ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Не нужно было вешать шляпу на вешалку.
— А где ее нужно было повесить?
— И вообще, почему вы скандалите?
Это было уже чересчур. Воздев в отчаянии руки и громко вздохнув, словно раненый зубр, пан Коленка закричал на весь зал:
— Эта шляпа стоит сейчас сто тысяч, а может, и больше, а вы говорите, что я скандалю! И святой потерял бы терпение. Где моя шляпа? — Он повторил еще раз срывающимся голосом: — Где моя шляпа?
В зале установилась тишина, посетители молча воззрились на пана Коленку. А я стояла, словно оглушенная громом, в голове у меня помутилось. Я поняла, что шляпа, стоимость которой еще вчера была очень небольшой, сегодня стала, должно быть, самой дорогой шляпой на свете. И я чувствовала, что это не выдумка и не чепуха. У виолончелиста был такой жалкий вид, и это еще мягко сказано. Он совершенно пал духом и едва не плакал.
Я не могла допустить, чтобы пожилой человек расплакался при всех в кафе, и, подойдя к нему, прошептала:
— Успокойтесь, пожалуйста. Обещаю вам, что шляпа найдется.
Он взглянул на меня, будто я почтальон, принесший ему перевод на крупную сумму, и, протянув ко мне руки, закричал дрожащим голосом:
— Спаси, Девятка, иначе я пропал!

ПОНЕДЕЛЬНИК
Сейчас узнаем
Я намеревалась спасти виолончелиста тем же воскресным вечером, но из этого ничего не вышло. Мы не смогли найти Франта. Его не было ни в гостинице, ни в кафе, ни на пирсе, ни на пляже. Как в воду канул! Пошел, наверно, на дальнюю прогулку с пани Моникой.
Пришлось спасать его в понедельник…
Мы условились встретиться с Валерием Коленкой утром в десять около "Укромного уголка". Он был пунктуален, но выглядел весьма плачевно, словно постарел за ночь на десять лет. Виолончелист пожелтел, был мрачен и небрит. Чувствовалось, что у него сдают нервы. Даже его лысина поблекла и не сияла уже прежним победным блеском. Ну как не помочь этому несчастному?
— Пожалуйста, не огорчайтесь, — произнесла я вместо приветствия. — Увидите, все будет хорошо.
Пан Коленка протирал стекла очков и почесывал затылок.
— Ты уверена, что именно этот человек подменил мою шляпу?
— На все сто два.
— А собственно, кто он такой?
— Вы его хорошо знаете.
— Я?.. — удивленно уставился на меня пан Коленка.
— Вдела, как вы вместе выходили от огородника.
— А — а… этот человек с трубкой.
— Именно, — чуть насмешливо бросила я.
— Я его не знаю. Просто мы одновременно уходили, и он спросил меня, как готовить цветную капусту.
— Допустим, — проронила я, давая понять, что не так уж наивна, как он думает.
— Не веришь мне?
— Трудно поверить, что такого пижона с трубкой всерьез интересовало, как приготовить цветную капусту.
— Меня это тоже удивило, но факт остается фактом.
— Он интересовался только этим?
— Говорил еще что — то о погоде и о спортивном рыболовстве. Вообще был очень вежлив.
— Разумеется, если подменил вам шляпу, — колко заметила я.
— Послушай, ты твердо уверена, что это он? Мне не хотелось бы нарваться на неприятности.
"Уже выкручивается, — подумалось мне. — Может быть, разыгрывается еще одна сценка, чтобы втереть мне очки". Но, взглянув на заросшее щетиной лицо и запавшие глаза виолончелиста, проговорила:
— Успокойтесь, пожалуйста, обойдется без неприятностей.
— Умоляю тебя, Девятка, уже вчера в "Янтаре" я попал в смешное положение, — пожаловался он. — Но тогда я не владел собой. Ночью, однако, все обдумал и понял, что, если даже речь идет о таких деньгах, нельзя забывать о собственном достоинстве.
Эти благородные, прочувствованные слова тронули меня. Я уже почти уверилась в том, что его отчаяние и страдания вполне искренни, и, отбросив в сторону всякие подозрения, поверила даже в сказочку о цветной капусте.
— Нельзя забывать о чести и достоинстве, — повторила я. — Поэтому хотелось бы знать, как случилось, что эта шляпа всего за один день стала самой дорогой шляпой на свете?
Надев очки, он испытующе посмотрел на меня.
— Я скажу тебе, — начал он, приглушая голос, — но поклянись, что никому об этом слова не вымолвишь.
— Даю слово!
— Не скажешь даже собственной матери?
— Даже собственной матери, — повторила я и неосмотрительно добавила: — Даже Мацеку…
Виолончелист, вздрогнув, подозрительно меня оглядел.
— Мацеку? А кто это такой?
— Коллега.
— Я слишком далеко зашел, — развел руками виолончелист. — Нет, моя дорогая, к сожалению, не смогу сейчас тебе сказать. Скажу только в среду.
— Если вы мне не верите, — фыркнула я, — то не о чем и говорить. Меня удивляет лишь, что вы просите помочь вам.
— Пойми, не могу. — Пан Коленка снова очень расстроился. — В среду, найдешь ты шляпу или нет, я все тебе расскажу.
— А почему именно в среду?
— Потому что среда будет седьмого… — Он запнулся, как вызванный к доске нерадивый ученик, и, не закончив фразы, нервным движением сорвал очки и стал протирать стекла. Об остальном я и сама догадалась, вспомнив телеграмму и разговор с горничной в гостинице.
— Седьмого текущего месяца, — докончила я за него и через секунду продолжила с ехидной усмешкой: — Шляпа, полная дождя, а из Швеции приезжают туристы, и поэтому у горничной руки отваливаются.
Я ожидала, что он побледнеет или обомлеет с испугу, а он лишь посмотрел на меня так, будто я была карлицей или марсианкой.
— Что это за вздор, дитя мое? Что ты плетешь?
— Не плету, — ответила я с язвительной усмешкой. — Только я знаю больше, чем вам кажется.
Он пожал плечами.
— Ты очень таинственна, странно себя ведешь, и, кажется, у тебя больное воображение. Не знаю, что и подумать.
Я прищурила глаз с озорной улыбкой.
— Сейчас узнаем. Идем к этому господину.
Не делайте из меня ненормальную
Мы двинулись прямо в гостиницу "Под тремя парусами". Франта не было ни в холле, ни в клубном зале, ни в коктейль — баре. Значит, он должен быть наверху, в своем номере. Недолго думая, мы поднялись на лифте на четвертый этаж и подошли к тридцать девятому номеру. Я заранее наслаждалась, представляя себе, как побледнеет физиономия пижона, когда, открыв дверь, он увидит на пороге нас. Но Франт в это время брился, и его физиономия, вся покрытая мыльной пеной, была и без того очень бледной.
— Ты снова здесь, я же просил тебя… — недовольно пробурчал он.
Разумеется, он просил меня, но не лысого виолончелиста, который мог поэтому не опасаться, что его выкинут за дверь. Мы вошли в комнату, и виолончелист без проволочки приступил к делу:
— Эта молодая особа утверждает, что позавчера в кафе "Янтарь" вы подменили шляпу. Прошу вас…
Я так и не узнала, о чем он просит, ибо Франт резко оборвал его:
— Вы не видите, что я бреюсь? Может быть, объяснимся через минуту внизу?
— Хотелось бы все — таки выяснить… — настаивал виолончелист, не желая замечать, как на аристократической физиономии Франта появляются струпья ссохшейся пены.
— Простите, я не привык разговаривать во время бритья.
Но пан Коленка не желал прощать.
— Это необычайно важное дело! — закричал он.
— Вы не видите, что у меня засыхает пена?
— Вижу, но это не меняет сути дела! — отчаянно вопил Коленка.
— Ну, ладно, о чем идет речь?
— О шляпе.
Франт в одной руке держал бритву, в другой помазок, а на лице его засыхала пена. Мгновение он стоял в нерешительности. Но Франт не был бы Франтом, если бы не нашелся, что сказать. Театральным жестом он указал на меня.
— И вы верите этой сумасбродной девчонке? Да у нее больное воображение!
"Будто сговорились", — подумала я, но не потеряла хладнокровия.
— Я видела вас собственными глазами! — язвительно бросила я Франту, но он лишь издевательски расхохотался.
— Она нагородила вам несусветную чушь, а вы настолько наивны, что поверили. На месте матери я отвел бы ее к врачу.
Виолончелист не стал протестовать, не выдал ему как следует, а вместо этого подозрительно взглянул на меня.
— Скажи, — неуверенно произнес он, — это действительно тот самый человек?
— Тот самый, чтобы у меня язык отсох!
— Очень смешно. — Франт прямо — таки зашелся от смеха. — Послушайте, она чрезмерно впечатлительна, за всеми вокруг следит, всех подозревает. Вчера, как тень, таскалась за мной целый день… Стояла даже около моего номера и задавала нелепые вопросы…
Обращенный ко мне взгляд пана Коленки стал еще подозрительнее.
— Интересно. Мне она тоже задавала бессмысленные вопросы и несла околесицу. Что — то здесь не так… Мне кажется даже, что это она сидела на дереве и заглядывала ко мне в окно.
— Это не я, — непроизвольно вырвалось у меня. — Это Мацек!
— Видите, — подхватил Франт, — к тому же еще и отпирается.
Это уж слишком! Мое хладнокровие и самообладание вмиг испарились.
— Это вы сами от всего отпираетесь. И вы оба — один и другой — подозрительные типы.
— О, послушайте! — Франт победно улыбался. — Я же говорил, что она ненормальная.
— Я очень даже нормальная! — закричала я, топая ногами. — Это вы хотите сделать из меня чрезмерно впечатлительную. Это вы выкручиваетесь, вы лжете!..
— Успокойся, дитя мое… — Виолончелист мягко тронул меня за плечо, но я вырвалась, протестующее подняв вверх сжатые кулаки.
— Вы плохой человек. Я хотела вам помочь, а вы верите этому гадкому обманщику, вы и сами, наверно, такой же…
— Видите, видите? — повторял Франт, лицемерно улыбаясь. — Она вне себя, ей нужно дать успокоительное.
— Спасибо! Я презираю вас! — крикнула я и с этими словами выбежала из комнаты.
Рыжий тюлень в шляпе
Наплевать мне на его шляпу! Наплевать на трубочку Франта! Наплевать на макияж пани Моники! Пусть себе не думают! Пусть надо мной не смеются! Наплевать на дождь! И на "Янтарь"! И на низкое атмосферное давление! И на всю рыбу, которую поймает бородач вместе с тем полутораметровым угрем! И на всю рыбу, которую не поймали папа с Яцеком! И на развалины памятника старины! И на цветную капусту! И на дом огородника! И на фотографии, сделанные Мацеком! Наплевать на все!
Я бежала по берегу моря, не замечая, что волны захлестывают меня по колено, а в полусапожках уже хлюпает вода. Я бежала и кричала самой себе, но внезапно остановилась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики