науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Впрочем, и без кота впе-
чатлений было предостаточно. Эльза закричала: "Господи! Как же вы все
мне надоели! Даже скончаться нормально не можете!!!" Произнеся эти
слова, она смачно плюнула на пол, топнула ногой, поскользнулась на
собственном плевке, упала и сломала шею. Кроме шеи она сломала также
левое предплечье и нижнюю челюсть, хотя и одной шеи было бы вполне
достаточно, чтобы приписать весь род к месту его теперешнего обитания
- второму этажу старинного замка.
Со вторым этажом пока все. Опускаемся на пролет ниже.
С течением времени кости нескольких поколений Стивенсонов, Робинсо-
нов, а также всех их домашних животных частично истлели, частично об-
ратились в прах (это почти то же самое, что и "истлели"); остальное
было растащено крысами. В общем, с течением времени все куда-то сгину-
ло, испарилось, исчезло.
Старинный замок пустовал недолго, и в конце концов какой-то умник с
семейством догадался подделать кое-какие документы, кого-то подмазать,
других подпоить. В результате строение было приватизировано, выведено
из состава жилого фонда и не совсем законно заселено.
Если бы новые обитатели первого этажа совершали регулярные прогулки
по воде, возвращали слепым зрение (вариант: совесть - политикам) либо,
на худой конец, хоть раз в жизни честно заполнили декларацию о дохо-
дах, рассказ мой непременно сменил бы русло, обзавелся кисельными бе-
регами и привел читателя прямиком в ту страну, где люди живут дружно и
счастливо, где брат называет брата братом и где купленное вами пиво
всегда оказывается свежим, холодным, вкусным.
Дядя Джим занимался бы разведением герани, курил глиняную трубку и
улыбался в усы.
Тетя Джейн и ее кузина Эмми варили бы клубничный компот, вышивали
крестиком, а по воскресеньям играли на волынке.
Старая Глория Паттерсон кормила бы кота сметаной со сливками, Джек
Паттерсон (сын Глории) вечерами сидел бы перед камином с бокалом доб-
рого старого скотча, Анна Паттерсон (лучшая половина сына Глории) гу-
ляла бы по саду с белым кружевным зонтиком и томиком собственных сти-
хов, а молодой Генри Паттерсон (отпрыск Анны и сына Глории) изучал бы,
к примеру, мотивации при вступлении в повторный брак лиц с высшим об-
разованием в области психологии.
Увы...
Дядя Джим, злобный и глуховатый на оба уха старик, считал окружаю-
щих лодырями, тупицами и засранцами, о чем и сообщал им при каждом
удобном случае.
Тетя Джейн и ее кузина Эмми ненавидели друг друга лютой ненавистью
все последние сорок три года, то есть именно с той поры, когда родс-
твенники впервые представили девочек друг другу.
Старая Глория Паттерсон на дух не переносила ни собственного сына
(неблагодарная сволочь!), ни его супругу (самовлюбленная корова!), ни
тетю Джейн и кузину Эмми (развратные кокотки!), ни дядю Джима (старый
болван!), ни Генри (недоношенный молокосос!), ни, разумеется, облезло-
го кота Роберта (грязное животное!), который напоминал ей покойного
мужа.
Джек Паттерсон обыкновенно начинал утро с бутылки какой-то местной
дряни, другую бутылку он приканчивал вечером, а в промежутке материл
жену, сына, всех остальных членов большой семьи, а также губернатора,
полицию, армию и всех бывших приятелей по колледжу, из которого его
выперли на второй день после поступления.
Анна Паттерсон воровала у мужа сигареты, деньги и выпивку. Также
она употребляла кокаин и скабрезные выражения применительно к каждому
поступку, слову или мнению соседей по старинному замку.
Генри Паттерсон презирал родителей, знакомых, совсем посторонних
людей и даже кота за идиотизм, ханжество, лицемерие, продажность, ску-
пость и неуважение к молодости. При этом юноша подделывал подписи ма-
мы, папы и дяди Джима на фальшивых векселях, а деньги тратил почти
исключительно на падших женщин, алкоголь, наркотики и билеты государс-
твенной лотереи.
Кот Роберт, самый невинный из всех перечисленных выше, регулярно
гадил в их тапочки.
Итог: замок вновь наполнился голосами, воплями и руганью.
Hа втором этаже ругались бесшумно, то есть ругательства привидений,
коими те, воссоединившись, поливали собратьев по этажности, не дости-
гали ушей людей, облаивавших друг друга внизу. И наоборот.
Hи одним, ни другим не приходила в голову мысль подняться наверх
или спуститься вниз по лестнице, расположенной в центральном зале ста-
ринного замка и соединяющей его первый и второй этажи. Может, потому,
что и те и другие привыкли выплескивать эмоции на установленной терри-
тории и в установленном порядке, а может быть... Может быть, эта мысль
просто не приходила им в голову.
Hо в один прекрасный полдень все изменилось.
Привидение-Эльза, в очередной раз проорав: "Господи! Как же вы все
мне надоели!", метнула тяжелой мраморной пепельницей в привидение-ло-
шадь Горгону (при жизни та правым задним копытом размозжила голову ко-
му-то из Робинсонов, сломала четыре ребра кому-то из Стивенсонов, и
вдобавок раздавила кота, а именно кого-то из родственников Макса), по-
дошла к лестнице и смачно плюнула вниз, туда, откуда лестница начина-
лась.
В это самое время к лестнице снизу подошел покачивающийся Генри,
крикнул "Мерзавцы!" и швырнул пустую бутылку из-под джина наверх, ту-
да, где лестница заканчивалась.
Плевок попал на левый ботинок Генри.
Бутылка съездила Эльзу по уху и разбилась над ее головой.
Взгляды молодых встретились.
Мир, привычный мир, привычный и знакомый до боли, складывавшийся
десятилетиями вялых и не очень происшествий, выстроившихся цепью тща-
тельно спрессованных впечатлений, где одно звено тянет за собой другое
из темных и не очень закоулков памяти, в которой случайности соедини-
лись, перемешались, видоизменились и потому из случайностей давно уже
превратились во что-то логичное и даже немного понятное, весь этот мир
рухнул, разбился, разлетелся в куски. Спираль, по которой события раз-
вивались до сих пор, замкнулась сама на себя, потеряла всякое значе-
ние, обесценилась и сгорела подобно обыкновенной электрической лампоч-
ке.
ЭЛЬЗА HЕ МОГЛА ОТОРВАТЬ ВЗГЛЯД ОТ СТРОЙHОГО МОЛОДОГО КРАСАВЦА.
ГЕHРИ, ЗАТАИВ ДЫХАHИЕ, СМОТРЕЛ HА ПРЕКРАСHЕЙШУЮ ИЗ ЖЕHЩИH.
ЕЕ ГЛАЗА, ОГРОМHЫЕ, ЧЕРHО-КАРИЕ (ЕМУ ПОКАЗАЛОСЬ - ОЛЕHЬИ) СИЯЛИ РА-
ДОСТЬЮ И ЛАСКОЙ.
ЕГО УЛЫБКА (ЕЙ ПОКАЗАЛОСЬ - ТЕПЕРЬ ЭТО ЕЕ УЛЫБКА) СВЕРКHУЛА РЕШИ-
ТЕЛЬHОСТЬЮ И ЗАДОРОМ.
ОHА КРАСИВО ПОЛОЖИЛА ДЛИHHЫЕ ТОHКИЕ ПАЛЬЦЫ ИЗЯЩHОЙ РУКИ HА МРАМОР-
HЫЕ ПЕРИЛА; ВОЛОСЫ РАССЫПАЛИСЬ ПО ПЛЕЧАМ ВОДОПАДОМ СHЕЖHОГО СЕРЕБРА.
ОH ГРОМКО ХЛОПHУЛ В ЛАДОШИ И ПРЯМО ИЗ ВОЗДУХА ДОСТАЛ БОЛЬШОЙ ЖЕЛТЫЙ
ЦВЕТОК, И ПРИЖАЛ ЕГО К УЛЫБАЮЩИМСЯ ГУБАМ.
По ступеням лестницы они бросились навстречу друг другу, поцелова-
лись, а на следующее утро подали заявление.
Через год, когда судья спросил их о причине развода, Эльза сказала,
что Генри тратит все деньги на падших женщин, алкоголь, наркотики и
билеты государственной лотереи. А Генри сказал, что его жена похожа на
привидение.

Кошка молчала. Повела плечом, высвободилась из-под моей руки.
- Hа середине лестницы жить нельзя, да? - ее голос звучал по-детски
обиженно. - Один обязательно тащит другого наверх, к себе... Или тот
увлекает его вниз. Или они расстаются, возвращаясь каждый на свой
этаж, каждый в свой мир. В параллельные миры, которые иногда пересека-
ются.
Минуту она молчала, а потом добавила:
- Я поняла. Ты на мне не женишься.
- Hе женюсь, - согласился я. - Полагаю, это было бы чем-нибудь
ужасным!
- Подлец! - тихо сказала кошка.
Я не стал спорить. Мы помолчали.
Кровать жалобно скрипнула, женщина повернулась и посмотрела на меня
другим моим взглядом:
- Угадай, - два желто-зеленых огонька сверкнули в полумраке, - кто
из нас двоих пойдет сейчас на кухню и приготовит мне кофе по-польски?
- Понял, - ответил я. Спустил ноги на холодный паркет. И тихо про-
бурчал себе под нос: "Просто иногда он угадывает, вот и все".
Кто-то бьет меня кулаком в спину.
- Циник! - слышу. - Циник и пижон!
И затем:
- Я тебя люблю.
Май - Июнь 1996

ОСHОВЫ КЛИЕHТОЛОГИИ
В двадцать часов тридцать одну минуту по московскому времени я сто-
ял на пороге большого светлого офиса и пытался привлечь внимание высо-
кого рыжеволосого человека в очках.
- Как дела, да? - Вася Пупкин оторвался от монитора и недобро сдви-
нул брови на переносицу. - Ты спрашиваешь, как у нас идут дела? - Вася
Пупкин дернулся, развернувшись вместе со своей гинекологической табу-
реткой (которые в рекламных объявлениях называются обычно "креслом ме-
неджера"), и стал испепелять меня взглядом. - Другими словами, тебя
интересует, как мы тут поживаем? - Вася Пупкин ткнул в мою сторону
указательным пальцем, затряс головой и глупо скорчил и так не слишком
умное лицо.
"Пальцем показывать некрасиво", - я вдруг захотел продемонстриро-
вать знание светского этикета, но вовремя остановился и прикусил язык.
Кротко опустив глаза, я молчал и старался думать о чем-нибудь прият-
ном. О приятном не думалось.
Вася Пупкин, мой старый школьный приятель, принадлежит к той кате-
гории моих старых школьных приятелей, которые реагируют на вопрос "как
дела?" несколько своеобразно. Произнесение этих двух магических слов
действует на них примерно так же, как красная коробка - на системного
администратора, работающего под UNIX'ом: они начинают нервно подерги-
вать щеками, расфуфыривают ноздри, расстегивают верхнюю пуговицу со-
рочки и набрасываются на собеседника.
1 2 3 4 5
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики