденный Егорка повернулся к Вовке и заулыбался. А Вовка и так давно уже улыбался. Он свесил с топчана ноги и сказал:
- Привет, Егорка!
Хорошо ему было! Совсем ведь другое дело: проснуться - а над головой не потолок какой-то, а все небо!
Да и жизнь тут по-другому начинается. Вот у него по утрам: мамка с папкой собираются на работу, что-то роняют, скучно и серьезно как-то ругаются. Папка авторучку потерял, ищет и жует на ходу завтрак, у мамы грохнулось что-то на кухне... Суетятся, и шаги их рассыпаются по квартире нервной дробью, пока не клацнет замком входная дверь... Совсем тут все по-другому.
- Так, старик, - полусонным голосом сказал за спиной Олег, - самый раз сегодня авторитет поднимать.
Он спрыгнул с топчана и пошел в дом. А Вовка озаботился и улыбаться даже перестал.
После завтрака Олег пояснил, что они с Вовкой разыграют дуэль на шпоночных пистолетах. Были у них такие. Они из них в городе каждое воскресенье стрелялись. В этом и заключались их тренинги, про которые Вовка забыл после столкновения с Сивкой.
Ольшанские мальчишки, конечно, ничего подобного не видели. Егорка это подтвердил.
- А какая дуэль? Насмерть? А пистолеты покажи! - пристал он к Олегу.
- Все увидишь, старик, - пообещал Олег. - Иди пока за Витьком и Минтином.
...Ребята уселись на хлыстах, напротив освобожденного от постели топчана.
Сидели они серьезно. Как-то к ним в Ольшанку приезжал театр. Взрослые тогда в клубе не только на них, но даже друг на друга цыкали. Семечек никто не грыз... И тут... зашел Олег на топчан, глянул на них - и они сразу почувствовали себя как в театре.
Олег, значит, глянул на них и прорычал что-то не сразу понятное.
"Благор-родный Вор-рогей" - вот что он прорычал. Это он, оказывается, Вовку так для дуэли окрестил, потому что по фамилии - Егоров.
- Тр-ребую, - зарычал он дальше, - смертной дуэли! До пер-рвой крови!
И тут только Егорка увидел табурет. А на табурете - деревянные пистолеты с резинками, как у рогаток, согнутые крючком гвозди, пузырек с йодом и бинт.
Олег спрыгнул с топчана и обычным голосом сказал:
- Вовка, щиток не забывай.
Они разобрали пистолеты и встали - каждый у своей на траву брошенной доски, означающей барьер.
Вовка прикрыл глаза фанеркой с дырочками и повернулся, как у них полагалось, всей грудью к Олегу.
Даже обычной резинкой и бумажной шпонкой можно прилично щелкануть товарища, скажем, в ухо. У пистолетов же - специальная, втрое скрученная резинка, а шпонки - из гнутых гвоздей. Так что фанерный щиток для глаз совершенно необходим.
Нехорошая игрушка.
Но дело вот в чем. Олег хотел стать спортсменом, а быстро бегать не мог. Ни просто так, ни тем более на лыжах. Он задыхался при беге: у него была искривленная носовая перегородка, а горло от всякого пустяка, вроде холодной воды или мороженого, опухало ангиной.
Он сам напросился сразу на две операции: на долбежку в носу и вырезание гланд. Вот и начал к ним готовиться: тренировать волю и терпеть боль.
Игра нехорошая. Но с другой стороны, взрослые-то?.. Ну чего они придумали хорошего для подготовки к долбежке в носу и вырезанию гланд? "Не плачь, деточка, потерпи" - вот все, что они придумали.
...Самое противное в этой дуэли - стоять вот так и смотреть в дырочки, как Олег нарочно медленно целит то в голое пузо, то повыше. Вот, кажется, в губы.
"Наверно, в губу саданет", - подумал Вовка и сглотнул.
Он скосил глаза и увидел, что посмотреть представление вышел шелковисто-рыжий петух. Он холодно оглядел Вовку и Олега, вспомнил недавнюю какую-то победу, взлетел на ограду загона и заорал о ней. Вовка удивился, какое у него огромное, огненное горло. И - цак! Шпонка влепилась в лоб. В голове зазвенело, словно сильно щелкнули по фарфору. Петух исчез. А на лбу у Вовки остался отпечаток шпонки.
- Мой выстрел, - облегченно вздохнул он.
Целился он тоже долго. И когда Олег чуть шевельнул губами, выстрелил в щеку.
Шляпка гвоздя чуть рассекла кожу, и на ней выступила капелька крови. Олег снял ее пальцем, слизнул и рухнул на траву.
- Я убит!
Егорка онемел от переживаний. Минтин с Витьком недоуменно переглянулись.
- Глянь. По правде лупят, - странным тоном сказал Витек.
Минтин согласно кивнул. Почему-то их не устраивало, что именно по правде лупят.
- А вообще здорово бьет! - заговорил Минтин. - Наверно, ворону подшибить можно... или сороку.
- Ворону не возьмет. У вороны перо жесткое, - возразил Витек.
- Мстить-то за меня будете, ольшаки? - обиженно спросил оживший Олег.
Минтин с Витьком снова переглянулись, и Минтин сказал:
- Не-а. Лучше уж их на воронах попробовать.
- Трусите, что ли? - поддразнил их Олег.
- Чего трусить, - спокойно возразил Витек, - просто чего зря лбы ковырять? Лучше и правда по воронам...
- Трусов нету, - поддержал Витька Минтин. - Я вон прошлое лето ка-ак саданул вилами в ногу - наскрозь!
- А орал-то как!.. - усмехнулся Витек.
- Ну орал же, а не трусил...
Олег понял, что игра отыграна, вздохнул и сказал:
- Ладно. Умру неотомщенным. Пусть будет воронья охота.
А Егорка все ерзал на хлыстах, морщился и наконец не выдержал:
- Я... я мстить хочу. Олежк, дай я отомщу, я еще ни разу в дуэли не стрелял.
Олег, хмыкнув, зарядил ему пистолет. Наверное, был доволен, что хоть Егорка загорелся дуэлью.
- А ты теперь меня как назовешь? - обратился Егорка к Вовке.
- А как твоя фамилия?
- Томилин.
- Ну... благородный Нилимот.
- К барьеру-у! - закричал Егорка и запрыгал от нетерпения.
Вовка снисходительно глядел сквозь фанерку, как дергается пистолет в непривычной Егоркиной руке. И вдруг - зззыннь! Вовке вмиг вспомнился зубоврачебный кабинет со всеми его запахами и звуками.
- Умм... поосенок, попав! - вымолвил он.
Егорка охнул, бросил пистолет на траву и подбежал к нему.
- Сильно больно, да? - прошептал он.
Вовка, зажав рот, отмахнулся. Егорка взял у него фанерку и решительно встал у барьера.
- Благородный Егор-ров, теперь твоя очередь, - сказал он, прикрылся фанеркой и сморщился так, что все его веснушки спрятались под нее.
Сначала Вовка хотел, из-за боли наверное, хотя бы хорошенько щелкануть Егорку по пузу. Но потом он вспомнил какого-то дворянина, который как-то очень красиво не стал стрелять в своего противника, чуточку поцелился в собранный щепоткой Егоркин нос, вздохнул и выстрелил далеко мимо его уха.
- Нечестно! Он нарочно промазал! Я видел! - закричал Егорка.
- От. Совсем мальчонку спортили, - усмехнулся Витек. - Давай, давай! Счас он тебе раскровянит губу-то...
Но Вовка, хоть и понимал он Егорку, отказался стрелять еще раз. Пощадил - значит, пощадил. Очень уж ему было приятно от этого. Все тот благородный дворянин вспоминался.
От Егорки все отвернулись и заговорили о вороньей охоте.
А Егорка насупился и отошел в сторонку. Он зарядил все-таки сам пистолет и неловко, на вытянутых руках направил его на себя.
Тут снова вышел петух и заорал прямо с земли, словно бы на Егорку.
- Опусти ниже! - успел крикнуть ему Олег.
Шпонка щелкнула Егорку как раз в ямочку под горлом. Видно, хорошо щелкнула: у Егорки выкатились слезы, он икнул и стоял секунд пять, не дыша и не разговаривая.
- Вот теперь порядок. Все перебиты! - бодро сказал Олег.
А Вовка удивленно думал, как это Егорка всю его пощаду смазал? И вообще, если бы настоящая дуэль: пощадишь вот так, а он, если такой же, как Егорка, благородный, сам застрелится...
По заросшему сизой муравой проулку они спустились к речке Ольшанке, где рос в одном месте старый вяз с вороньими гнездами.
Вовка потихоньку спросил Егорку:
- Ты зачем стрелялся? Вот вышиб бы глаз...
- Да-а. Тебе больно было, а в меня ты нарочно промазал, - ответил он и посмотрел на Вовку так, словно ждал от него еще чего-то.
Вовка остановился. Егорка тоже. И они пожали друг другу руки.
III
Нет. Город - он город и есть. Там, если даже тебя не мучают уроками, не гоняют по пустякам в магазин, все равно день проходит суетливо.
Время то тянется прямо, как пожарная кишка, то галечкой проскальзывает сквозь пальцы...
Там ведь не видно, как взошло солнце. Как набежали с запада тучи и передрались до грома и молний - только сразу хлещут по асфальту светлые прутья дождя. И как заходит умытое этим дождем солнце, тоже не видно в городе. Там оно садится не в степную траву и не в колючий лес, а вязнет высоко над горизонтом в грязно-розовой мгле.
А это все важно! Вовка заметил, как строго ведет себя время в деревне.
1 2 3 4

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики