науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Форш Ольга Дмитриевна
Хитрые звери
Ольга Дмитриевна Форш
Хитрые звери
У кадета Васи папа с мамой давно умерли, и он должен был слушаться только бабушку с дедушкой. Зимой Вася учился в корпусе, а летом ездил в деревню. В деревне дом был большой, со стеклянным балконом, а за домом и сад и огород.
Дедушка, толстый и ласковый генерал в отставке, чинил все, что было поломано: будильники, кофейные мельницы, или снимал с фруктовых деревьев червей. Бабушка, небольшая и тоже толстенькая, целый день варила варенья на стеклянном балконе, перебирала грибы, сушила малину и то и дело кричала: "Лукерьюшка, банку! Лукерьюшка, уксус, перец, лавровый лист!"
Старуха Лукерьюшка жила на кухне, пекла пироги, чистила клетку зеленому попугаю, а когда господа уезжали в город, ей одной отдавали ключи. Зубов у Лукерьюшки было всего-навсего два - один наверху и один внизу. Слышала старая плохо, а видела и того плоше: зачастую с пустым барыниным капотом говорила, как будто с самой барыней.
- Сожжет дом старуха, недослышит, недосмотрит, воров в окно пустит! охала бабушка всякий раз, как ездила в город.
- Ничего, обойдется! - успокаивал дедушка. - Зато меня старая вынянчила!
Вася-кадет был ужасный шалун: кроме удочек и ружья, привозил на лето еще и переэкзаменовку; но вместо того, чтоб за книжкой сидеть, он - на дереве, он в конюшне, в курятнике...
У кур Вася яйца таскал и себе бил из них гоголь-моголь. Вот из-за этого гоголя-моголя и вышла в доме большая история.
Дело в том, что в тот же курятник, но не за яйцами, а за цыплятами, кроме Васи бегала еще и лисичка. Она подползала неслышно, как умеют ползти одни только змеи, и хвать одного цыпленка за горло, и другого, и третьего.
Кричит петух на лисицу: "го-го, го-го!", кричит курица: "куда ты, куда ты!". "Го-го" и "куда ты" слышится только по-русски, а по-звериному это очень бранные слова, да лисе все равно. Наестся до отвала, а убьет еще больше, чем съест.
Вот однажды под вечер и встреться лисичка с Васей-кадетом в курятнике. Лиса живо зарылась в рогожи, с которыми была в один почти цвет, чуть дышит, не шелохнется, а сама глазом сквозь дырку все видит и ушки наставила.
Торк... торк... крутит Вася ложечкой гоголь-моголь. Побьет, побьет и полижет: по лицу видать - очень вкусно.
"Вот попробовать!" - глотает слюнки лиса.
И только Вася вскочил на минутку за бабочкой, лиса скок к гоголю-моголю и слизнула.
- Эге! - говорит. - Надо б и мне этак кушать.
Еще посмотрела лиса, что спит Вася на белых подушках, под беленьким одеялом.
- Эге! - говорит. - Вот и мне этак-то спать.
И задумала.
II
В густом лесу жил смешной зверь барсук. Он чуть больше лисы, неуклюжий, а по морде и по голове у него идут белые полосы. Барсук не очень-то умный, но жизни порядочной, аккуратной; нору роет на солнечной стороне, обложит ее мохом и листьями, а вверх трубы проделает, для чистого воздуха, - не любит, чтобы пахло дурно. А лисьего духа барсуки совсем не выносят.
Лисица все это знала отлично, и так как барсук ей был нужен для ее затеи, она выждала, когда он темной ночью пошел за припасами, и прыг в его чистую норку; кругом себя хвост распустила.
Уже светало, когда барсук, нагруженный кореньями, возвращался к норе. Устал он, вспотел, язык высунул, - отдохнуть бы! Споткнулся об острую лисью морду, как рассердится:
- Пошла вон, пошла!
- Хоть сама я уйду, да мой запах останется, - сказала лисица, - а на завтра своих лисенят приведу, на послезавтра племянников, - после нас не продышишь!
Заплакал бедный барсук, сложил на землю припасы, а глаза утер лапками. Хвостом ему нельзя вытираться, у него хвост короткий.
- Утри, барсук, слезы, утри, - смеется лиса, - я тебе лучшую норку нашла: будешь спать на белой подушечке, под беленьким одеялом, будешь грызть сахар, и яблоки, и изюм. А изюм - это спрятанный на зиму виноград.
Барсук потер лапкой лапку, он очень любил виноград; но вспомнив, что лисица зверь хитрый, с опаской сказал:
- А что вы с меня взамен спросите?
- Хвост мне расчесывать - это первое, - сказала важно лиса, - а еще ты научишься быть на двух только лапах, потому что в моей новой норке ты будешь зваться уже не барсук, а Вася-кадет. Если хочешь узнать все подробности, беги за мной следом.
Лиса побежала в лес, даже не оборачиваясь на барсука, она знала, что в испорченной норе он все равно не останется. И правда, понюхал барсук хорошенько берлогу, с досады плюнул и побрел за лисицей.
Шли звери, шли, занозились, измазались, пробираясь сквозь чащу, наконец, когда рассвело, увидали медведя.
Разлегся медведь на лужайке, задрал кверху лапы, лежит себе, греется. Над ним солнышко, под ним мох зеленый.
- Эй, медведь! - кричит лиса еще издали. - Хочешь стать генералом?
- А чем я дешевле? - ухмыляется Мишка.
- Дурень, дурень, нашел что сказать - смеется лиса. - Ходишь грязный, косматый, без галстука; жрешь что встретится, - хорош генерал!
Мишка-беспутный, так звали его все в лесу, был медвежонок, только что выросший в пестуны, очень сильный, громадного роста, но такой ленивый, такой обжора, что родители даже о нем не жалели, когда он своих братцев маленьких побросал и пошел где попало таскаться.
- Теперь, пестун, зима скоро, - сказала лиса, - а зимой хорошо в норе теплой. Ты как: сам нору сделаешь, или обратно в родительскую?..
Лиса отлично знала, что родители Мишку выгонят, если он к ним вернется, а самому ему нору сделать лень, да и поздно, вот-вот землю изморозь хватит.
Опечалился толстый пестун, взял прутик, прутиком когти чистит, чтобы скрыть слезы.
Лиса выждала минутку-другую, села рядом с Мишенькой на бугор и погладила его мягкой лапкой.
- Не кручинься, - ласкается, - я все пятки отбегала, а тебе зимнюю норку нашла, да какую! Будешь есть каждый день что угодно, будешь спать на перине под беленьким одеялом, будешь спрятанный на зиму виноград есть, который люди называют изюм. И меду, Мишенька, какой выберешь: и липовый есть и гречишный.
Медведь обрадовался и сказал:
- Даже очень хочу.
- Вот это, Мишенька, дело, ай, умник! - похвалила лисичка. - Через неделю господа уезжают: генерал, генеральша и кадет ихний Вася. Старушка останется старая, чуть видит, чуть слышит, да попугай зеленый.
- Попугай - кто такой? - спросил с опаской Мишка. - Он по морде меня не побьет, как мамаша?
- Что ты! - хохочет лиса. - Попугай сидит всегда в клетке, он птица, хоть и ругается, как человек. А старушка, чуть увидит тебя в генеральской одежде, наверно сочтет генералом!
- Гы... гы! - с удовольствием крякнул пестун. - А откуда одежду возьму?
- Об этом сама позабочусь, - сказала лиса. - Ты одно мне скажи: согласен идти в генералы? Подумай только, пестун: мед кушать, сахар, наливку хоть ведрами!
- Гы... гы... - кряхтит Мишка, - даже очень согласен.
- И отлично, значит, все господа налицо, - ухмыльнулась лисичка, - медведь - генерал, барсук - Вася-кадет, а я - сама барыня, сама генеральша.
И лиса побежала к усадьбе налаживать дальше свое хитрое дело.
III
Было еще совсем темно, когда лиса прокралась чрез густой барский сад к стеклянной террасе и против самых ступенек шмыгнула в кусты. На террасе блестела при полной луне попугаева медная клетка.
Попугай, зацепившись за железные прутья лапами, перевернулся вниз головой и думал о своей милой родине.
К опрокинутой голове кровь приливает, а попугаю чудится - это греет его индейское жаркое солнце, вокруг на пальмах качаются обезьяны, под обезьянами тяжелые носороги идут медленно к водопою, а вверху и внизу порхают чудесные птицы, такие ж, как он, попугаи.
И слышится вдруг сладкий шепот в кустах:
- Славный попочка, умный попочка, хочешь быть над зверями царем?
Живо перевернулся попугай, голова вверх, хвост книзу стал, как у всех попугаев, и скривил набок голову, слушает. Ничего. Кругом же одно огорчение: вместо пальмы береза, сам сидит в крепкой клетке, а птиц всего-навсего курица да петух. Опечалился попугай, закрыл глаза белыми веками. Опять голос идет от кустов, еще вкрадчивей прежнего:
- Хочешь, попочка, быть над зверями царем?
- Что такое! - закричал попугай недовольным бабушкиным голосом. - Пыль вытирать чисто, чисто.
Однако раскрыл оба глаза и с удивлением разглядел в кустах острую лисью морду.
- Меня к тебе, попа, звери прислали послом, - заюлила лиса, - хотят тебя вместо льва звать в цари. Ты по разговору почти человек, а человек даже льва держит в клетке.
- А-а! - сказал важно попка и поднял вверх лапку, а лиса знай свое тараторит:
- Как только люди уедут, принимай, попа, посольство.
- Клетку открой, клетку открой! - Заорал попугай.
- Ах, попа, хотела бы, да не смею. Надо мной есть старше послы, барсук да медведь. Они и то мне не верят, что ты говоришь по-людски. Ты сперва должен при них по крайней мере дня два покомандовать над Лукерьюшкой, чтобы звери видели: человек попу слушает.
Попугай вычистил клюв, повел кругом глазом да как начнет нараспев:
- Ме-еду, Лукерьюшка, а масло, а сыр?
И вдруг взвизгнул:
- Дура, дура, дура... хлеб позабыла.
- Ох ты, попочка, царь лесной! - залилась лиса тихоньким смехом. - Ты нам два дня покомандуй, а на третий мы выпустим тебя на свободу, посадим на львиный престол. А сейчас до свиданья!
И она убежала.
- Пыль вытирать чисто, чисто! - сказал гордо попка и уже не перевернулся вниз головой. Ему казалось это неподходящим при его большом сане. Попка чувствовал на спине своей львиную гриву и топорщил зеленые крылья, чтобы казаться побольше.
IV
Была глубокая осень. Хлеб давно уже сжали, смолотили, а зерно увезли на соседнюю мельницу. Лен тоже повыдергали и сложили его мокнуть в речку. И так долго лежал в речке лен, что уже перестал бояться простуды и совсем позабыл, что когда-то цвел нежным голубеньким цветком.
Подвалы в усадьбе битком набили огородным добром: бураками, картофелем и морковью. Яблоки с грушами, как батальоны солдат, лежали рядками на полках. Всех девушек, работавших в городе, барыня уже отпустила домой, наградив на прощанье алой и синей лентой.
1 2
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики