ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новая информация для научных статей по экономике, педагогике и гражданским войнам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Оставайтесь-ка у нас. На дворе темно уже, поздно.
- И все Линке веселей! - захохотал Николай Степанович, от чего девушка покрылась красными пятнами. Андрей улыбнулся, посмотрел на Каролину - та быстро склонила голову, прячась от его взгляда.
Ему постелили в зале, на раскладушке. Какие-то идеи мелькали в его голове, была безумная мысль подождать, пока все уснут, прокрасться в девичий будуар, и по быстрому изнасиловать девочку. Он вяло обсуждал сам с собой тяготы и последствия этого шага, и на пути к счастливому разрешению проблемы крепко уснул.
Ему снились кентавры с мощными волосатыми грудями, как у сатиров, он разговаривал с ними, мчался по выбеленной снегом равнине, и, кажется, весело и удачно боролся, отбиваясь от них копытами - он сам был ниже пояса лошадью как бывает во сне, свою четвероногость он воспринимал как должное, и даже с каким-то удовлетворением. Кроме того, выше пояса он был женщиной, и тяжелые, налитые молоком груди немножко мешали ему отражать атаки агрессивно настроенных самцов. Момент пробуждения Андрей пропустил. С неохотой раскрыв глаза, уже ощущая ловко вдавленное в поясницу ребро раскладушки, он все еще упивался разгоряченным дыханием соперника.
- Вот соня, - услышал он.
И осознал, что запах лошадиного пота не исчез полностью. Сон мягко вползал в реальность. Хотя новый аромат изменился, слившись с чем-то, сладким, густым, как патока.
- Деточка моя, - пробормотал Андрей, с болью размыкая веки, - как сладко ты пахнешь...
Каролина наклонилась над ним, щекоча прядью волос:
- Проснулся?
Он утвердительно кивнул, и отбросил рукой одеяло.
Девушка тихо засмеялась, закусив нижнюю губу. Голоногая, свежая. Глаза ее блеснули, когда она осознала причину его состояния.
- Просто эрекция, - вздохнул он, обозревая вздыбившиеся трусы, и выбрался из суставчатой кровати, - утренняя, понимаешь.
- Глупости какие... - девушка отвернулась
В доме стояла тишина.
- А где родители? - поинтересовался он, одевая рубашку. Вопрос о штанах оставался открытым, потому что их просто не было.
- На работе.
- А мои брюки?
- Сушатся, - Каролина вздохнула. - Папа на них рыгнул чуть-чуть.
- Хороший у тебя папа.
- Да, - легко согласилась она. - Он добрый. Легко с людьми сходится. И очень гостеприимный. Если кто заглянет на огонек, то ни за что не отпустит, пока не накормит, напоит... "
И спать уложит. Мудак твой папа", - подумал Андрей, а вслух сказал:
- Мы, значит, одни?
- Значит, - улыбнулась она.
- А ты знаешь, что это значит?
Каролина вздохнула и потерла нос. Наверное, вопрос показался ей риторическим.
- Завтракать будешь?
- Я так рано не ем, - он покачал головой. Странно он чувствовал себя, без штанов, с напряженным членом, чуть прикрытым полами рубашки, наедине с этой спокойной красивой, пахнущей девственностью самочкой, возможно, совершенно голой под халатом. Но вместо привычного, механического утреннего возбуждения он чувствовал в себе нежность и глупое желание дарить радость.
Он подошел к ней поближе, ощущая нестерпимое желание коснуться ее, погладить ее по щеке, или хотя бы понюхать, как цветок. Каролина встретила его приближение со смущенной улыбкой.
Он взял ее за руку. Она не сопротивлялась, только пробормотала, с какой-то обреченной покорностью:
- Не надо.
Андрей с наслаждением вдохнул ее запах - аромат волос и свежего тела. Он мог поспорить, что девушка уже успела принять душ. Ранняя пташка.
- Повернись, - попросил он.
Она молча повиновалась.
Он обнял ее за плечи, и поцеловал в открытую шею.
- Так можно? - спросил он, оторвавшись от нежного, сладкого на вкус кусочка плоти.
- Нельзя, - тихо сказала она, подрагивая в его руках.
Он провел ладонями сверху вниз, от плеч к бедрам. Руки наполнились упругостью девичьего тела. Она таяла под его руками, шепча: "Нет-нет, не надо, так нельзя". Ее слова были музыкой, под которой его движения становились все смелей и размеренней.
Руками Каролина держалась за стоящий перед ней комод, дрожа всем телом, пока он забирался ей под халат.
- Малышка, - с нежностью произнес он, задыхаясь, - такая бархатная... его руки скользнули по бедрам вверх, под халатик, встречая тонкую ткань трусиков. Он почувствовал, как крепкие ягодицы судорожно сжались под его ласками.
- Нет! - вскрикнула она. - Не здесь! Пожалуйста!
- Где ты хочешь? - тихо спросил он, поглаживая крепкие бедра.
- Ко мне, - слабо произнесла она.
Андрей взял ее на руки - она показалась ему легкой, словно резиновая кукла - и понес в ее комнату. Тяжелый запах ее "будуара" кружил ему голову. Тапочки слетают со ступней. Стук. Стук. Он посадил ее на уже застеленную кровать. Быстро, не давая ей опомниться, несколькими движениями он расстегнул ее халатик, стянув его до локтей. Под халатом оказалась коротенькая сорочка. Вид крепкой остроконечной груди с темными пятнами сосков под полупрозрачной тканью ударил ему в голову. Он сбросил с себя трусы.
- Что ты делаешь, Андрей... Андрюша... Господи...
Наклонившись над задыхающейся девушкой, он приподнял ее ноги повыше, так что ее мягкие ступни легли ему на грудь, и принялся стаскивать трусики. Она не помогала ему, только сильно дрожала и мотала головой из стороны в сторону. Стянутый халат удерживал ее, не давая свободы рукам, но Андрея это устраивало. Он хотел ее такой.
Разомкнувшись с ее ступнями, он стащил трусики и отбросил их в сторону. Мягкие девичьи пяточки вновь легли к нему на грудь, они шевелились, словно поудобней устраиваясь. К сладкому запаху комнаты прибавился слабый пряный аромат вымытого хорошим мылом влагалища, потихоньку испускающего секреции.
- Мне страшно, - вдруг сказала Каролина.
Ее голос был странно спокоен, только блестящие глаза выдавали волнение.
- Ты девочка? - прерывисто спросил он, осторожно трогая ее промежность. Развитые большие губы были слегка влажны. Он скользнул пальцем вниз, по выпуклому перешейку, до крепко сжатого ануса
Она еле заметно кивнула головой.
Он сглотнул слюну. - Ты... ты хочешь?
Она ничего не ответила, не отрывая от него взгляда блестящих глаз. Потом сказала:
- Будет нехорошо. Правда. Тебе не понравится...
Ее голос приобрел умоляющий оттенок.
- Не бойся...
Андрей медленно провел головкой напряженного члена по лобку, по кустику мягких волос, спустился пониже, тычась во влажную щель.
Ее глаза широко раскрылись и она судорожно выдохнула:
- Андрей... Больненько!
- Я знаю, - тихо сказал он. Он медленно умирал от наслаждения, втискивая член в тесное розовое колечко. Стараясь не смотреть на полуголое тело под ним, чтобы не вспугнуть инстинкт и не спустить немедленно, он втиснул член до предела, за которым начиналась боль.
- Сейчас, - одними губами сказал он ей, и легко, одним ударом проткнул плеву, погрузившись в девушку на полную глубину. Каролина не издала ни звука. Он только увидел, как вдруг расширились и сверкнули болью ее глаза... Ноги затвердели и мышцы налились, ступни со неимоверной силой впились в его грудь, пытаясь оттолкнуть, оторвать его тело. Он выдержал этот напор, оставаясь в ней, прижимаясь кончиком члена там, внутри, к трепещещему тельцу матки. Затем медленно отступил, вынул слегка окрашенный кровью ствол, примерился, и ударил снова. На этот раз Каролина завизжала - громко и пронзительно, ее тело напряглось, судорожно пытаясь сбросить мужчину с себя. Потом она замолчала, только изредка охая, когда он, накачивая ее ритмичными движениями, ударяя в матку. Упирающиеся в грудь ножки сильно пружинили, даря Андрею дополнительное наслаждение от преодоления девичьего сопротивления. Он старался продлить акт как можно дольше, и у него получалось легко - его член словно налился сталью, чуть ли не онемев. Каролина под ним начала двигаться, и он с удивлением понял, что теперь она старается попасть в ритм, живя с ним его жизнью, приподнимая попу, чтобы облегчить ему толчки. Кровать под ними ходила ходуном, скрипя и треща. Он почему-то боялся смотреть вниз, на ее тело, и отвернул голову в сторону, глядя налившимися кровью глазами на прислоненный к вазочке рисунок. Это продолжалось долго, долго... Первый удар копытом в грудь он выдержал, только чуть задохнулся от неожиданности, и взглянул вниз - под ним закачалась изрытая копытами земля с клочьями бурой травы, и его бросило вбок. Он ударился спиной о низкорослое дерево, попытался схватиться рукой за подвернувшиеся ветки, но не смог удержать в кулаке скользкие прутья, и грохнулся оземь, нелепо разметав копыта.
... Когда он очнулся, все уже успокоилось. Он лежал в теплой, мягкой кровати, под одеялом. Вкусно пахло цветами и женским кремом - он приподнялся на локте, наклонился к спящей рядом женщине и поцеловал ее в голую шею под растрепанными каштановыми волосами. "Как это странно", - сказал он себе, глядя на безвольно лежащую на подушке женскую руку - белоснежную, с нежными голубыми прожилками вен. Тонкие длинные пальцы, с розовыми ноготками. "Как странно, что я женат на кобыле".

1 2
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
загрузка...

Рубрики

Рубрики