ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

До тех пор, пока мгновением позже, его хватка усилилась, почти причиняя боль. Она выдохнула лишь хриплое «Пожалуйста», и он полностью ее отпустил.
Эшлин моргнула от неожиданности. Без его прикосновения она ощущала себя…лишенной жизни?
«Опасно», произнес он, на этот раз на венгерском.
Она не была уверенна, имел он ввиду себя – или ее. «Ты один из них?» мягко спросила она, не меняя сама язык. Незачем ему знать, что она говорит на обоих.
Изумление омрачило его взгляд, и мускулы задергались в его челюсти. «О чем ты? Один из них?» по-английски на этот раз.
«Я…Я…» слова отказывались формироваться. Ярость накрывала черты его лица, более чем она, когда-либо наблюдала на ком-то. Она исходила из каждого очертания его крепкого тела. Она обняла себя руками. Нет, не принц вовсе. Дракон, точно, как она сразу и предположила.
Оставаясь на коленях, он отодвинулся от нее. Он размеренно вдохнул и медленно выдохнул, воздух стал туманом вокруг его лица. Его рука суетилась у отворота ботинка, словно он не знал, потрогать его или нет. Наконец, он заговорил.
«Что ты делаешь в этих лесах, женщина? И не лги мне. Я пойму это, и тебе не понравится моя реакция».
Эшлин кое-как смогла проговорить. «Я ищу людей живущих на вершине этой горы».
«Зачем?» Слово было как удар.
Насколько стоит ей открыться? Он был одним из людей со странными возможностями, должен был быть. Он был слишком полон жизни, слишком могуществен, чтоб быть только человеком. Но более того, его простое присутствие каким-то образом прогнало прочь ее голоса, чего не случалось никогда ранее.
«Я нуждаюсь в помощи», призналась она.
«Правда?» была противоречивая смесь подозрения и снисхождения в его выражении. «В какой?»
Она открыла, было, рот чтоб сказать…что? Она не знала. В конечном счете, это было не важно. Он остановил ее, быстро тряхнув головой. «Неважно. Тебя сюда не приглашали, потому твои объяснения не нужны. Возвращайся в город. За чем бы ты ни пришла, ты это не получишь».
«Но… но…» она не могла позволить отослать себя прочь. Она нуждалась в нем. Да, она лишь только его встретила. Да, единственное что она знала о нем, это его имя и то, что он мастерски метает кинжалы. Но она уже страшилась мысли об утрате тишины. «Я хочу остаться с вами». Она знала, что отчаяние исходило от нее, но это ее не заботило. «Пожалуйста. Лишь на чуть-чуть. Пока я не научусь управлять голосами сама».
Вместо того, чтоб смягчиться, его, казалось, разъярила ее мольба. Его ноздри раздувались, и мускулы подергивались в его челюсти. «Твоя болтовня не отвлечет меня. Ты Наживка. Должна быть. Иначе ты бы убежала от меня в испуге».
«Я не наживка». Чем она не была. «Богом клянусь». Она протянула руки и схватила его предплечья, его плоть твердая и плотная, невероятно теплая и крайне наэлектризованная под ее рукой. Покалывания пронзили ее руку. «Я даже не знаю, о чем вы говорите».
Мгновенно он выхватил руку и схватил основание ее черепа, поднимая ее вперед в лучи лунного света. Действие не причинило ей боли. Напротив, она испытала еще один электрический толчок. Ее живот дрожал.
Он не говорил, лишь изучал ее с усилием, граничащим с безжалостностью. Она изучала его, тоже, шокированная тем, что начинало пылать…кружить…претворяться в жизнь под его кожей. Лицо, осознала он с мрачным ужасом. Другое лицо. Ее сердце пропустило удар. Не может быть демоном, не может быть демоном. Он заставил голоса прекратиться. Он и другие творили замечательные вещи в этом городе. Это лишь игра света.
Пока она еще могла видеть черты лица Мэддокса, она также различала тень кого-то – чего-то – другого. Красные, мерцающие глаза. Костлявые скулы. Острые как кинжалы зубы.
Пожалуйста, пусть это будет игра света.
Но чем больше это костяное лицо таращилось на нее, тем меньше она могла притворяться, что это иллюзия.
«Ты хочешь умереть?» Мэддокс – или скелет? – требовательно спросил, гортанные слова более походили на животный рык.
«Нет». Он мог убить ее, но она умрет с улыбкой. Две минуты тишины стоили для нее жизни в шуме. Испуганно, но решительно, и все еще трепеща от его лихорадочного прикосновения, она вздернула подбородок. «Я нуждаюсь в вашей помощи. Расскажите, как управлять моей силой и я тут же уйду. Или позвольте остаться с вами и научиться как это делается».
Он отпустил ее, затем протянул вновь к ней руку, потом остановился и сжал руку в кулак. «Не знаю, почему я сомневаюсь», сказал он, даже смотря на ее рот с тем, что можно была назвать жаждой. «Полночь приближается, и тебе надо быть как можно дальше от меня».
Произнеся последнее слово, он нахмурился. Секундой позже, он прорычал, «Слишком поздно! Боль ищет меня». Он отпрянул от нее, та костлявая маска все еще светилась под его кожей. «Беги. Возвращайся в город. Сейчас!»
«Нет», ответила она лишь с легчайшей дрожью. Лишь дурак сбежит из рая – хотя бы и этот кусочек рая обладал явным лицом прямиком из ада.
Чертыхаясь на вдохе, Мэддокс выдернул оба кинжала из дерева и заткнул их в обувь. Его взгляд поднялся к небу, минуя снег и вершины деревьев к полной луне. Он нахмурился еще злее, неистовей. Один, шаг, второй, он отступал.
Эшлин использовала дерево как рычаг и встала. Ее колени столкнулись друг с другом, почти подгибаясь под ее весом. Внезапно она вновь ощутила ледяной ветер, могла услышать шепот разговоров приближающийся к ней. Крик отчаяния нарастал внутри нее.
Три шага, четыре.
«Куда ты идешь?» поинтересовалась она. «Не бросай меня здесь».
«Некогда вести тебя в безопасное место. Тебе самой придется его найти». Он развернулся, показывая ей свои широкие плечи и твердую, удаляющуюся спину, прежде чем бросить через плечо, «Не возвращайся на эту гору, женщина. В следующий раз, ты не найдешь меня столь великодушным».
«Я не возвращусь. Куда бы ты ни шел, я последую за тобой». Угроза, да, но ее она и намеревалась держаться.
Мэддокс остановился и обернулся к ней лицом, стискивая зубы с еще более устрашающим видом. «Могу убить тебя здесь и сейчас, Наживка, как и должен. Как тогда ты последуешь за мной?»
Наживка, опять. Ее сердце беспорядочно колотилось в груди, но она решительно встретила его пристальный взгляд, надеясь, что лучше казаться упрямой и целеустремленной, чем просто окаменевшей. «Поверь мне, я бы желала, чтоб ты так и поступил, чем бросил меня одну с голосами».
Проклятие, шипение боли. Он согнулся пополам.
Теряя свою браваду пред лицом беспокойства, Эшлин примчалась к нему. Она провела пальцами по его спине, ища ранение. Нечто смявшее это громоздкое чудовище должно было быть необычайным. Он отпихнул ее прочь, и она споткнулась от неожиданного насилия.
«Нет», он сказал, и она поклялась бы, что он говорил двумя отдельными голосами. Один был человеческим. Второй…чьим-то более могущественным. Он звучал как гром, отражаясь в ночи. «Не прикасаться».
«Ты ранен?» реабилитировалась она, стараясь не выказать, как плохо завершились его действия. «Может, я могу помочь. Я…»
«Убирайся или умри», он обернулся и прыгнул вперед, растворяясь в ночи.
Болтовня обрушилась на ее мозг, словно она просто ожидала его ухода. Теперь она казалась громче, чем когда-либо прежде, трубя после драгоценной тишины.
Langnak ithon kel moradni.
Ковыляя во взятом Мэддоксом направлении, Эшлин прикрыла свои уши. «Подожди», она стонала. Заткнитесь, Заткнитесь, Заткнитесь. «Подожди. Пожалуйста» Ее ноги путались в сломанных ветвях, и она упала вновь на землю. Острая боль резанула ее щиколотку. Хныча, она приподнялась на руки и колени и поползла.
Ate iteleted let minket veszejbe.
Не могла останавливаться. Должна догнать его. Ветер хлестал ее, такой же острый как кинжалы Мэддокса.
Еще и еще голоса шумели.
Неистовый рев прорезал ночь, сотрясая землю, дребезжа деревьями.
Неожиданно Мэддокс оказался возле нее снова, прогоняя голоса. «Глупая Наживка», отрезал он. Добавил скорее себе, «глупый воин».
Выкрикивая от облегчения, она обхватила его руками. Крепко стискивая. Желая никогда не отпускать – хоть бы он и носил по-прежнему жуткую костлявую маску. Слезы заструились по щекам, кристаллизуясь на ее коже. «Спасибо. Спасибо, что вернулся. Спасибо». Она спрятала голову в изгибе его шеи, точно так, как хотела сделать это ранее. Когда ее щека прильнула к его голой шее, она содрогнулась, те теплые покалывания проскользнули сквозь нее еще раз.
«Ты будешь сожалеть об этом», проговорил он, подхватывая ее одним движением на свое плечо, словно мешок с картошкой.
Ее это не заботило. Она была с ним, голоса убрались прочь, и это было единственной значимой вещью.
Мэддокс ускорил движение, маневрируя меж этих призрачных деревьев. Все чаще, он ворчал словно от боли. Рычал словно от ярости. Эшлин умоляла опустить ее, чтобы облегчить его от тяжести ее веса, он ущипнул внутреннюю сторону ее бедра, в молчаливом приказе заткнуться к чертовой матери. В конце концов, она расслабилась в его руках и просто наслаждалась ездой. Если б только эта радость могла длиться вечно.

Глава третья.

Домой, домой, домой. Мэддокс мысленно напевал приказ, старясь отвлечься от боли.
Стараясь подавить побуждение к насилию…побуждение неуклонно нараставшее. Женщина – Эшлин – подпрыгивала на его плече, как непрошенное напоминание, что он может сломаться в любой момент и зарезать всех кто попадется под руку. Ее, в особенности.
Ты хотел потонуть в женщине, съязвил дух. Вот твой шанс. Тони в ее крови.
Его руки сжались в кулаки. Ему надо было подумать, но он не мог превозмочь боль. Она упоминала силу, прося его помощи. Не так ли? Кое-что из сказанного ею было утрачено посреди рычания в его голове. Все что он твердо знал, это то, что ему следовало оставить ее, как и намеревался.
Но он услышал ее выкрик: звук страждущего, подобный тому безумному реву, что Мэддокс сам часто хотел издать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики