демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ксюше было немного жаль роскошных, благоухающих духами из аптеки «Боско» девиц – она-то понимала, что за роскошным фасадом кроется почти нищенская реальность, куча банковских счетов и умопомрачительные долги. Сама она не шиковала, и в итоге сумела накопить на квартирку – однокомнатную в спальном районе, зато свою собственную. Своя недвижимость в Москве! У нее, у девчонки двадцатилетней, которая приехала сюда в дырявых сапогах с мятой пятисотрублевкой в кармане!
Ксения сделала еще один глоток. Пряное коньячное тепло разливалось в голове вакуумной пустотой. Если очень нервничаешь, то можно позволить себе и лаконичный коньячный расслабон.
Вчера Ксения получила странное предложение – насколько заманчивое, настолько и нереальное. Крупный американский продюсерский центр в лице его президента и единственного учредителя Даррена Уотвика предложил ей представлять его модельные интересы за рубежом. Мистер Уотвик недвусмысленно намекнул, что Ксения с ее данными и невероятной работоспособностью могла бы рассчитывать и на съемки в звездных клипах, и на обложки самых популярных американских журналов и каталогов, и, возможно, даже на эпизодическую роль в каком-нибудь голливудском блокбастере.
Ксения знала, что он не врет. Еще бы – вот уже полгода импозантный сорокалетний красавец Даррен Уотвик был ее любовником. Что характерно: никогда, вплоть до вчерашнего вечера, он не пытался дразнить ее голливудскими перспективами. Даже в самом начале знакомства не пытался недвусмысленно намекнуть на возможный бонус, который сулила бы ей их близость: ваше юное тело в обмен на американский шанс.
Да и сама Ксения сошлась с ним не в рамках схемы товар – деньги – товар.
Богатый любовник был для нее не целью существования, а всего лишь приятным бонусом, который иногда судьба милостиво подбрасывает самостоятельным девушкам вроде нее. Ксюша была не из тех, готовых на все красоток с жадными глазами и отбеленными зубами, которые в первые пять минут знакомства с показным безразличием выясняют, где потенциальный объект их обожания дистанцируется территориально, на какой машине колесит по городу, где предпочитает отдыхать и где отовариваться.
С Дарреном, бизнесменом из Лос-Анджелеса, она познакомилась случайно. В магазине продуктов – кто бы мог подумать, что досадная бытовая необходимость может повлечь за собою такую романтическую встречу!
Ксения, которая еще в шестнадцать лет встала на путь жесткого гастрономического самоограничения, стояла возле стенда с молочными продуктами и вдумчиво изучала какой-то обезжиренный творожок. А Даррен, оказывается, делал вид, что его крайне интересует бутыль с кумысом, а сам тайком Ксюшей любовался.
Она уже направилась было к кассе, когда он наконец рискнул подойти. Вот странно – потом выяснилось, что у Даррена свой продюсерский центр и, как человек шоу-бизнеса, он адаптирован к красоте. А вот перед ней, Ксюшей, почему-то оробел.
Под каким-то предлогом он с ней заговорил, она от скуки ответила. Из магазина они вышли вместе – Даррен нес и свои сумки, и Ксюшины. Он помог ей поймать такси. Слово за слово – и вот они уже обмениваются телефонами, а Даррен на ломаном русском приглашает ее в ресторан «Пушкин» на горячий шоколад.
У Ксюши никого не было.
Не то чтобы она была чересчур принципиальной или фригидной. Были и у нее романы – более или менее серьезные. Только вот вели они с завидным постоянством к глухому одиночеству.
В общем, не складывалось у нее с мужиками. Размениваться на тусовочных хлыщей и бизнесменов, описывающих круги возле модельных агентств, она не желала. А нормальные мужчины, если и попадались на ее жизненном пути, то были либо безнадежно женаты, либо бесперспективно стары, либо по какой-то причине ею не интересовались.
С Дарреном все получилось быстро. Их отношения развивались по классическим канонам голливудской романтики. Свидания, приправленные сентиментальным соусом дизайнерских букетов и милых глупостей в подарок. Места для поцелуев на кинопремьере – именно там он ее впервые и поцеловал. Немного застенчивое и в то же время решительное приглашение остаться на ночь. Шампанское в постель с утра. Выходные в Сочи. Выходные в Париже. И вот уже он прислал своего водителя за Ксюшиными чемоданами. В его съемной квартире на Новинском бульваре и началась их почти семейная совместная жизнь.
* * *
В тот вечер он вернулся домой немного раньше обычного. Принес бутылку терпкого калифорнийского вина, развалился на угловом кухонном диванчике и принялся внимательно Ксению разглядывать. Она суетилась у плиты, разогревая палаточную курицу-гриль, и спиной чувствовала его придирчивый взгляд. Ей было немного неудобно: обычно к возвращению Даррена она переодевалась в нарядный спортивный костюм из розового велюра, но в тот вечер он застал ее врасплох – непричесанную, с остатками кое-как смытой косметической глины на лице, в непрезентабельном платье в горох.
– Милая, у меня сюрприз. Ты даже не представляешь, что за сюрприз.
Она обернулась с недоверчивой улыбкой – всю неделю они говорили о том, что пора бы Ксении сесть за руль. Неужели он из породы мужчин «сказано – сделано»? Неужели так быстро? Но вместо того чтобы передать ключи и документы от новенького авто, Даррен принялся рассказывать о том, какую звездность сулило бы ей сотрудничество с его продюсерским центром.
Вообще-то, еще в самом начале знакомства, Ксения ожидала такого поворота событий. В самом деле, что может быть логичнее, чем взять любовницу под свое профессиональное крыло. Тем более все требующиеся данные у нее есть, Ксюша не стала бы одной из неперспективных «звездочек», которые только позорят своих меценатов. Когда такого приглашения с его стороны не поступило, она сначала обиделась и расстроилась, потом, подумав, решила махнуть рукой. Если он не хочет заниматься ее карьерой, значит, у него есть на то веские причины. Может быть, Ксения хороша лишь для Москвы, а в Америке таких как она – на пятачок пучок в базарный день продают.
– Даррен, но почему? Почему именно сейчас? – улыбнулась Ксюша, присаживаясь за стол и принимая из его рук бокал. – Мы с тобой знакомы столько месяцев, живем вместе. Ты постоянно рассказываешь о моделях, которых продвигаешь, но ни разу не предложил мне…
Он протянул руку и приложил палец к ее губам.
– Я ждал этого вопроса. И был благодарен, что ты не спрашиваешь. Ты умная девушка, Ксения, умнее многих.
Она не стала уточнять, кого именно он подразумевал под словом «многие» – моделей, с которыми работал, или… или девушек, с которыми жил до нее. У них с самого начала повелось – никто никому не рассказывает о своем прошлом. Прошлое – на то оно и прошлое, чтобы не иметь права на существование, даже в воспоминаниях и ревнивых домыслах.
– Это была проверка? – удивилась она. – Тест? А если бы я попросила, ты бы отказал?
– Ну что за глупости, – расхохотался он, – просто я к тебе приглядывался. Понимаешь, я занимаюсь только звездами. Если ты просто модель, даже очень успешная, нам не по пути. Я приглядывался к тебе, наблюдал. Не упустил из виду ни одной фотосессии. Смотрел, как ты ведешь себя с фотографами, с агентами, оценивал твой распорядок дня.
– Затяжной кастинг, – улыбнулась она, немного смущенная.
– Можно и так сказать. И вот наконец я принял решение. Мы вместе поедем в Америку, я сделаю тебе другое портфолио. Попробую организовать для тебя выгодные контракты. Только вот… – он запнулся.
– Что? – быстро спросила Ксения.
– Я надеюсь, ты мне доверяешь на сто процентов?
– Ну да, мы же…
– Я имею в виду как профессионалу. Ксения, если ты хочешь работать с моим центром, придется выполнять все мои требования.
– А они какие-то особенные? – она игриво тряхнула волосами.
– Я не шучу. В первую очередь они касаются твоей внешности. Над ней придется поработать.
Сказать, что она удивилась – значит не сказать ничего. Ее повседневная жизнь и так в основном состояла из работы над внешностью – таков удел большинства работающих манекенщиц. Диета, спортзал, беговая дорожка дома, вереница тюбиков в ванной – для каждой части тела соответствующий крем. Косметолог, стоматолог, парикмахер, эпиляторша, стилист. И этого мало?!
– Не смотри так. Я говорю вот о чем, – он прикоснулся указательным пальцем к ее подбородку, – с этим надо что-то сделать. Но это пустяки, простейшая операция.
– Операция? – изумилась она.
– Липосакция подбородка, – дружелюбно объяснил Даррен, – это простейшая операция, каждая вторая модель такое делала. Хочешь сказать, что не знала о своем тяжелом подбородке, my darling?
* * *
Глоток – взгляд в увеличительное зеркало.
Взгляд в увеличительное зеркало – еще один глоток.
Наверное, ей давно пора бы закруглиться, выпить кофе, принять ледяной душ. Бытовое пьянство, даже в разовом формате, – не лучшее начало блистательной карьеры.
Но как же тогда унять невольную дрожь в пальцах, как успокоить смятенный ум? Пластическая операция… Пускай Даррен говорит, что липосакция подбородка – сущий пустяк, но все-таки… Ксения Пароходова вовсе не была ярой сторонницей естественной красоты. И она допускала мысль, что когда-нибудь придет на свою первую консультацию к хирургу. Однако это возможное «когда-нибудь» казалось ей почти таким же далеким, как и старческая подагра.
Две недели назад она пришла на кастинг – требовалась девушка для рекламного ролика губной помады. Пухлогубость Ксении имела природное, а не силиконовое происхождение. Она считала, что у нее есть все шансы на успех. Но кастинг-директор, мельком взглянув в ее лицо и пролистав портфолио, нехотя бросил:
– Все бы хорошо, да подбородок тяжеловат.
Она потом спросила менеджера агентства, с которой была в приятельских отношениях:
– Что он мелет? Он же не всерьез, да?
– Хочешь сказать, что не знаешь своих недостатков, дорогая? – был ей ответ. – Кокетство – не лучший профессиональный инструмент для модели.
1 2 3 4 5 6 7 8
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики