науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"Мы - русские;
и с нами - Бог".
Генералиссимус, князь Италийский,
граф Суворов-Рымникский.

"Abudantas dispicite dissonas gentes:
indicium pavoris est societe defendi".
("Презрите эти собравшиеся здесь
разноязыкие племена: признак страха
- защищаться союзными силами")
Аттила, король гуннов,
из речи на Каталунских полях.
На Московский вокзал с оружием ходит только дурак. Потому что там,
как и в Пулково, до сих пор стоят не городовые, а самые натуральные
airborne rangers из знаменитой 82-й дивизии. Оружие должен был передать
Хорек - уже после поезда, в Кипрени. Но буквально перед выходом Мишане из
Боровичей залили директом полтора метра мыла. Полтора метра всяческой
чепухи, бред наподобие "телефонного эфира", но среди нее -
одна-единственная кодовая фраза, ради которой Мишаня, собственно, и держал
свою ноду.
"Бабушка, говоришь, приехала? Недорулез!" И после этого - тройной
хмурик. Вот такой: :-(((
Соня все эти дурацкие коды терпеть не могла, равно как и сленг
чудаков-фидошников; но когда одним только Интернетом стало пользоваться
неприлично, пришлось смириться.
Глупая фраза на глупой системе "сигналов" означала, что Хорьку
добраться до них не удастся. Сам он цел и невредим, но оружия у них не
будет. Ну и ладно, Соня пошла бы на это дело вообще без всякого оружия,
голой и босой бы пошла, но разве ж парней переубедишь? Костик тоже уперся,
и заявил, что без пары стволов он в эти дикие края - ни ногой. Он не
старик Ван Дамм и уж тем более не знаменитый Ухогрыз Тайсон. С дезертирами
и прочими беглыми он предпочитает разбираться посредством огнестрельного
оружия, а не на кулачках. Вот и потащили... смешно сказать, целый арсенал.
Пара старых добрых британских L3, пара еще более древних "Узи" - для
девчонок. Зачем, спрашивается, ну зачем? А Машка - дуреха, Машка-Снайпер -
туда же. Я, мол, без ствола за пазухой все равно что в мини без трусов.
Перекричали, перегорлопанили, хотя в подполье разве ж можно так?.. Да
только мальков этих один лишь провал и научит. Вот и остается теперь... не
то молиться, не то материться - чтобы пронесло, чтобы не зашмонали.
Толпа на 609-й пестовский собралась изрядная. Народ все больше тихий,
трезвый, крепкий. Фермеры... За покупками приезжали - эвон, какие все
нагруженные. Коробки, коробки, коробки... выше крыши вагоной коробки.
Перед платформой высился турникет из блестящей никелированной стали
и, по обе стороны прохода - две будочки из стеклопластика. Сердце у Сони
упало, как только она туда взглянула - за спинами городовых черными
башнями маячили четверо негров-рейнджеров. Здоровенные, сытые, накачанные,
все - под два метра, а в ширину - не обхватишь. В камуфляжных майках по
случаю жаркого августовского дня. Этим-то глазки не построишь. Бедрами не
повиляешь, не поноешь: "дяденька, пустите студентку...". Особенно после
воронежского дела. Городовые-то что, им семьи кормить надо, и не слишком
они усердствуют... если хорошенько попросишь. Шмонают так, для вида
больше, потому что тоже знают - дураков тащиться на Московский с оружием
нет. Три кольца охраны. Три проверки - на входе, на платформе и в вагоне.
Муха не пролетит.
Правда, Машка-Снайпер ни разу еще не попадалась. А тот раз, что
попалась, не в счет. Замели со "Стечкиным" - а она потрахалась с урядником
в караулке - он ее и отпустил, добрый человек, ни протокола не составил,
ни в компьютер свой проклятущий не загнал. Машка уверяет даже, что
кончила, но, наверное, врет. Она вообще на эту тему прихвастнуть любит.
Соня ей как-то сказала, что если хотя бы десять процентов того, что она,
Машка, рассказыват - правда, ей впору идти лечиться. От того, что в народе
"бешенством матки" прозывают.
Правда, когда Машка попалась, на контроле и рейнджеров не было.
К горлу подступил противный комок. Соня оглянулась на мальчишек -
держатся молодцом, никто и глазом не повел. Когда попал в толпу и тебя
несет к турникету - главное не дергаться, не рыпаться и вообще ничем от
соседа не отличаться. У ниггеров на такие дела глаз наметанный. Потому что
по первости много было... спринтеров всяких.
- Тихо, тихо, граждане! - загремел в мегафон урядник - пожилой дядька
с несколькими нашивками. - Не наваливайся, кому сказано! Проходи по двое с
кажинной стороны. К досмотру!
Толпа вздыхала, задымливала папироски, вежливо и негромко матюкалась
дозволенными в присутствии дам словами. Досмотреть восемьсот человек - не
шутка, и дело, само собой, долгое. Вот и начинается:
- С коробками сюда! Сюда, направо, кому сказано! Да не на ваше право,
а на мое право, понимать надо!
Толпа гудела и медленно перетекала, словно полуостывшая лава. Соня,
Машка, Мишаня и Костик со своими самопальными невеликими рюкзачкам вперед
благоразумно не лезли - им важно пройти в конце, когда и городовые
подустанут и негры девчонок нащупаются.
Из всей троицы Соня в подполье дольше всех - полных три года, с
самого начала. Вроде бы командовать должна, да только вот не получается.
Потому что от звания лейтенантского упрямо отказывается, а парни с Машкой
только звания и признают. Вот и получается, что, хотя они в подполье - год
от силы, все время выходит, что они Соней командуют, а не наоборот. Но
тут, верно, и их проняло - все трое на нее смотрят, ждут, что она скажет.
- За мной держитесь, - одними губами сказала Соня. Сняла бейсболку,
поправила волосы. И - ага! - наткнулась на мокрый рейнджерский взгляд.
Охо-хо... до чего ж достали этими своими взглядами... козлы.
Сонина внешность - ее лучшее оружие. Никому и в голову прийти не
может, что худенькая, невысокая, едва метр шестьдесят, девчонка с вечно
потупленным взором оказывается, носит при себе "Узи" с полным
боекомплектом, по ночам, случается, палит в патрульные "Брэдли" из
величайшего сокровища ее ячейки - облупленного старого РПГ, или деловито
всаживает пулю в лоб очередному коллаборацинисту прямо в его кабинете...
Соня-Смерть, как ее зовут в питерском подполье.
Костик и Мишаня - типичные хипаны. Тощие, в вечных своих банданах,
латанных джинсах и поношенных кроссовках. Длинные волосы у обоих собраны в
девчоночьи "конские хвосты"; предплечья разукрашены татуировками, в ушах
по три серьги. Ныне больше всего подозрений вызывают как раз те, что ничем
не выделяется...
Машка - полная им противоположность. Машка толстая, носит очки, а
вдобавок еще и стрижена под ноль. Экстраваганц. На серьезные дела ее берут
редко - только когда надо обеспечить огневое прикрытие с дальней
дистанции. Соня не знает, где Машка так выучилась стрелять, но, дай ей в
руки самую разболтанную, самую расхлябанную "драгуновку" или "калаш" или
штатовскую "ар-пятнадцать" - и через пару-тройку минут Маша положит в
яблочко девять пуль из десяти - с предельной дистанции, когда и саму
мишень-то едва видать. А еще очкарик!
Досмотр шел скучно. Фермеры на пестовском поезде ездят
благонамеренные, дозволенное им (в обмен на продовольственные поставки тем
же рейнджерам) для обороны от дезертиров и инсургентов гладкоствольное
охотничье оружие с собой не таскают. А неподакцизный самогон даже
негры-десантники за нарушение не считают. Говорят, очень они в 82-й его
уважают. Ну прямо как у Ильфа и Петрова.
- Уснула, красавица? Документы! - рявкнули у нее над самым ухом.
Не заметила, как и до контроля добрались.
С видом послушной пай-девочки Соня протянула усталому городовому
документ - запаянную в пластик карточку с двумя цветными поляроидовскими
фото - фас и в профиль, фамилией, именем, отчеством - по-русски и
латиницей; на обороте плотными рядами шли отпечатки ее пальцев.
Городовой сунул карточку в сканер.
- Руки клади, - в тысячный, наверное, за сегодня раз приказал он.
Разве ж мы можем не слушаться, дяденька? Мы девочки хорошие,
университетские, послушные, ни в чем предосудительном не замешаны, члены
Российско-Американской Лиги Друзей, во время Установления Международного
Контроля проявили лояльность, досье у нас чистенькое-пречистенькое...
Как наутро простыня у новобрачной. Нынешней, конечно.
- Корабельникова... София Юрьевна... православная... номер
социального страхования... совпадает. - забубнил городовой. - Словесный
портрет... совпадает. Отпечатки пальцев... совпадают. Это ж какая-такая
Корабельникова? Уж не Юрия ли Палыча Корабельникова, первого
заместителя...
- Она самая, - елейно пропела Соня.
- Ишь ты! - удивился городовой. - Ну, хоть вы и дочка... а закон для
всех один. Рюкзачок сюда извольте!..
Обычно городовые на шмоне все делают сами. У них и оружие-то смешное
- газовые пистолеты до шокеры. Правда, хорошие. А вот рейнджеры - те
вооружны до зубов. И ежели что - польют толпу свинцом, разбираться не
станут, кто там в ней, женщины, старики или дети. И чего они сейчас-то
сюда выперлись? В городе все спокойно. Лето.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики