науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А младшие их дорастят детей.
Эгор, с трудом шевеля языком в пересохшем рту, сказал:
— Значит, если я правильно понял, армия эмо-зомби, обтрескавшихся суррогатными эмоциями, должна скормить шесть миллиардов беззащитных, отравленных любовью людей прожорливым гусеницам ради искусственного счастья обслуживать огромных насекомых?
— Ну, в общих чертах ты правильно понял.
— И ты, мудрая древняя человеко-бабочка, почему-то уверена, что я возглавлю эту безумную бойню?
— Потому что я знаю то, чего не знаешь ты.
— И что же это за страшная тайна?
— Егорка Трушин — мой прямой потомок. Его с Котом мы вычислили, сделав все, чтоб он сюда попал. Но это далеко еще не все. Ты в теле моего возлюбленного! Да, Эгор, ты человеко-бабочка — мужчина, и мы с тобою восстановим древний род сначала в Эмомире, а потом и на Земле, в Реале. Грядет великая семья Мертвоголовых. Эгор и Маргит — как звучит красиво!
— Чушь. — Эгор нервно засмеялся. — Я — бабочка? Ну уж нет! Я карикатура на человека, урод и мститель, плакса и драчун.
— Постой, Эгор, ты что же, мне не веришь? Своей невесте? А давно ль ты видел собственную спину?
Вспотев от дурного предчувствия, Эгор засунул правую дрожащую руку назад, как можно дальше, и уперся в лохматые складчатые сморщенные выросты на лопатках.
— О-о-о нет. Какая гадость! — Они растут, Эгор, и скоро вместе под куполом дворца кружить в любовном танце будем мы.
— Послушай, Маргит, я раздавлен тем, что я сейчас услышал. И не готов к чему-либо еще. Мне нужно время все осмыслить. — Эгор отшатнулся и отступил на шаг от рванувшейся к нему в попытке обнять бабочки.
— Что это значит? Ты не можешь сейчас меня бросить! — Глаза Маргит метали зеленые молнии.
— Значит, могу. Мне очень нужно все обдумать. Видишь пауков отвращения, бегущих по мне? Такой любви ты хочешь, Маргит? Такой награды за тысячи лет ожидания? Какой-то сбой произошел у вас с Котом, нестыковка. Во мне нет ничего от твоего любимого, кроме этих мятых недокрыльев на спине. Я чувствую себя все тем же Егором Трушиным, загнанным в чужую шкуру. И я по-прежнему люблю Кити. Прости, наверное, еще не время…
— Не время! — Маргит взмыла в воздух. — Убирайся, жалкий трус! Слизняк! Отныне ты — изгой! Ты на коленях приползешь ко мне и будешь крылья целовать! Никто с этой минуты в Эмомире с тобой не будет даже говорить. Изгой — ублюдок жалкий, Эмобой!

ГЛАВА 20
Успокойники

— И все-таки, Эгор, что такого тебе сказала Маргит, что ты уже целый час молчишь, только пыхтишь, как еж, и бежишь, как безумец, в Спальный район? Еще только три ночи. Сбавь обороты, мы по-любому успеем. — Мания бежала рядом с Эмо-боем от самого дворца и очень устала.
Она понимала, что еще чуть-чуть, и она отстанет, поэтому решила вызвать его на разговор. К тому же ее действительно разбирало любопытство. В ее мире никто не смел перечить Маргит. От вылетевшего из дворца как пробка Эгора она с трудом поняла, что там у них произошло.
— Она несла такой бред, она — само зло, причем безумное зло. Я послал ее, и она заявила, что я теперь изгой. Так что тебе со мной теперь, наверное, нельзя, — сбивчиво объяснил ей Эгор.
Но разве это могло остановить Манию, которая ничего не боялась, вечно делала все, что запрещено, и к тому же искренне привязалась к Эгору. Вот только бежать с ним в одном ритме уже не могла.
— Я же сказал тебе — она полная крейзи! — недовольно сказал Эгор, но все-таки сбавил темп. Я спешу, чтобы окунуться в сон кого-нибудь из близких мне людей и успокоиться. Еще хочу убедиться, что с ними все в порядке. А еще очень надеюсь, что мой толстый друг ждет меня там, бултыхаясь в чьих-нибудь жарких снах.
— Понятно, — сказала Мания. — Ты что, не доверяешь мне, Эгор? Я просто хочу знать, чего еще тебе наговорила наша Королева. Или это слишком личное?
— Маня! Я тебе доверяю, но не очень! Пойми, у меня здесь уже был друг. Клоун, блин, а не друг. Так вот, он тоже говорил, чтоб я ему доверял, а стоило мне ляпнуть что-то, что ему не понравилось, как он заехал мне по морде и скрылся. Ты ж сама видела.
— Я не клоун. И никуда от тебя не денусь, если ты, конечно, сбавишь скорость. Расскажи, Эгорка. Может, я тебе помогу чем-нибудь.
Эгор от удивления и впрямь притормозил и с любопытством посмотрел на безглазую куклу, как будто в первый раз ее увидел.
— Хочешь мне помочь? Боюсь, что, если я тебе все расскажу, тебе понадобится моя психологическая помощь. Я, можно сказать, берегу твою ранимую психику.
— Моя психика выдержит все, а вот от любопытства я могу лопнуть, как Бэйби с Кулом.
— Ну что ж, Маня, поздравляю, в самую точку. Лопнуть. Это ключевое слово. Вы все — и эмо-киды, и барбикены — должны в ближайшее время лопнуть. Вы, все обитатели Эмомира, не более чем стадия развития бабочек из третьего мира, не знаю, как он там называется. Зато знаю от королевы, что в каждом из вас живет взрослая особь бабочки, и, если я правильно помню со школы, она называется «имаго». Правда, смешно? Эмо — носители имаго, скоро Эмомир станет Имагомиром, но вы этого не увидите, от вас останутся только съежившиеся оболочки на полу, как от Кула и Бэйби. А имаго полетят откладывать яйца в реальный мир, где из них выйдут гусеницы-каннибалы, которые сожрут расслабленных любовью и раздавленных ненавистью несчастных людей. А я должен буду руководить бандой отравителей человеческого рода и следить, чтоб новым бабочкам было хорошо. Не людям, оставшимся в живых, а бабочкам! А еще заделаю Маргит бабочат с человеческими головами. Такая вот красота неземная! И знаешь, почему я все это буду делать?
— Почему? — автоматически переспросила Мания.
— Потому что я — человеко-бабочка, древнейший урод, и мое место рядом с клоуном в бродячем цирке Петросяна! Вот так.
Эгор уже не бежал, а шел. А на последней фразе он остановился, патетически подняв руки к начинающему розоветь небу. Потом отвесил Мании глубокий цирковой поклон, одновременно задрав сзади футболку и балахон, чтоб оголить свою костлявую спину.
— Н-да, — сказала кукла, — жалкие тряпочки. На бабочку ты не похож, скорее на чертенка. Только рогов у тебя еще нет. Но какие твои годы. Шучу.
Эгор выпрямился, поправил одежду и недоверчиво посмотрел на спокойную Манию, на которую его рассказ, как ему показалось, не произвел никакого впечатления. — Знаешь, Эгор, в чем твоя проблема? — сказала кукла. — Ты чересчур «эмо». Прости за каламбур. Ты почему-то воспринимаешь все буквально, забывая, что есть метафоры и есть гиперболы, в конце концов. Перебрал ты, ясен пень, отправляющих веществ в барбикенстве. Смотри, что хотела донести до тебя Королева. Это же элементарно. В каждом юном существе, входящем во взрослую жизнь, сидит и зреет новый взрослый человек, утрачивающий с возрастом часть эмоций: детскую непосредственность, способность так чисто чувствовать, радоваться и плакать по пустякам, зато приобретающий ответственность, жизненный опыт, цинизм, сарказм и прочие атрибуты взрослого. Однажды утром любое разумное создание во Вселенной вдруг обнаруживает, что его подменили и из зеркала на него глядит кто-то новый. У бабочек это просто наиболее заметно, четко и ясно. Яйцо, гусеница, куколка, имаго — это всего лишь метафоры. Детская психология! Королева просто рассказала тебе красивую легенду о бабочках в душе у эмо-кукол, а ты и купился.
— Мания, спасибо, конечно, за психотерапию. Но проблемы не у меня, а у тебя. Я видел бабочек, которые вылетели из мертвых барбикенов.
— Глюки. Ты просто передознулся в фастфаке.
— А мои крылья — это тоже глюки?
— Крылья есть. Ну и что? В Великой книге у тебя есть крылья, я видела сама, когда служила во дворце. И ты обязательно станешь нашим Королем и мужем Маргит. Вы будете жить счастливо, и у вас будет куча детишек с крылышками. А ничего про резню на Земле в Книге нет. Может, Королева видит, что ты противишься ей, и старается разрушить твое сознание апокалиптическими картинками, подавить твою волю, хочет, чтоб ты сдался и отдался" ей, а она, так и быть, отменит военный поход в Реал.
— Ты хочешь сказать, что Маргит меня так чудовищно разводит? — ужаснулся Эгор.
— Думаю, да, — сказала Мания. — Она же чудовище. Чего же ей стесняться. К тому же тебе действительно некуда деваться. Этот мир принадлежит ей, и какой бы силой ты ни обладал, она всегда будет сильнее. Ты ей нужен, и она тебя получит. Чем беситься — лучше смириться.
— Отлично. И ты еще называлась моим другом. Ты советуешь мне идти на сделку с Маргит, а сама живешь вопреки всем местным законам…
— Я несчастна и не могу тебе пожелать того же.
— Знаешь что! — Эгор неожиданно распрямился так, что летучие крысы гнева тучкой поднялись от него в небо. — Знаешь, Мания! Иди-ка ты во дворец к своей Королеве и скажи, что фокус не удался.
— Ты про ее фокус?
— Нет, про твой! Ты — жалкая шпионка Маргит! С самого начала таскаешься за мной, как привязанная. Давно надо было тебя послать! Несчастная она! Вали отсюда, пока я из тебя всех бабочек не выпустил!
— Эгор! Ты сошел с ума! Я твой друг и даже больше! Я люблю тебя и не хочу, чтобы ты повторял мои ошибки!
— Отвяжись ты со своей любовью. Я больше не верю тебе. Уходи. А если увижу, что ты опять увязалась за мной, Мания Преследования, клянусь, я раздавлю тебя, как барбикенских собак!
— Ты делаешь большую ошибку, Эгор, — прошептала Мания в спину удаляющемуся Эмобою. — Нельзя обижать тех, кто тебя любит!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики