ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Браслет-то братец для своей избранницы приготовил. Точнее, пару браслетов. Он собирался сделать все по правилам. Не то что я.
В магазине я поймал себя на мысли, что выбираю кольцо для Лины. Нет, со мной явно неладное творится. Хотя, не только со мной. Девчонка тоже вела себя странно, не слыша, как ее окликает принцесса, пытаясь получить оценку кольца. На мой взгляд, оно было ужасно безвкусным. Пустая трата золота и камней. И если Лине оно понравится, то будет повод разочароваться в ее вкусе и в ней самой.
– Знаешь... - девчонка замялась, - как бы тебе сказать... оно выглядит очень дорогим, но слишком вульгарным. Почему бы не взять что-нибудь менее... Что-нибудь менее?
После чего Лина вышла, сказав, что подождет снаружи. Впервые я не волновался по этому поводу. Во-первых, графа уже почти прижали. А во-вторых, я почувствую, если что-то насторожит саму девушку. Да и Клятва по-прежнему действует.
Кольцо я выбрал довольно быстро. Аккуратное золотое колечко, похожее на переплетение усиков клубники, с небольшим бриллиантом в виде капельки росы. Удивительно тонкая работа. Прекрасно подойдет Лине. Я ведь даже почти готов сделать ей предложение стать моей невестой. Интересно, это все только потому, что она меня частенько отвергает? Или все же это что-то настоящее? Хотя, может быть и то, и другое.
Убрав коробочку с кольцом в карман, я прислушался к спору Цели и Француазы. Как там однажды сказала моя девчонка, милые бранятся - только тешатся? Но все же, лучше держаться на расстоянии, а то перепадет. Вот тут-то я почувствовал всплеск удивления и радости от Лины. Никакого чувства опасности, но все же я поспешил выйти на улицу.
Вид девчонки, обнимающейся с каким-то блондинчиком, выбил меня из колеи. Чертовы блондины, я начинаю их ненавидеть! Я даже не сразу осознал, что этот мерзкий тип целует ее (пусть в макушку, но целует!) и что-то шепчет на ухо. Мразь! Руки пообрываю, а потом убью. Медленно и с удовольствием. Расчленю на мелкие кусочки и скормлю свиньям.
– Лина, что здесь происходит?
Девчонка вздрогнула. Я почувствовал, как на секунду ее охватил страх, перешедший затем в досаду и непонимание. Блондин же одним движением закрыл собой Лину и достал кинжал. Именно по этому кинжалу я мгновенно опознал в противнике маскара. Только пустынники имеют оружие из пустынного стекла, такого же прочного, как оружие из метеоритного железа.
– Не волнуйся, Веста, этот нахальный кнерт не причинит тебе вреда.
Что он несет? Да как он смеет?
– Конечно не причинит. Этот кнерт - мой друг. Он спас мне жизнь.
Когда она обняла этого мерзавца, я понял, что вот-вот его убью. И еще кучу народу заодно. А потом возьму девчонку и спрячу ее в самом глубоком подвале, чтобы выбраться не смогла. И чтобы принадлежала мне одному!
Только прижав ее хрупкое тело к себе и почувствовав, как быстро бьется ее сердце, я смог взять себя в руки. Место безотчетной ярости занял холодный гнев, что в моем случае не менее разрушительно, но более безопасно для тех, кто мне дорог.
– Она моя, маскар. Что бы она ни говорила, и что бы ты ни считал, Лина - моя.
Волна злости девчонки чуть не смела мое самообладание и заставила сильнее ее прижать. Ничего, Лина, пусть тебе это не нравится, но ты привыкнешь. Ты моя - и точка. Никуда тебя не отпущу. Ни к кому и никогда.
– Убери от нее руки, кнерт. Девушке неприятно, не так ли, Веста?
Если бы ей не нравилось, то сомнения бы так ее не терзали.
– Алекс, Дей, не ссорьтесь, вы уже оба заслужили от меня по морде, но я сегодня пацифист, так что перестаньте вести себя, как маленькие дети, готовые подраться в песочнице из-за лопатки. И вообще, что значит "маскар"?
Хорошо, что вмешался Целестин. Еще чуть-чуть - и я убил бы этого нахала, что, без сомнения, расстроило бы мою тээнерин. Но то, что она вырвалась и произнесла прочувствованную речь, заставило понять, что Лина не просто расстроится. Я ее потеряю. Что ж, придется смириться с тем, что блондинчик должен жить. И я не только вынужден сдерживаться сам, но и по возможности защищать его. Но надо сразу дать ему понять, что Лину я не уступлю без боя.
Улыбнувшись, я протянул руку девчонке.
– Я приму твоего друга, Лина-аматин.
Она нахмурилась, пытаясь понять, что значит эта приставка к ее имени. В человеческом языке нет такого слова, чтобы дать точную характеристику. Это означает "почти любимая". Все же мою руку она приняла и снова очутилась в моих объятиях. Даже благодарно погладила по спине, чуть не заставив замурчать от удовольствия. Вторую руку я протянул дернувшемуся было маскару, назвав свое родовое имя. Под пристальным взглядом девчонки он сделал ответный жест.
– Александр Люцио де Тренсен, младший принц Песчаного Царства.
Даже так. Равный мне по положению. Это будет интересное знакомство. Но вот как теперь уезжать, оставив мою Лину с этим блондинчиком? Ей ведь как раз нравится такой тип мужчин. Как же все усложнилось!

Глава 16. Меж двух огней

Любовь - битва двух полов. Женщине надо защищаться сперва, мужчине надо защищаться после, и горе побежденным!
Александр Дюма-сын

Ангелина

Весь день прошел в напряжении. Алекс и Дей, мило улыбаясь друг другу, пытались разделить меня, поочередно перетаскивая каждый на свою сторону. При этом Француаза и Целестин горячо поддерживали Дея, а мне очень хотелось пообщаться со старым другом, которого я так давно не видела и даже считала погибшим, но Дей крепко держал мою правую руку. Через некоторое время моя левая рука оказалась занята Алексом. В итоге я почувствовала себя перетягиваемым канатом или, на худой конец, призом в каком-то соревновании. И мне это очень не понравилось. Прямо до зубовного скрежета.
– Веста, хочешь, зайдем глинтвейна попьем, побеседуем? Наедине.
Рывок влево. Алекс, ты мне друг, но я тебя сейчас удавлю, если хоть одну руку высвобожу.
– Лина, думаю, нам пора возвращаться. Не все люди графа обезврежены - тебе может угрожать опасность.
Рывок вправо. Дей, может быть, я тебя уже почти люблю, но тоже удавлю. Мысленно я уже убила их обоих, расчленила и поджарила.
И вдруг моя правая рука получила свободу. Уж от кого-кого, а от Дея я не ожидала подобного шага. Алекс же не заметил подобного маневра, поэтому дернул меня в очередной раз. На ногах я не удержалась и рухнула на Алекса, который тоже упал, но уже на мостовую. Моя посадка была мягче.
– Что произошло? - возмутилась я.
Алекс меня выпустил, потирая пострадавшую поясницу и злобно шипя. Растерявшись, я еще некоторое время сидела, не зная, что делать. Но все же, меня взяли под мышки и подняли, а Алексу пришлось вставать самому.
– Дей, ты почему вдруг меня отпустил?
Обернувшись, я поняла, что именно он поднял меня. Осторожно, как хрупкую фарфоровую статуэтку. Даже отряхнул.
– Ну, я как-то раз слышал, что если хочешь, чтобы девушка вернулась, то ее нужно отпустить.
Он сказал это таким тоном, что я невольно покраснела. Были в его голосе какие-то новые нотки. Хорошо, что уже достаточно темно, и моя реакция не видна.
– Умный был этот кто-то. Наверное, все же женщина. Мужчина додумается до такого только в том случае, если у него нетрадиционная ориентация, - съязвил Алекс.
Я попыталась перевести все в шутку, но тут вмешалась Аза, заставив меня покраснеть еще больше:
– Ну, уж тебе-то не приходится испытывать сомнений в ориентации Дея.
Она захихикала, Дей лишь хмыкнул и осторожно положил руку мне на плечо. А вот Алекс, потеряв дар речи на несколько секунд, подскочил и больно схватил меня за предплечье.
– Ты спала с кнертом? Нет, ты не могла пойти на это добровольно - он тебя изнасиловал! Я его сейчас убью...
Не выдержав подобного унижения - орет о моей личной жизни на весь город, - я резко высвободила руку и отвесила Алексу пощечину, задыхаясь от ярости.
– Прекрати! Я сама этого хотела! Я прекрасно осознавала, на что иду. И я ни о чем не жалею. А ты ведешь себя отвратительно. Уходи. И не смей показываться мне на глаза, пока не осознаешь глупости своего поведения и не извинишься. Дей, пойдем обратно!
На этот раз дергала за руку я. Кнерт на удивление послушно плелся за мной. Целестин и Француаза не отставали - это я определила по шагам за спиной. Оглядываться не хотелось. Злые слезы жгли глаза.
До дворца мы добрались в полном молчании. Прохладный вечерний воздух успокоил меня и заставил пожалеть о вспышке ярости. Алекс повел себя, как кретин, а я - как истеричка.
До комнаты я добралась, так и не заметив, что по-прежнему веду за руку необычайно молчаливого кнерта. Лишь у самой двери он предупреждающе покашлял, напомнив о себе.
– Лина, то, что ты сказала своему другу... Ты и вправду сама хотела? Правда, не жалеешь?
Я досадливо поджала губы, понимая, что теперь не ответить на его вопрос не могу. Да и пора нам поговорить по душам.
– А ты разве не понял? Конечно, я сама этого хотела. Ты мне нравишься. Сильно нравишься. Быть может, я бы в тебя и влюбилась, но ты - принц. Любить тебя - все равно, что любить нечто недосягаемое. Ты не можешь дать мне то, что я хочу. Между нами возможна разве что интрижка. Что же касается близости - должна же я была когда-то это сделать. И здорово, что это случилось с тем, кто мне нравится, а не насильно.
Я практически зашла в комнату, но Дей, вместо того, чтобы, как всегда, пожелать мне спокойной ночи и удалиться, придержал дверь.
– Почему ты считаешь, что я ничего не могу тебе дать? Скоро мы вернем себе нашу страну. Я вновь займу место при дворе и возьму тебя с собой. Ты получишь все: деньги, драгоценности, власть. Все, что пожелаешь.
Его слова были горячи и правдивы. И в тоже время смешны. И я рассмеялась. Даже мне самой этот смех показался истеричным, что уж говорить о Дее, ни разу не видевшем в моем исполнении полноценной истерики.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики