ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Это коммуняки нам вдалбливали интер-
национализм. Но коммунизм слава богу пал, и теперь можно смело быть
националистом."
- "Понимаете гражданин генерал, в связи с тем событием, которое
Вы называете "падением коммунизма", теперь можно смело быть любой сво-
лочью, но я предпочитаю не пользоваться этой возможностью. Чисто
по-человечески я могу понять и националистов и расистов - люди своего
племени всегда ближе, роднее и понятнее чужаков. Необычный цвет кожи,
или необычная форма носа могут быть даже отталкивающими на чисто био-
логическом уровне. Но это - эмоциональные, биологические реакции. По-
мимо биологической основы у человека еще есть разум, и хотя бы на
уровне разума мы должны осознать себя не членами своего племени, а
частью единого человечества. Иначе - бесконечная война, бесконечные
ответные удары по "другому племени", вендетта, передающаяся из поколе-
ния в поколение, хотя первопричины конфликта уже никто не помнит. И с
каждым годом оружие все опасней и разрушительней. Это путь к полному
самоуничтожению. Вы хоть представляете себе, как может ответить Запад
на Ваш "превентивный нанотехнологический удар"?
Кто-то должен разорвать этот порочный круг и остановить безумие
никогда непрекращавщейся многотысячелетней войны народов. "Нанотех" -
это шанс вывести народы из под власти их правительств, и таким образом
прекратить деление единого человечества на народы. Такое деление вы-
годно лишь правительствам и национальным элитам, но не самим народам,
которым приходится проливать кровь в войнах, чтобы защищать интересы
этих элит. Так что уж извините, Генерал, Ваша идея использовать "Нано-
тех" в качестве оружия мне совершенно не нравится.
А что касается попыток взлома пароля администратора сети, пожа-
луйста передайте тем, кто пытается это сделать - я думаю, у Вас есть
возможность с ними связаться - что взлом обычной компьютерной системы
и взлом "Нанотеха" - это совсем не одно и тоже. Напомните им пожалуйс-
та, что обычные компьютерные системы всегда находятся вне взломщика, в
то время как в случае "Нанотеха" часть системы находится внутри самого
взломщика и при этом способна контролировать жизненно важные функции
его организма. Передайте им, что если при попытке взлома сработает
сигнализация, это может очень вредно отразиться на их здоровье. Пере-
дадите?"
Генерал лишь раздраженно кивнул в ответ.
- "Ну и хорошо." - сказал Левшов - "Я предупредил, так что если с
ними что-то случится, моя совесть чиста. Теперь главный вопрос, гене-
рал. Так как же все-таки насчет моего телеобращения?"
- "По-видимому Вам придется сделать предварительную видеозапись
Вашего обращения. Ее должны будут просмотреть соответствующие компе-
тентные органы и принять по ней решение - Вы же понимаете, что мы не
можем пускать в эфир что попало."
- "Когда я смогу сделать видеозапись?"
- "Да хоть завтра."
- "А когда будет принято решение?"
- "А вот этого я Вам сказать не могу. Сами понимаете - вопрос бу-
дет решаться на самом высоком уровне."
2.11 Десять минут спустя в кабинете Генерала
- "Ну как?" - спросил Полковник.
- "Все бестолку." - ответил Генерал - "Упрямая сволочь. Знает,
подлец, что все козыри у него на руках, и ведет себя соответственно."
- "Что же теперь делать?"
- "Остается одно - тянуть время и молиться, чтобы специалисты в
нашей секретной лаборатории успели взломать пароль раньше американцев.
У нас нет такого оборудования как в Штатах, но некоторые из наших спе-
циалистов раньше работали с Левшовым, они лучше понимают его психоло-
гию и это дает им определенное преимущество. Правда, Левшов упомянул
что-то о системе сигнализации, которая может сработать. Прозвучало как
угроза. Ну да будем надеяться, что он блефует. Нам придется пойти на
этот риск."
2.12 7 июля 1997 года. Запись обращения А.П.Левшова к народу.
"Здравствуйте товарищи, дамы, господа и просто люди! То что я со-
бираюсь Вам сейчас сказать, возможно покажется Вам столь невероятным,
что Вы не захотите слушать меня дальше и переключитесь на другую прог-
рамму. Прошу Вас не делать этого, потому что в конце моего выступления
я собираюсь представить Вам такие доказательства правдивости моих
слов, которые смогут убедить даже самого закоренелого скептика. Я не
могу представить эти доказательства немедленно, потому что без моих
предварительных пояснений то, что Вам предстоит увидеть и услышать,
может испугать некоторых из Вас. Поэтому потерпите и послушайте меня
минут пятнадцать. Даже если начало моего выступления покажется Вам
скучным, или непонятным, или неправдоподобно абсурдным, я обещаю, что
к концу его Вы не будете разочарованы.
Все Вы знаете, что нынешнее устройство общества, называемое капи-
тализмом, существовало не во все времена. Когда-то, на заре истории,
когда еще не было никакой техники, если человеку была нужна пища, или
шкура для одежды, или дрова для костра, то человек просто шел в лес и
брал у природы все что ему нужно. Никаких денег тогда разумеется не
было. Это был своего рода первобытный коммунизм. Такое положение дел
продолжалось на протяжении десятков тысяч лет, что гораздо больше того
срока, который прошел с момента изобретения денег - то есть всего нес-
колько тысяч лет. Иными словами, можно сказать, что общество, постро-
енное на безденежной основе, является в определенном смысле более "ес-
тественным", более соответствующим человеческой природе.
Возможно многие из Вас с этим утверждением не согласятся. Офици-
альная пропаганда пытается сейчас уверить всех, что капитализм,
во-первых, является обществом, наиболее полно соответствующим челове-
ческой природе, и во-вторых, как следствие из этого, что капитализм
вечен. Я думаю, что ложность последнего утверждения достаточно очевид-
на для всякого разумного человека: ничто в этом мире не длится вечно,
все что имеет начало, имеет и конец. Вопрос лишь в том, что именно
придет на смену капитализму.
Чтобы ответить на этот вопрос, надо сперва понять почему вообще
стал возможен капитализм, то есть каким образом получилось, что почти
каждой вещи на свете (за немногими исключениями, вроде воздуха, кото-
рый пока еще бесплатен) оказалось возможно приписать некую цифру, на-
зываемую стоимостью этой вещи. Дело в том, что стоимость любой вещи
слагается из четырех аспектов: Первый аспект - это редкость материала
из которого изготовлен тот или иной предмет: чем материал дефицитнее,
тем выше его стоимость. Второй аспект - энергия затрачиваемая на изго-
товление вещи - чем более энергоемка вещь, тем она дороже. Третий и
четвертый аспекты связаны с информацией, заложенной в вещь при ее из-
готовлении. Любая вещь отличается от аморфной массы сырья, из которого
она сделана, тем, что она имеет определенную структуру, тем, что ис-
ходные "сырые" материалы в ней организованы и упорядочены в соответс-
твии с чертежами, с программами, содержащимися в станке с числовым
программным управлением, или просто с замыслом в голове мастера. Иными
словами, при изготовлении любой вещи происходит копирование информа-
ции, содержащейся в чертежах или некоем ином источнике, на исходные
"сырые" материалы. И эта информация тоже вносит свой вклад в стоимость
готового изделия. При этом надо различать два момента - стоимость соз-
дания самой информации, и стоимость копирования этой информации в про-
цессе изготовления изделия. Стоимость создания информации - это стои-
мость творческого труда изобретателей и конструкторов, создающих чер-
тежи будущего, еще не существующего изделия, стоимость труда писателя,
пишущего книгу, которую кому-то еще предстоит напечатать, то есть
превратить в конечное изделие, в вещь. Стоимость копирования информа-
ции - это стоимость труда рабочих, изготавливающих изделие в металле
по чертежам, это стоимость труда типографских рабочих, печатающих кни-
гу. И чем сложнее осуществить этот процесс копирования, тем дороже бу-
дет стоить конечный продукт. Итак, дефицитность материала, количество
затраченной энергии, сложность создания информации и сложность ее ко-
пирования - вот из чего состоит стоимость любой вещи.
Капитализм может нормально развиваться и двигаться по пути прог-
ресса только тогда, когда существуют объективные условия для нормаль-
ной оплаты творческого труда создателей информации, то есть тогда,
когда стоимость создания информации может быть включена в цену конеч-
ного изделия, и поэтому изобретатель материально заинтересован в со-
вершенствовании своего изделия. В девятнадцатом веке, веке бурного
развития капитализма, это не представляло из себя проблемы в связи с
особенностями тогдашнего уровня развития технологии. В то время изго-
товление почти любой вещи требовало наличия целого завода, с большим
числом станков и рабочих. И если, допустим, в то время кто-нибудь за-
хотел бы скопировать какую-нибудь книгу, не платя автору гонорара, он
вынужден был бы искать какую-нибудь типографию, где работают как мини-
мум несколько человек, потенциальных свидетелей его пиратства. Иными
словами, в девятнадцатом веке, в силу неразвитости технологий, процесс
копирования был очень сложным, что делало почти невозможным нарушения
авторского или патентного права. Изобретатели и авторы получали дос-
тойное вознаграждение за свои изобретения и сочинения, что привело к
бурному техническому прогрессу.
В ходе технического прогресса сложность процесса копирования во
всех отраслях постоянно снижалась, процесс копирования требовал все
меньше и меньше человеческого труда, а оборудование для копирования
становилось все более миниатюрным и дешевым.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики