ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Но для чего тогда на плечах сообразительные головы? Все остальное мы отыскали в "Укромном уголке", где, с облегчением сбросив голубое платье, я влезла в приличные джинсы. За шкафом мы нашли два топорика — две закопанские чупаги, которые с успехом могли заменить индейские томагавки. Из ореховых удилищ Мацек тут же изготовил два великолепных лука, а головные уборы из перьев… С ними было труднее всего. Мацек, однако, нашел замечательный выход. Он вспомнил, что индейцы племени суанатока, населяющего Скалистые горы, не носили таких головных уборов, а просто втыкали в волосы орлиное перо. Поэтому мы воткнули себе в волосы по индюшачьему перу, я взяла шляпу и, восклицая: "Смерть бледнолицым!", мы направились на Пасечную.
Окрестности развалин были самым подходящим местом для игры в индейцев. ничего удивительного, что мы почувствовали себя настоящими краснокожими из племени суанатока и выжидали только, кому объявить войну.
Разумеется, мы объявили ее пану Коленке. В тени башни, прямо под его окном, мы отплясали великолепный военный танец. На шум воинственных возгласов высунул свою лысую голову пан Коленка.
— Кто здесь так шумит? — гневно вопросил он.
— Племя суанатока, — откликнулась я. — Объявляем войну бледнолицым.
— Это ты, Девятка? — удивился виолончелист. — Умоляю, отойдите чуть — чуть подальше, а то у меня барабанные перепонки лопнут.
— Молчи, трусливый койот! — завопила я. — Сейчас мы разложим костер и заживо тебя поджарим.
— Не шути! — послышался умоляющий голос пана Коленки. — Пожалуйста, будьте потише, я слушаю по радио концерт симфонической музыки.
— Фи! Нас не пугают звуки ваших труб! — не унималась я. — Сдерем с тебя скальп и бросим его на съедение прожорливым псам.
— Девятка, — простонал пан Коленка, — иди лучше ко мне наверх. Угощу тебя очень вкусными бобами.
— Сдаешься, жалкий трус?
— Сдаюсь.
— Прекрасно, приготовь трубку мира и угощение для двух воинов.
— Хорошо, хорошо… — Пан Коленка умоляюще вскинул руки. — Идите, не могу больше выносить эти крики.
— Выгорело, — шепнула я на ухо Мацеку. — Давай наверх. Только не раскрывай рот, а то все испортишь.
— Может быть, я останусь здесь для охраны? — Мацек неуверенно посмотрел на меня.
— Боишься?
— Немного боюсь.
— Я тоже, — откровенно созналась я. — Да что делать, если я потребовала угощение для двух воинов.
— Да, и в самом деле, — вздохнул Мацек. Сейчас он ничем не напоминал благородного воина из пелмени суанатока, да и вообще никого не напоминал, а только трясся, как осиновый лист. Должна признаться, что и я тоже…
— Ключ под ковриком, — услышала я доносившийся сверху голос пана Коленки.
Действительно, ключ находился там, где ему положено быть — большой, тяжелый, старинный, вызывающий уважение и трепет.
— Может, все — таки сделаем вид, что заблудились? — шепнул Мацек.
Я не хотела больше притворяться, отперла дверь, с большим трудом отворила ее, и мы вошли в обиталище призраков и духов.
— Боишься? — прошептал Мацек дрожащим голосом.
— Чуть — чуть.
— Я тоже.
— Тогда двигаем дальше.
Далее находилось просторное помещение с каменными стенами и готическим сводом. Из боковой ниши вели наверх узкие каменные ступеньки. Мы молча поднимались по ним, ожидая, когда, наконец, явится какой — нибудь призрак или привидение, но, видимо, для призраков было еще рано, и никто из них не явился. Зато в открытых дверях на втором этаже появился пан Коленка, рассеивая лысиной окружающий мрак.
При виде моей чупаги и особенно индюшачьего пера он, вздрогнув, отступил в комнату.
— Дитя мое, что ты выделываешь? — вскричал пан Коленка, заламывая руки. — И к чему вообще весь этот маскарад?
— Не видите разве, что мы играем в индейцев? — ответила я и вошла в комнату.
Его старинное жилище мне понравилось. Белые стены, сводчатый готический потолок, пол из сосновых досок, маленькое оконце в нише, полное цветов и зелени, а среди всего этого пан Валерий Коленка. На мгновение я представила его себе средневековым монахом в монастырской келье. Ему с его благочестивой лысиной была бы очень к лицу грубая монашеская ряса.
Кроме пана Коленки, в комнате находились еще железная кровать, шкаф, сколоченный из простых досок, стол и стул, а на столе электрическая плитка и целый букет овощей. Я догадалась, что пан Коленка — вегетарианец.
— Вот мое святилище, — изрек виолончелист.
— Мне очень нравится, — объявила я. — Интересно, что вы надумали по делу о своей шляпе?
Его лицо исказила почти болезненная гримаса. Горько усмехнувшись, он по привычке снял с носа очки.
— О, Девятка, и не вспоминай об этом. Несчастье, просто несчастье. Я дал объявление в газету, но уже потерял всякую надежду.
— А я не потеряла, — возвестила я, демонстрируя шляпу, которую предусмотрительно прятала за спиной.
Резким движением он вырвал у меня шляпу, подошел к окну и, надевая очки, спросил:
— Где ты ее нашла?
— Военная добыча, — пошутила я.
Повертев шляпу дрожащими руками, пан Коленка обернул ее тульей вниз и отогнул кожаный отворот. Мне показалось, он вот — вот радостно подскочит и бросится мне на шею. А он крутил головой, что — то нашептывая про себя, а потом решительным жестом протянул шляпу мне.
— Нет, это не моя!
Мне стало жаль пана Коленку. В одно мгновение я все ему простила.
— А может быть, все — таки… — прошептала я. — Может быть, вы посмотрите внимательней?
— Нет, — решительно отказался он. — Очень благодарен тебе за помощь, но у меня была другая шляпа.
— Не стоит огорчаться. Я постараюсь. Возможно, мне еще удастся найти ту, настоящую… — Я хотела сказать еще несколько утешительных слов, но тут снизу донесся хорошо знакомый голос:
— Пан Валерий, пан Валерий, вы дома?
Мы бросились к окну. Внизу стоял рыжебородый профессор и, задрав вверх голову, задыхаясь, кричал:
— Спуститесь вниз, у меня важное дело!
Мгновенно забыв обо всем, пан Коленка быстро сбежал вниз.
— Беги за ним, — шепнула я Мацеку, — и не спускай с них глаз.
Мацек исчез в мрачных глубинах лестницы, и я осталась одна. Было абсолютно тихо. На плитке тушились бобы, на столе лежала цветная капуста, а в углу под окном стоял черный футляр от виолончели, выглядевший жутковато и таинственно. Мне стало не по себе. Я испытала вдруг чувство жуткого страха. казалось, ноги мои приросли к полу, и я не могла шевельнуться.
Наконец, преодолев страх, я подошла к футляру и, медленно приподнимая скобочку замочка, открыла его. Вместо виолончели в футляре находилась большая пузатая пластмассовая папка. Пришлось нагнуться, чтобы рассмотреть ее получше. На листке, скрепленном с обложкой, была надпись, сделанная крупными печатными буквами: ШЛЯПА, ПОЛНАЯ ДОЖДЯ.
У меня потемнело в глазах, и мгновение я была как слепая. Потом в моем воображении возникли склеенные обрывки телеграммы, разорванной Франтом возле почты, и загадочная фраза из нее: "СПЕ…… НА…… СЕД…ГО ТМ ШЛЯПА ПОЛНАЯ ДОЖДЯ".
Фраза "шляпа, полная дождя" стояла в телеграмме, здесь она была на папке. "Почему? Что у него общего?" — теснились в мыслях назойливые вопросы. Стоя на коленях перед открытым футляром, я воспринимала происходящее словно сон.
Наконец, я решилась заглянуть в папку. Сверху в ней находился листок с таинственными химическими символами, образующими узорчатую цепочку. Наверное, это тот самый листок, что я достала из — под кресла в доме бородача. Значит, это и есть конечный результат многолетнего труда, горсточка золота, добытая из целой горы песка, как выразился бородач.
Я зачарованно смотрела на листок, а в голове у меня был полный ералаш.
Но тут с лестницы донесся шум шагов, я в панике зарыла папку и замкнула футляр. Едва я успела с этим справиться, как в дверях возникло помрачневшее лицо пана Коленки.
— Такой день! — воскликнул он. — Можно с ума сойти! Прости, дитя мое, к сожалению, не смогу угостить тебя бобами. Я должен идти с профессором.
— А что случилось?
— Можно с ума сойти, — повторил пан Коленка.
Выставив меня за дверь, он захлопнул ее и собрался запереть на ключ. И тут я скромно обратила его внимание на то, что башня является памятником старины, а бобы, оставленные на невыключенной электрической плитке, угрожают пожаром.
— Такой сумасшедший день! — выкрикнул пан Коленка, схватившись за голову, и, вбежав в комнату, выключил электроплитку. А мне стало немножко грустно, потому что я очень люблю тушеные бобы.
Что за позор?
Внизу меня ожидал Мацек.
— Говорю тебе, новый скандал, — прошептал он взволнованно. — Кто — то забрался в дом профессора.
— Кто? — удивилась я.
— Профессор и сам не знает. Но он кого — то подозревает, и они с виолончелистом идут в милицию.
— Кого подозревает?
— Не знаю. Они разговаривали тихо, и я не расслышал.
— Не мог подойти ближе?
— Жаль, что тебя внизу не было.
— Не будем ссориться.
— Кто тут ссорится?
— Да ты.
— Знаешь, ты всегда такая…
Но тут в дверях возник пан Коленка, и у нас уже не осталось времени на ссору.
Профессор с виолончелистом взяли с места в карьер, а мы, выдержав приличную дистанцию, двинулись вдогонку. Следить за ними было нетрудно. Занятые, видимо, собственными мыслями, они не замечали ничего вокруг и маршировали прямо к отделению милиции, размещавшемуся на Янтарной.
Войдя в здание, профессор и пан Коленка изложили дежурному все, что намеревались, и чего мы, к сожалению, не слышали. Сержант тут же подпоясался, перебросил через плечо полевую сумку и пристегнул резиновую дубинку. Лицо его приняло официальное выражение. Потом все трое вышли из здания с озабоченным видом.
— Куда они идут? — спросил Мацек, когда мы тронулись за ними.
— Милиция не "ходит", а исполняет служебные обязанности, — пояснила я.
— А разве не все равно?
— Нет. Если бы она просто "шла", ее бы никто не боялся.
— Смешно! — обиделся Мацек. — Так где они собираются исполнять служебные обязанности?
— Не знаю, но мы это скоро выясним.
Я думала, они направляются в приют бородача либо к старинным развалинам, но вскоре мы убедились, что они вышагивают прямо к гостинице "Под тремя парусами".
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики