ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Примем душ и пойдем ужинать.
– А к матери сегодня не поедете?
– Потом.
Норико сложила одежду и направилась в ванную. А Наоэ уселся читать свежие газеты, заранее доставленные в номер.
– Сначала вы? – предложила Норико.
– Давай вместе, – ответил Наоэ и отложил газеты.
Когда они спустились в ресторан на четвертом этаже, шел уже восьмой час. Здесь, как и в вестибюле гостиницы, было тихо – Новый год все отмечали дома. Только несколько небольших компаний сидело в глубине ресторана, да и те – семейные группы. Атмосфера сегодня была спокойной и чинной.
Норико впервые пробовала местные блюда из крабов, креветок, аваби. Ей даже захотелось выпить, и она попросила виски с содовой. Выпила две порции, и теперь у нее слегка шумело в голове.
Вернувшись в номер, Норико задернула шторы и, повернувшись к Наоэ, опять спросила:
– Теперь к матери?
– Надо бы… – Наоэ уже лежал на кровати: прилег сразу, как вошли. Неожиданно он вскочил. – Сделай укол.
– Укол?
Наоэ достал из саквояжа стерилизатор и крохотную ампулу.
– Пожалуйста, – попросил он еще раз.
– Но это…
– Да, это наркотик. – Наоэ снял галстук и закатал рукав.
– Зачем?
– Ты ведь уже знаешь.
Норико растерянно смотрела на Наоэ.
– Мне очень больно… Больно, понимаешь? Держа в руках ампулу, Норико с беспокойством вглядывалась в Наоэ.
– Что с вами? Скажите!
– Не волнуйся. Сделай быстрее. – И он протянул руку, на которой темнели следы от инъекций.
Волосы Норико в беспорядке рассыпались по подушке, в свете торшера матово поблескивают на лбу бисеринки пота. Все замерло в неподвижности. Ни единого звука, только едва слышно гудит кондиционер. Наоэ и Норико лежат, застыв, словно рыбы, сложившие плавники; не слышно даже дыхания…
Норико открыла глаза. Она чувствовала сильную слабость во всем теле. Наоэ спал как убитый. Тихонько сняв с себя его руку, Норико поднялась с постели и надела пижаму.
Одиннадцать часов. Не так уж и поздно, но гостиница погружена во мрак. Норико подошла к окну, приоткрыла штору.
Снег… Небо было чистым, когда они возвращались из ресторана. Значит, снег пошел после того, как они легли спать…
Указательным пальцем Норико провела по холодному стеклу, с удовольствием ощущая прохладу. Сыпавшиеся с черного неба хлопья растворялись во мгле; только около фонарей, в кольце света, снежинки кружились в замысловатом танце. Безмолвие. Иногда вдруг его разрывает визг тормозов – и снова пугающая тишина. Мелькнет на мгновение фигура одинокого путника – и тут же исчезнет за пеленой.
Наоэ так и не пошел к матери. Норико подумала, что он поступает нехорошо, но тут же забыла об этом. Другие мысли безраздельно владели ею.
Проехала еще одна машина. Совершенно беззвучно. Наверное, потому что по снегу. Ветра нет. Снег медленно падает мягкими хлопьями. К утру нанесет сугробы. Заснеженный город спит. Царство сна… Мертвое царство…
Норико вздохнула, задернула штору и пошла принимать душ.
Проснулась Норико по привычке рано, в восьмом часу. Наоэ еще спал. Тихо, чтобы не разбудить его, она выбралась из-под одеяла и подошла к окну. Дома напротив алели от утренней зари, но вокруг все было белым-бело. Снег лежал на ветках тополей, росших во дворе губернского управления – это оно вчера показалось Норико темной глыбой; снегом покрыты сосны, заботливо укутанные циновками, снег искрится на крышах домов, даже на светофорах белеют шапки снега. Лишь асфальт, по которому проносятся машины, – темно-серый: на рассвете, вероятно, чистили дорогу. Куда-то спешат в этот ранний час люди, облачка пара вырываются у них изо рта.
Норико могла бесконечно любоваться заснеженным пейзажем.
Наоэ поднялся в десять. Действие укола кончилось, но лицо оставалось мертвенно-бледным, под глазами чернели круги.
Завтракали в номере.
– Сегодня обязательно надо наведаться к матери, – укоризненно сказала Норико.
– Ладно-ладно, – кивнул Наоэ, не отрываясь от газеты.
Норико так и не поняла, собирается он идти или нет.
Позавтракав, Наоэ принял душ. Одеваясь, сказал:
– Схожу к родным, вечером вернусь.
– Может, лучше останетесь на ночь? – осторожно осведомилась Норико.
– Нет, вернусь сюда.
– Порадуйте маму. Издалека приехали, она так долго ждала вас. А обо мне не волнуйтесь. Сегодня уже магазины работают, так что скучать не буду…
– К вечеру я вернусь.
– Странный вы человек… – Норико решила больше не уговаривать.
Наоэ пришел, как и обещал, после пяти. Норико тоже только что вернулась с покупками – купила перчатки и ботики.
– Мама здорова?
– Да.
– Уговаривала остаться?
– Как-нибудь в другой раз.
– Мне ужасно неловко… Увязалась за вами. Наоэ снял пиджак, сел рядом с Норико и сказал:
– Поедем завтра на озеро Сикоцу?
– Куда? На озеро?
– Да. Здесь недалеко, полчаса на машине. Спокойное чудесное озеро; только на севере есть такие.
– Но оно же, наверное, замерзло? Подо льдом ничего не увидим?
– Нет. Это озеро не замерзает.
– А где переночуем?
– Там должна быть приличная гостиница.
– С удовольствием, но…
Норико очень хотелось поехать, но мучило чувство вины перед родными Наоэ.
И в этот день снег словно заждался наступления вечера и, лишь стало смеркаться, повалил густо, безостановочно. Было довольно тепло, и он падал огромными, как клочья ваты, хлопьями.
Выйдя из гостиницы, Наоэ и Норико сразу окунулись в белую завесу.
– Когда идет снег, всегда теплее, – сказал Наоэ.
И в самом деле было тепло – почти как в Токио.
Магазины уже открылись, и днем в них было довольно людно, но по вечерам они закрывались пока раньше обычного.
Самым оживленным в городе был район Сусукино, здесь развлекалась молодежь. Но в эти дни и тут работало лишь несколько баров, большинство увеселительных заведений было на замке; ветки сосны у входа и красочные поздравления напоминали о празднике.
Норико и Наоэ нашли небольшой рыбный ресторанчик. Посетителей было мало; трое поваров со скучающими лицами смотрели телевизор.
Когда Наоэ и Норико, поужинав, вышли на улицу, снег повалил еще сильнее.
– Пройдем пешком до гостиницы?
– Это же далеко.
– Все равно, я хочу прогуляться! – не унималась Норико.
Она подняла лицо кверху, навстречу снежинкам. На ее теплых щеках они таяли, превращались в капельки и стекали. Снег, снег, снег повсюду – в небе, в воздухе, на земле; он застилал мир: в четырех шагах ничего не было видно – только темные силуэты.
Миновали Минами-итидзё, вышли на широкий проспект. Зияют черные окна магазинов, баров и ресторанов. Скользят по снегу лучи фар проносящихся мимо машин. Черным пятном мелькнет дерево на обочине или жалюзи, закрывающие вход в магазин; все остальное – белое царство снега.
Норико прижалась к Наоэ, засунула руку в карман его пальто. Они плыли по снежному океану – и падающий снег отделял их от мира: от улиц и домов, от гор, над которыми они вчера пролетали, от пустынного поля аэродрома…
– Какой густой снег… Неужели мы поедем завтра на озеро?
– Не бойся. – Наоэ сжал руку Норико.
– Я не боюсь. – Норико безоглядно вверяла себя Наоэ.
Вдалеке что-то ярко светилось; казалось, жизнь сохранилась лишь там. Пройдя несколько метров, они очутились перед подъездом гостиницы.
Отряхнув снег, вошли в другой мир – тепла и света. В лифте снежинки окончательно растаяли.
– Устала?
– Нет.
– Сходим в бар?
Норико согласилась, хотя ей никуда не хотелось идти. В такую погоду гораздо приятнее было остаться вдвоем с Наоэ в номере.
Словно прочитав ее мысли, Наоэ прилег на кровать.
– Пожалуй, лучше поспать.
Норико вспомнила, что еще днем хотела поговорить с Наоэ, но, ощутив его руки, снова забыла обо всем на свете.
На другой день с утра они позавтракали в ресторане, затем зашли в магазин и в третьем часу на такси выехали из города.
Снег искрился на ярком солнце, слепил глаза.
Проехали аэропорт Титосэ и свернули к озеру Сикоцу. Норико поразилась: эту дорогу – прямую как стрела, в высоких сугробах по обеим сторонам – она видела ночью во сне.
Справа и слева лес: лиственницы, ели, сосны. Посреди белой пустыни зелень радовала глаз.
Остановились в гостинице, расположенной на вершине невысокой горы. Из окна открывался чудесный вид – сквозь голые ветви дубов, берез, кленов темнело скованное зимней стужей озеро.
Вошла служанка, берестой растопила печь. Огонь плясал, пылающие поленья весело потрескивали.
– Смеркается, – вздохнула Норико.
– Как спуститься к озеру? – спросил Наоэ у женщины.
– По склону и направо, – объяснила та, подбросив в печку несколько поленьев.
К озеру вела узкая тропинка. Спустившись вниз, Наоэ и Норико вышли на берег.
Вблизи озеро было совсем не таким, каким казалось из окон гостиницы. Тускло мерцая, перекатывались мелкие свинцовые волны.
Озеро было вулканическим: вода заполнила глубокую трещину. Вокруг теснились горы. Кое-где на кручах темнели сосны.
– Вон там – вулкан Тарумаэ, а это – Фуцубуси, – объяснял Наоэ, откидывая со лба развевающиеся на ветру волосы.
Норико взглянула туда, куда показывал Наоэ. Слева, курясь, величественно возвышался вулкан Тарумаэ, напротив голым утесом одиноко чернела Фуцубуси. Горы были далеко, по другую сторону озера; солнце медленно скрывалось за ними, багрянцем окрашивая небо.
Они шли по тропинке, которая вела к причалу. Метрах в двадцати сиротливо стояла маленькая гостиница. Кто-то уже спускался сегодня к озеру: на снегу осталась цепочка следов, обрывавшаяся у кромки воды.
– Ни единой живой души, – прошептала Норико.
Над озером гулял ледяной ветер. Два маленьких человека на берегу смотрели в холодную бездну. Безмолвие… Неподвижность… Только ветер обжигает лицо.
– Слишком тут угрюмо… – вздрогнула Норико. Ей почудилось какое-то движение. Нет, это звучала тишина.
– Озеро очень глубокое. И страшное, особенно когда штормит, – сказал Наоэ.
– А вода сейчас, верно, как лед…
– Здесь не раз тонули люди, но никто никогда не видел трупов.
– Почему?
– Во время извержения земля опустилась вместе с деревьями.
– Значит, на дне деревья?
– Да.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики