ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Но на самом деле вели они себя очень спокойно — ни тишины, ни порядка не нарушали. Правда, иной раз перекинутся между собой словечком-другим, что верно, то верно, но совсем тихонько, шепотом. Директору интерната даже и в голову не приходило, что башмаки по ночам болтают.
Так бы оно и шло дальше, не брось один из мальчиков на пол в коридоре скомканный листок черновика. С этого круглого, как мяч, комка бумаги все и началось.
Упал он прямехонько перед правым башмаком Ромпетаконеса. А Ромпетаконес, надо вам сказать, считался во всем интернате лучшим левым крайним интернатской футбольной команды. И вот когда в коридоре, где стояли двести пар башмаков, наступила глубокая тишина, правый башмак упомянутого чемпиона не удержался от соблазна и легонько наподдал носком по комку.
Его братец-близнец возмутился:
— Ты что? Сдурел, что ли? Где это видано, чтобы башмаки сами, без ног, гоняли мяч?!
— Ничего особенного, — ответил правый башмак Ромпетаконеса. — Если хочешь знать, я давно уже об этом только и мечтаю — играть самостоятельно. Из меня классный футболист выйдет! Даром, что ли, я башмак знаменитого Ромпетаконеса? Послушай, ночью тут в коридоре скукота страшная! Почему бы нам иногда не погонять мячик?
— Я-то лично не возражаю, — сказал левый башмак, — только давай спросим остальные пары. Может, они не захотят.
— Еще как захотят! Чего там спрашивать! Гляди!
Тут правый башмак Ромпетаконеса сделал шаг вперед, к бумажному комку, и снова по нему ударил, на этот раз посильнее — так, что комок перелетел на другую сторону коридора. Башмак, стоявший напротив, получив этот «мяч», ужасно обрадовался и немедленно отправил его носком налево. И комок стал летать по коридору, туда-сюда, тудасюда… зигзагами, точно как идут шнурки в ботинках: с одной стороны на другую, от дырочки к дырочке.
Увидев это, правый башмак Ромпетаконеса закричал:
— Подождите, подождите! Давайте сыграем по всем правилам. Я буду капитаном первой команды. Кто хочет быть капитаном второй — выходи!
Из противоположного ряда выступил вперед один башмак, и каждый из капитанов отобрал себе по десять игроков.
Выбирать им было нетрудно, ведь они столько раз видели, как кто из башмаков играет, когда мальчики бегали по футбольному полю.
Видели? Разве башмаки видят? Конечно, на что же у них тогда верхние дырочки с пистонами? А концы развязанных шнурков заменяют им руки.
Команды вышли на середину коридора, а остальные сто семьдесят восемь башмаков вместе с несколькими тапочками, шлепанцами и парочкой мышей расположились вдоль его стен. Они были зрителями-болельщиками и, когда кто-нибудь из футболистов забивал гол, радостно вопили, стучали подошвами об пол и размахивали шнурками.
С тех пор так и повелось: каждую ночь в коридоре разыгрывался футбольный матч с участием маленького бумажного комка, который на день прятали в темном углу и о котором его бывший хозяин, школьник младшего класса, давно успел забыть.
Скоро команд стало уже шесть: две — башмаков большого размера, две — среднего и две — маленького. И вот что особенно смешно: играли башмаки с таким азартом, что к концу матча все, как один, бегали с высунутыми языками. Поглядели бы вы только на эти языки! Висят, чуть по полу не волочатся, как у пса, который долго-долго гнался за зайцем.
Не думайте, что башмаки только в футбол играли, им так понравилось развлекаться, что они изобрели себе еще много всяких забав.
То спустятся на цыпочках в столовую, усядутся там за длинныйдлинный стол и тихонько поют хором. А то постучатся к кому-нибудь в дверь — к повару или к самому директору, им все равно, — и тут же, давясь от смеха, убегают прочь. Выстроятся на своих местах в коридоре и стоят там как ни в чем не бывало. Пока тот, кого разбудили, вылезет в ночной рубашке из постели, чтобы поглядеть, кто к нему пришел, за дверью уже никого и ничего.
Но самое веселье началось, когда наступило лето и в интернате перестали закрывать на ночь окна. Как только в спальнях все затихало, башмаки бежали к окошку, крепко цеплялись друг за друга шнурками и свешивались на улицу словно веревочная лестница, а четыре башмака, те, чья была на этот раз очередь, спускались вниз и шли разгуливать по садам и огородам. Там они украшали цветами свои дырочки и охотились на жуков. Свою добычу они приносили в интернат. Здесь жуков пускали на пол и до самого утра играли с ними в бега или в бой быков. С первыми лучами солнца башмаки сажали гостей на подоконник, чтобы те могли возвратиться к себе домой. Жуки неторопливо ползли по стене дома вниз на землю и делились впечатлениями:
— А знаете, я совсем недурно провел время, — говорил один. — Эти башмаки очень веселый и живой народ.
— Я тоже получил удовольствие, — отвечал ему второй, — только все время побаивался, как бы они нас подошвой не прихлопнули в завершение веселья.
В таких вот развлечениях проходили у наших башмаков ночи, и все было хорошо до тех пор, пока башмаки Ромпетаконеса — озорники, каких мало, — не вздумали покататься на роликовых коньках. Они привязали к себе ролики одного из мальчиков, спустились по башмачной лестнице в сад, стали бегать там по дорожкам, увлеклись и забыли про все на свете. Когда они хватились, что давно пора домой, лестницы на ее обычном месте не оказалось — ей пришлось спешно втянуться в коридор, потому что уже проснулся школьный сторож, который по утрам будил мальчиков.
Башмаки Ромпетаконеса пришли в ужас.
— Ой-ой-ой! Что же нам делать? — простонал левый башмак, отвязывая конек.
— Не знаю. Совершенно не представляю себе, куда же нам деваться до ночи, — отвечал ему правый.
— Тише! Кто-то едет на велосипеде! — шикнул первый.
Они бросились бежать, но было уже поздно: молочник — это он ехал на велосипеде — заметил беглецов и погнался за ними. В тот самый момент, когда они собирались юркнуть под крыльцо, он схватил их и отвез к своей жене, которой сказал так:
— Давай-ка посадим их в клетку к нашему попугаю, а то еще убегут. Они живые, я сам видел.
Будь это какие-нибудь другие башмаки, попугай мог бы научить их разговаривать, не правда ли? Но башмаки Ромпетаконеса говорили не хуже попугая, и поэтому вышло наоборот — они сами стали учить птицу выкрикивать такие слова:
«Вот башмаки Ромпетаконеса! Вот башмаки Ромпетаконеса!»
И они добились своего: когда клетку, как обычно, выставили на подоконник — на солнце, попугай принялся орать во все горло:
— Вот башмаки Ромпетаконеса! Вот башмаки Ромпетаконеса!
Молочник, человек хороший и честный, который никогда не подливал в молоко ни капельки воды из фонтана на городской площади, услышал, возвращаясь на велосипеде домой, эти крики и испугался, что его могут принять за вора. Он бросился в комнату, подбежал к окну и распахнул настежь дверцы клетки.
— Сделай одолжение, отнеси нас, пожалуйста, домой! — попросили башмаки попугая.
Тот ухватился клювом за шнурки, вылетел из клетки и мигом доставил пропажу прямо в интернат.
— Глядите, попугай принес мои башмаки! — закричал обрадованный Ромпетаконес. — Надо его отблагодарить.
Так мальчики и сделали: они дали попугаю конфет и пригласили бывать в интернате каждый день — к завтраку и ужину Постепенно попутай так там освоился, что, когда наступал час кончать занятия в классах, кричал из коридора:
— Сеньор учитель! Уже пора!
Это днем, а ночью попугай был судьей башмачных футбольных матчей и разучивал с башмаками разные веселые песенки. Я бы вам их спел, да вот досада, пролетел скворец — сказке конец.

Большое воздушное сражение
окончилось для зонтиков поражением


Так вот, друзья мои, это одна из самых страшных историй, случившихся в жизни мальчика по имени Ромпетаконес. А страшная она потому, что речь в ней пойдет о войне, которую Ромпетаконес вел с зонтиками.
Однажды Асулита поручила брату купить метелку из перьев, чтобы обметать пыль. На улице в тот день шел дождь, и Ромпетаконес взял с собой из дому зонт с ручкой в виде забавной собачьей головы. В то время было модно делать зонтикам ручки в виде головы. Головы были из пластмассы, металла или дерева и самые разнообразные: человечьи, гусиные, кошачьи, лягушачьи. Встречались даже головы чертенят и ведьм.
Вот пришел Ромпетаконес в лавку, поставил мокрый зонтик в уголок, выбрал себе метелку и направился к кассе — платить. В ту самую минуту, когда он отсчитывал кассирше деньги и был больше всего занят, зонтик с собачьей головой вдруг шмыг в раскрытую дверь и поскакал по улице, да так быстро, ни за что не догнать! Он все скакал и скакал на остром своем кончике, вытянув вперед морду, и, что всего хуже, лаял на скаку пренахальнейшим образом:
«Гав, гав! Гав, гав! Гав, гав!»
Такого насмешливого гавканья бедный Ромпетаконес еще ни разу на своем веку не слышал. Он мчался за беглецом, кипя от злости, и грозил ему единственным своим оружием — метелкой. Ведь ничего другого у мальчика не было: ни ружья, ни пулемета, хотя бы самого захудалого.
Кончилось тем, что зонтик исчез вдали на повороте дороги, а несчастный Ромпетаконес, совсем выбившись из сил, вернулся домой чуть ли не в слезах.
И тогда его мама сказала:
— А! Так от тебя удрал твой зонтик, что с собачьей головой? Ничего удивительного! Разве ты не знаешь, сынок, что у нашей соседки из триста тридцать третьей квартиры сбежал зонтик, у которого на ручке голова ягуара? Разве ты не знаешь, что у твоего дяди Разразигрома исчез зонтик с ослиной головой, а у моей тетки Люли-Пилюли — зонт с головой кролика? Этого и надо было ожидать, раз какой-то умник додумался приделывать зонтикам головы. Зонтик с головой —
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики