науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Алексей Фролов
Среди каменных домов
История московской девчонки
Киноповесть

Глава первая

Лера нехотя сползла с кровати, матерясь на будильник. В жизни она радовалась всему, каждому мигу, кроме этого чертового будильника, и поэтому срывала на нем злобу. Она уже намеревалась запустить в него подушкой, когда из соседней комнаты донесся голос деда:
– Валерия, потише! Мать спит. Имей совесть.
– Ладно, ладно. Извини, дедушка.
– То-то, извини, – проворчал дед, зашлепав на кухню. – Доброе утро, кстати.
– Кстати, утро добрым не бывает, – буркнула Лера.
Быстро приняв душ и позавтракав, она заняла свое обычное в это время место – у зеркала, старательно крася брови и подводя ресницы. За спиной у нее возник дед. Закуривая, он подошел вплотную к Лере и началось:
– Ты опять за свое, ну по какой хер тебе эта химия упала?!
Лера никогда чрезмерно не красилась. Она не хотела быть похожей на тех шалав из соседнего двора, которые, понтуясь, именовали себя скингерлами. Идиотки. Но даже чуток подкрашенные брови и ресницы не устраивали деда.
– В наше время таких, как ты, в школе – мордой в раковину, разворот и домой.
– Опять ты заладил… Наше время, наше время. Вот Быков власть возьмет, никто не посмеет и заикнуться о «вашем времени».
– Да? Хер ему!!! Были у нас уже мнимые фюреры – Сухаревский, Баркашов. Точно такую песенку пели. Где они теперь?! А Быков твой… Если и дальше Гитлера будет цитировать, то…
– Да откуда, кто знает, чья эта фраза. А РНЕ с ННП еще вырвутся – вот увидишь. Ладно, побежала я. Слава России, – она вскинула руку, подразнивая деда, а он в ответ загорланил «Интернационал».
– Маму разбудишь, – подколола она деда.
– Катись, катись, – отмахнулся он и тут же спохватился. – Эй, стой! Хоть чаю попей…
Но Лера уже выскочила за дверь.
Да, она была скингерлой. Самой бешеной фашисткой района. Но по внешнему виду этого нельзя было сказать – пестрый шерстяной свитер, облегающие синие джинсы, сумочка, тоже джинсовая, тонкие черты лица, длинные до пояса черные волосы и стройная фигура. Только «шелеса» на ногах могли выдать ее.
Вызывающим прогулочным шагом она шла к остановке. Встречные мужики, козлы, оглядывались ей вслед, она это затылком ощущала. Ну и пусть пялятся. Солнце задиристо слепило глаза, и она улыбалась – она вообще редко не улыбалась.
На остановке Лера встретила свою верную подругу и соратницу Катю.
– 88! А че с тобой?
– В смысле? А, ты про это? – Лера поставила ногу на скамейку и подвернула джинсы. – Дома я одна, а на улице со-овсем другая. Мы опоздаем, давай бегом.
Девчонки помчались к школе. В дверях столкнулись с завучем.
– Та-ак, Речная. В который раз опаздываем?!
– Во-второй.
– Ага, сто второй! Ваш 10 «Е» самый дурной класс! И Свинцову своему покажи дорогу в школу, наконец. Колесникова, – это уже Кате, – опять твои фашистские штучки?! Ну-ка, быстро сняла подтяжки.
Лера встала перед завучем:
– Евгения Олеговна, вы знаете, что фамилия существует для документов, а для общения родители имена дают, ясно?
– Нет, да ты как со мною говоришь?! Дневник мне сюда, быстро!
– А вам какой? – с улыбкой ответила она.
– Тварь такая, если родителей не будет на собрании, тебя из школы выставят!!!
– За что, интересно, за прилежную учебу?
– Найдем за что, свободны обе.
Семь уроков прошли за перекидыванием записок – обсуждали политику, драки и мальчиков. Класс знал, кому передавать записку, если на ней свастика в сердечке. Случайно записка попала на стол пожилой учительнице МХК. Ее буквально передернуло от нацистского символа. Она еще не знала, что полшколы охвачено идеологией НС. Но Лера не растерялась. Встав и поправив прическу, она мягко сказала:
– Вы, как учитель мировой культуры, должны любить и ценить все прекрасное. И уж конечно должны знать, что слово «свастика» с языка санскрит означает «быть прекрасной». Отдайте, пожалуйста, мою записку… И вы недоговорили что-то про Ван Гога.
Ошарашенная учительница вернула записку.
Прозвенел звонок. 10 «Е» дружно ломанулся в курилку. В раздевалке Лера столкнулась с Алиевым из параллельного класса.
– Ну, што, расыска, пыздес тэбэ. – На ее голову обрушилось что-то тяжелое. Она потеряла сознание.
Очнулась на том же месте. Минут, наверно, через десять. Поднявшись, она подошла к зеркалу, кровоточащая рана кляксой расплылась на брови, которую она так старательно красила утром. Голова кружилась, но она нашла в себе силы проверить карманы – не было лопатника с пятихаткой и проездным. Про себя выругавшись, она еще раз посмотрела на бровь: «Вроде красиво даже». Решив так, она, пошатываясь, пошла домой. «Дурак, Алиев», – думала она. Ей его даже жалко стало. Ведь все знали, что будет в этом районе тому, кто тронул Девушку. Тем более если этот кто-то оказался кавказцем.
Добравшись до дома, она упала на кровать. «А почему же Максим не пришел в школу? И мне не сказал? И даже SMS перед сном не написал… Ладно, он наверняка был занят, сегодня и вчера». Она думала о Максе, глядя на плакат РПР – новоиспеченной революционной партии России. Зазвонил телефон:
– Да, слушаю.
– Привет Лер, это Штык.
– А здорово, Слава России.
– Пойдешь на митинг в пять часов?
– Извини, с радостью, но не могу.
– Случилось что то?
– Нет, нет, все как обычно – то есть отлично. Слышь, а ты моего не видел?
– Да тут он у нас.
– Дай-ка его.
– Да, Лер.
– Привет, Макс.
– Извини, что не предупредил, сегодня тоже пришлось на школу забить.
– Да, ладно, не извиняйся. Только знаешь, у меня проблемка небольшая. Мне Алиев бровь рассек и кошелек стащил, если сможешь, то подойди к дому.
– Щас буду.
До митинга оставалось очень мало времени, но Макс все же пришел. Вот по нему все сразу было видно – высокий, накачанный, бритый, в полной амуниции, Лера ему была по уши где-то. Он с порога просто рассыпался в извинениях. Но Лера закрыла ему рот нежным поцелуем. Вдвоем они пошли к дому Алиева. Позвонили в домофон и с кавказским акцентом попросили его маму, чтобы он спустился. Максим вошел в подъезд. Лера осталась на Улице, прислушиваясь к ударам и мольбам о пощаде. На плохом русском языке.
– Лер, зайди.
Она вошла. Алиев стоял на коленях. Он стал просить у нее прощения. Она только плюнула ему в лицо… И вышла из подъезда.
Макс проводил Леру домой, а сам отправился на митинг.
Лера обработала бровь перекисью и села за уроки – хорошистка с первого класса она быстро покончила с домашкой и включила ящик. Там шли новости.
«Очередной митинг сторонников Революционной партии России состоялся сегодня на Манежной площади около пяти часов вечера. Помимо антикоммунистических лозунгов, слышны были выкрики нацистского характера. Некоторые активисты пытались прорвать милицейское оцепление. Семь человек задержаны. Лидер партии Сергей Быков категорически отрицает наличие наци в его рядах, объясняя присутствие скинхедов на митинге некоторой схожестью с идеологией партии».
Вскоре пришел дед, а чуть позже мать. Все собрались на кухне, Лера подала фруктовый салат, который готовила по рецепту из книги сама. Мать спросила, как дела в школе.
– Все в норме, – ответила Лера.
– Норма для тебя и норма для меня разные вещи.
– Норма для тебя. А я с лестницы свалилась – переучилась, видимо.
– Да, я и вижу, – мать указала на бровь. – Видишь, внучка до того доучилась, что на ногах не держится.
Дед отреагировал по-своему.
– Восхитительная херня! – похвалил он салат, обращаясь к внучке. – Скоро Витек придет. Валь, к соседке можешь на часок? – продолжил он, глядя уже на мать.
– Никаких тебе Витьков!!! Шоб тоже на ногах не стоял, да?! У тебя внучка бровь расшибла, а ты все…
– А я и не заметил.
– Вот именно! Не заметил даже…
– Да хватит вам, – вмешалась Лера. – Ну, придет к нему Витек его, а мы с тобой в комнате «Авиатора» посмотрим.
– «Авиатора»? Как хорошо! А кто ему за рассолом на утро побежит?
– Я сбегаю, честно.
– Во-во, еще и огурчики будут – обрадовался дед и по обыкновению, перед едой, дернул стопочку.

Глава вторая

Когда Лера была девчонкой, а ее двор был забит обычными хулиганами, у нее была подруга – настоящая. Тогда, как и сейчас дворы, жили дружно и сплоченно. Вместе – на футбол, вместе – на разборки из-за девок. Так вот, в соседнем дворе жила большая цыганская семья. Старшую дочь звали Айна. Гусь – из их бригады, бабник по жизни, не любит вспоминать, но Айна была так красива, что он не мог не загулять с ней. Как-то вечером Лера катила на самокате и в темноте налетела на кого-то. Девочка, ойкнув, всхлипнула – так и познакомились. И стали лучшими подругами. Цыгане жили бедно, и Лера дарила Айне свои вещи, косметику и игрушки. Айна во всем помогала и поддерживала подругу. Она так заразительно смеялась и так любила танцевать под гитару цыганскую «Мама джан», что рядом с ней всегда хотелось смеяться и танцевать. Но вот однажды в их квартале поселилась семья журналистов, их семнадцатилетний сын был националистом. Кликуха у него была боевая – Штык. Лера хорошо помнит, как он появился в их компании. Они тусовались на спортивной площадке, на которой с незапамятных времен были раскурочены баскетбольные щиты и поломаны футбольные ворота и давно уже никто не гонял мячи. Короче, убивали время – и тут появился Штык. Он был при полном параде.
– Ты кто будешь? – прикололся к нему Димон. – Из скинов?
– А кто такие скины? – прищурившись, спросил Штык.
Димон замялся, промолчал.
– Не знаешь, – сказал Штык. – А если не знаешь, то чего наезжать?
– Да я не наезжаю, – пролепетал Димон.
– Я вам объясню, кто такие скины, – перебил его Штык. – Мы санитары нации.
– Это как понимать? – усмехнулась Лера.
– Так и понимать.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики