ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они прибывали к Тиглю каждые несколько месяцев, но держались поодаль от планет, приближаясь ровно настолько, чтобы силы гравитации помогли им изменить курс по направлению к следующим мирам ореола. Грузы и пассажиров подбирали и высаживали с помощью лазерного паруса: огромные массивные циклеры не так легко затормозить и разогнать снова. Кинетическая энергия их была огромна, поэтому межзвездные поселения следили за ними по возможности пристально. Тем не менее от звезды к звезде они добирались годами, и лазерные передачи отставали на недели и месяцы. Пока циклер добирался к месту назначения, все новости с него оказывались устаревшими.
- Прежде чем что-то предпринимать, надо проверить, - продолжала шеф. - Мы знаем координаты и на какой частоте отвечать. С этого и начнем.
Элис задала вопрос, который ее мучил:
- Почему никто, кроме меня, не принял передачу?
- Может быть, ее недостаточно четко нацелили. Он мог не знать точно расположения цели. В пределах луча оказался только ваш старатель. Случайность.
- Когда прибывает «Чинук»? - спросил Сол.
- Через полтора месяца, - отозвался помощник с жесткими чертами лица. - Он должен быть сейчас примерно в трех световых неделях - дата передачи это, кажется, подтверждает.
- Тогда ответ придет примерно к тому времени, как они доберутся до нас, - заметил Сол. - А хорошо бы знать заранее, чтобы успеть принять меры.
Все тупо уставились друг на друга. Элис кое-что подсчитала в уме.
- Есть время для четырех передач, прежде чем они окажутся в дне пути, - сказала она, - притом что каждая сторона будет дожидаться ответа другой. По четыре с каждой стороны.
- Но действовать придется гораздо раньше, - вставил второй помощник.
- Как? - спросил третий.
Элис сама могла бы ответить на этот вопрос. Можно заминировать пространство перед циклером. Превратить его, хорошо бы вместе со всеми снарядами, в чистую энергию. Убить тысячу с чем-то человек, чтобы спасти Росинку.
- Я свое дело сделала, - сказала она. - Мне можно идти?
Шеф небрежно отмахнулась. Гул перебивающих друг друга голосов не умолкал, пока они с Солом шли к дверям.
Сол предлагал проводить ее до дому, но Элис отказалась. Она брела по знакомым коридорам города, по коридорам, в которых выросла. Только сегодня обычный маршрут от центра города перегородили рабочие бригады. Они заменяли непрозрачные потолочные панели стеклянными, пропускающими свет нового солнца. Яркое освещение изменило все вокруг, промыв знакомые цвета. Это напомнило Элис, что гигантские силы небес неподвластны ей. Она свернула и блуждала по затемненным боковым переходам как мрачный призрак, пряча глаза от взглядов прохожих.
На дорожках парка толпился народ, в основном дети. Кто-то был с одним из родителей, другие - с обоими. На парочки Элис поглядывала с завистью. Предполагалось, что дети сблизят их с Назимом. А вышло наоборот. В последнее время он, казалось, снова заинтересовался ею. «Не спеши, - уговаривала она себя. - Дай ему время».
Если у них еще есть время.
Дома ее встретил тот же резкий свет, впущенный рабочей бригадой. Груда игрушек на полу гостиной вдруг показалась ей крошечной и хрупкой. Элис немножко посидела под новым окном, стараясь не замечать его, но в конце концов перерыла шкафы, откопала старое одеяло и занавесила стекло.
Назим в тот вечер пригласил ее поужинать. Элис от этого растерялась и засуетилась. Дети тоже хотели пойти, хотя он назначил слишком позднее для них время. Загонять их в постель оказалось мучением. Она затянула ужин допоздна и успела исчерпать все заготовленные темы для болтовни. Проще всего было бы говорить о детях, но это значило пойти по избитому пути, а ей хотелось, чтобы этот вечер стал необычным. Хуже всего было, что она решила не говорить ему о сообщении, потому что Назим, заметив, как она взволнована, мог, по своему обыкновению, просто встать и уйти.
Свечи стояли на столе перед ними, как шахматные фигуры. Элис чувствовала себя все более несчастной. Назим явно не понимал, что с ней творится, но она обещала не говорить о больных местах. Поэтому она выдумала и для одеяла на окне, и для своего настроения какие-то неловкие оправдания и видела, что он им не поверил.
Тем все и кончилось.
Она так надеялась, что этот вечер что-то вернет, а поздно ночью отправилась в постель одна, измотанная и подавленная.
Сон к ней не шел. В голове крутились сплошные вопросы, любовь и жизнь связались в один узел, и Элис остро ощущала, что не в ее силах сохранить ни то ни другое. Она металась под одеялом, и перед глазами неотступно стояла далекая невидимая стрела циклера, летящая в нее из бесконечности.
В конце концов она встала и прошла в свой рабочий кабинет. Надо от этого отписаться. Такой способ помогал ей и раньше. Она влезла в шлем VR и вызвала почту. Послание Хаммонда повисло перед глазами вместе с адресной частотой и вектором направления. Она вызвала команду: «Ответить».
«Дорогой мистер Хаммонд.
Я получила ваше сообщение. Вы направляли его более значительным лицам, а получила я. У меня дочь и сын - я не хочу и слышать, что их могут убить. И что мне теперь делать? Я передала сообщение в полицию. Ну и что?
Пожалуйста, признайтесь, что это была шутка. Я теперь не могу спать, только и думаю о Тиаре и о том, что с ней случилось.
Я думаю… Я сообщила в полицию, но мне кажется, этого мало, это как если бы вы звали на помощь меня, переложили всю тяжесть мира на мои плечи - а что мне с ним делать?»
Ей с каждым словом становилось легче. Элис изгоняла из себя цепь мелких огорчений и больших страхов, мешавших ей жить. Закончив, она почувствовала себя гораздо лучше.
«Отправить сообщение?» - запросила почта. О господи, нет, конечно.
Что-то плюхнулось ей на колени, чуть не вышибив дух. Шлем свалился с головы. - Мама, мамочка!
- Да-да, милая, что такое?
Джуди уютно устроилась у нее на груди.
- Ты что, мамочка, опять время перепутала?
Элис расслабилась. Какими глупостями она занимается!
- Немножко перепутала, моя сладкая. А ты что не спишь?
- Не знаю.
- Пойдем-ка мы с тобой в постель. Можешь лечь со мной, хочешь?
Джуди кивнула.
Она встала, подняв Джуди на руки. VR-шлем все еще светился изнутри, и Элис подобрала его, чтобы выключить. И, вспомнив, чем занималась, надела на голову.
Вспыхнула надпись: «Сообщение отправлено».
- О господи!
- Эй, мам!
- Секундочку, Джуди. Мама сейчас закончит.
Она поставила дочку на пол и занялась установкой. Джуди тихонько захныкала.
Она снова вызвала «Ответить» и быстро заговорила:
- Мистер Хаммонд, прошу вас игнорировать последнее сообщение. Оно не предназначалось вам. Почта напортачила. Простите, если мои слова вас расстроили. Я понимаю, что вам гораздо хуже, чем мне, и вы очень храбро поступили, связавшись с нами. Я уверена, что все уладится. Я… - Она не знала, что еще сказать. - Пожалуйста, простите меня, мистер Хаммонд.
Она отнесла Джуди в постель. Девочка мгновенно заснула, а вот у Элис сна теперь не было ни в одном глазу.
Правительство долго не давало о себе знать. Понимая, что они не станут докладывать ей о происходящем, Элис приказала роботу на внешней орбите половину времени тратить на поиск передач «Чинука». Их не было неделями.
Элис жила, как жила. Она одевала и кормила ребят, давала им выплакаться ей в подол, когда они уставали или разбивали коленки, время от времени отводила их погулять с Назимом. Она пила вечерами кофе с подружками и даже посмотрела новую пьесу, которая шла в перестроенном реакторном зале в подземных ярусах города. Оставшееся время она занимала работой.
В те недели Элис снова ощутила успокоение, черпая его в работе оторванных от всего мира старателей. На долгие часы она оказывалась за миллионы километров от самой себя, смотрела, как блестят в луче фонаря ледяные кристаллы, или любовалась звездами, невидимыми из ее окна. Из такого далека она буквально с новой точки зрения смотрела на свой дом: ей видна была Росинка во всей ее миниатюрности и хрупкости, и Элис понимала, что только тесный круг родных и друзей сдерживает одиночество миров гало. Тем больше она ценила людей, но ощущала любовь и к тем созданиям, которые первыми проникали в ледяные галереи и промерзшие бездны далеких лун.
Иногда ей приходило в голову, что она сможет наблюдать гибель Росинки глазами своих старателей. Нелепая мысль - ведь она тогда уже будет мертва. И все же ощущение бытия в пространстве оставалось таким живым, что ей мечталось как о золотой жиле - остаться навечно бестелесной и одинокой в объективах старателей и оттуда с тоской озирать руины своего мира.
Второе сообщение пришло через месяц после первого. Старатель Элис перехватил его - и полиция тоже, а больше никто, потому что передача велась на собственной частоте Хаммонда. В соседней комнате бесились ребята. Их смех звучал странным фоном для горечи, которой полон был голос в ее наушниках.
«Говорит Марк Хаммонд с „Чинука". Я передам вам все подтверждения, какими располагаю. Постараюсь, если сумею, послать видеозапись уничтожения Тиары. Это очень сложно. Нас, прежних пассажиров и членов команды, осталось совсем мало. Вся надежда на самоуверенность военных Левиафана - если они зашифровали базу данных, я ничего не смогу сделать. Если они меня поймают, то выкинут из шлюза.
Я расскажу вам, как все было. Я с планеты Мириам, четыре года назад отправился в музыкальную академию на
Тиаре. Следующим пунктом назначения „Чинука" был Левиафан, мы не взяли там никакого груза, а только несколько сотен пассажиров, оказавшихся солдатами. На борту „Чинука" в то время находилось около тысячи человек. Солдаты захватили центр управления, и после этого они решали, кто им нужен, а от кого можно избавиться. Нас осталось меньше половины. Меня спасло то, что я умею петь. Меня оставили для развлечения».
В голосе Хаммонда звучало отвращение. У него был очень приятный голос, звучный баритон. Но она слышала в нем горе.
«Мы уже два с половиной года живем под их пятой. С нас хватит.
Несколько недель назад они начали готовить удар по вашему миру.
1 2 3 4 5

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики