науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Кто? - переспросил Касумов.
- Манучарова..., - и чтобы было ясней, Левашов добавил:
- Ну та самая... Бандерша. Содержательница бардака.
- Так это не прокол, Саша. А нечто хуже.
Сна как не бывало.Это был провал. Причем оглушительный. Ведь он, начальник следственного управления Прокуратуры Республики, лично от Первого секретаря ЦК получил задание взять на разработку подпольный Дом терпимости и наконец установить тех его клиентов, кто ограждал бандершу Иветту и ее грязное заведение от разоблачений. Речь, разумеется, шла о зажравшейся партийно-правитель-ственной элите.
В тот же самый день, после беседы с Первым, Касумов установил за "Домом Иветты", как называли бакинцы, тот известный всем притон, круглосуточное наружное наблюдение. Бросил туда лучшие силы. Сам подобрал, умеющих держать язык за зубами, профессиональных фотографов и кинооператоров.
Вчера со дня операции минуло три месяца. И вчера он своей властью продлил срок разработки еще на 15 дней. На всякий случай. Хотя материалов со взрывными фактами накопилось более чем достаточно... И вот тебе на!
Нет. Первый не простит смерть главного виновника и свидетеля. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться об утечке информации. Она явно исходила от человека, у которого сосредотачивались все донесения. А таким человеком был он - Касумов...
Правда и соблазн был велик. Слишком уж крупная птица засветилась в "Доме Иветты". И 56-летний Адыль Касумов снова поставил на сделку. Думал купить кресло Прокурора Республики. Ему и в голову не могло придти, что этот, попавший ему в силки, благообразный, с пугливыми глазами, партийный босс может предпринять столь коварный шаг. Такого поворота дела Касумов не просчитал.
"Нет, Первый не поверит в случайное убийство. И будет прав. Надо думать!" - сказал он себе и решительно распахнув двери, шагнул в квартиру убитой бандерши.
Смерть Иветты была страшной. Обезумевший садист, вероятно, долго измывался над ней. Пытал по-черному. Судя по узнаваемым следам ожогов, гладил раскаленным утюгом, резал грудь, выколол глаз... А добившись того, что хотел, тем же утюгом истолок череп. Но хуже всего было другое. На паркете, из кишок Иветты выложил слово "Сука". Выкладывал, по всей видимости, с нечеловеческим хладнокровием и большим тщанием. Это больше всего и потрясло видавших виды экспертов. Во всяком случае, следователь по особо важным делам Карина Жамкочян, увидев представшее, - лишилась чувств. К моменту прихода Касумова в ней ничего не выдавало той минутной слабости, что свалила ее с ног. Разве только зеленоватая бледность. В остальном как всегда собранная, отрешенно-холодная и деловитая. Ее умные и жесткие глаза метр за метром просматривали каждую из четырех комнат. Голос был четок и спокоен.
- Девочку не трогать! И вообще ни к чему не прикасаться - донесся из спальни ее властный окрик.
Ей что-то возразили.
- Не препирайтесь! - оборвала она. - Приведите лучше фотографа. Начальника следственного управления сумели поднять с постели, так, будьте любезны, поднимите фотографа.
Касумову Карина Рубеновна нравилась и как следователь, и как женщина. Умна, обоятельна, грациозна. Он, не скрывая, восхищался ею. И сейчас, услышав ее слова, Касумов возмутился отсутствием фотографа, а затем, глядя в сторону Левашова, обьявил:
- Следствием займется Карина Рубеновна. Она докопается.
- Убийца, кстати, задержан, - сообщил Левашов.
Оказывается ребята "наружки" видели как тот субъект прошел в квартиру Манучаровой.
Дверь не взламывал. Он что-то сказал и Иветта открыла ему... Через полтора часа к подьезду подкатило такси. И из квартиры Манучаровой тотчас же с двумя чемоданами в руках, вышел тот поздний ночной гость. Ноша для него, здорового парня, очевидно, была неподьемной. Чемоданы он не нес, а волок... Хорошо догадались одного из "наружки" послать вслед за отьехавшим такси.
- В чемоданах, - докладывал Левашов, - обнаружили большое количество драгоценностей, около миллиона рублей, сто тысяч долларов и, принадлежащую Манучаровой соболью шубу. Паспорт у задержанного оказался фальшивым. С явно подклеенной фотографией. На имя Козлова Юрия Николаевича. Личность устанавливается...
- Я все установлю, Адыль Рагимович, -вмешалась Жамкочян.
- К 12 часам дня вы будете обладать всей информацией ... Кто? За что? Почему?
...Жамкочян он вызвал к себе часа в три дня. Она была грустна и оттого, наверное, еще прелестней чем когда-либо.Казалось, что в иссиня-серых глазах ее лежит снег, а на нем мерцают золотые лоскуты закатного солнца. Ну точь - в точь, как на вершинах его родных Кельбаджар. Ему страшно как хотелось взять ее лицо в ладони и...Она это почувствовала и с укоризной, мол не место, остановила его.
- Хорошо, - нехотя согласился он.
- Дело в том, Адик,что я сызмальства дружила с Иветтой.
- Но в "Доме Иветты" тебя не засекали, - ввернул он.
- Да нехорошим делом она занималась... Тем не менее, согласись, какие у ней были организаторские способности! Какой была умницей! Так сумела поставить дело, что о ее "Доме" знали во всем СССР... При всем при этом, Адик, Иветта была несчастной женщиной. С несложившейся личной жизнью. Ее надломил развод с Манучаровым...
- А что ты хотела от него?! Он застал ее в постели с любовником.
- Да за ней водился такой грешок. Погуливала... Отец ее - Самвел Саркисович часто устраивал ей нагоняи. Переживал за нее... Ты кажется когда-то работал с ним?...
- Работал, - задумчиво протянул Касумов. - Я Самвелу благодарен за многое. Он научил меня нашему делу. Но особенно за то, что Самвел рекомендовал тебя ко мне на службу... Кстати, как он? ...
- Болен. В клинике. Подскочило давление...О случившемся пока не знает...
- Ну ладно, Кариночка... Давай о деле.
- Убийца рецидивист, - рубленными фразами докладывала она. - Дважды осуждался за разбои. Год как в бегах. Находится во Всесоюзном розыске. Работает в одиночку. Фамилия Кортиков Сергей Иванович. Эта фамииля его приемных родителей. Он взят был ими из детдома в возрасте полутора лет. В списках детского дома Кортиков значился под другой фамилией... Дадашев Галиб Аронович...
- Что ?! - вскинулся Касумов. - Не может быть!!
- Правда странно... Дадашев и вдруг Аро-нович, - поняв реакцию шефа по-своему сказала Жамкочян.
- Страшно как странно, - глухо проговорил Касумов.
- У меня в руках справка... Посмотри...
- Не надо! Не надо! - отшатнулся он от протянутой бумаги.
- Что с тобой, Адик. На тебе лица нет.
- Ничего. Оставь меня.
Остановил он ее у самых дверей.
- Карина, сходи к старику Григоряну. Расскажи.
Самвел Саркисович проснулся в прекрасном расположении духа. Весь день хотелось петь. И он напевал. И шутил. И заигрывал с медсестрами. И зазывал в палату ходячих больных, потучуя их разными яствами, от которых ломился стол. Несколько раз звонил дочери. Телефон не отвечал.
- Ушла негодница,- жаловался он, мерившему ему давление врачу.- Теперь придет без моей внучки. А внучка у меня - чудо! Посмотрит, крикнет: "Дед!" - и словно год жизни дарит.
Ближе к вечеру пришла Жамкочян.
- Кариночка! Радость моя!... Ты одна. Без Иветты.
- Что такое? Что случилось? - почувствовав недоброе спросил он.
- Она не придет, Самвел Саркисович...
И разрыдавшись, Жамкочян стала рассказывать старику обо всем случившемся.
- Убийца, дядя Самвел, выродок человеческий. Его зачал зверь...
- Кто он? - спросил Григорян. - Что за женщина родила его?
- Дадашев Галиб Аронович... Так он значился в списках Шувелянского детского дома.
- Что?! - вдруг закашлявшись, выдавил старик. - Не может быть! Лицо его побагровело. Глаза выпучились. И из полураскрытого рта с хрипом вырвалось:
- Потаскуха...
На похоронах семьи Григорян Адылю Рагимовичу неожиданно стало плохо. В сердце словно острыми клыками вцепилась собака. Он вскрикнул и тяжело повалился на изгородь чьей-то могилы.
Очнулся Касумов в больнице. Глядя в лицо склонившемуся над ним врача, он тихо не без ужаса прошептал:
- Арон?!... Это ты?!....
- Я - врач. К вам дочка.
- Арон... Не смотри так... Я тоже мучался... Но жил... Это хуже, Арон...
- Папа, ты что меня не узнаешь? Это - я ... - сказала дочь.
Поймав ее за руку, Касумов потянул дочь на себя.
- Рена... И ты здесь?... Такая же... Нисколько не изменилась... Я тебя любил... Очень любил... Не молчи... Не молчи... Виноват я...
- Это я, папа!... Лейла... Доктор, что с ним?
Вместо ответа врач крикнул:
- Сестра! Срочно реаниматоров!...
Глядя стынущими глазами на дочь, Касумов с усталым отчаянием произнес:
- Боже! Страшна твоя месть...
апрель 1997

1 2
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики