демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Религия пилота - полет... в полете он постигает
истину неба. При этом он должен подчиняться его законам. Законы вашей
религии известны мне, а законы нашей называются "аэродинамика". Следуйте
им, работайте с ними, и вы полетите. Если вы не следуете им, никакие слова
и высокопарные фразы не заменят настоящий полет... вы никогда не
оторветесь от земли.
Здесь я поймал его.
- А как насчет веры, мистер Летчик? Ведь человек должен верить,
чтобы...
- Забудьте об этом. Единственное, что требуется, - это следовать
законам. Да, конечно, для того, чтобы попробовать, мне кажется, нужна
вера, но вера - это не совсем подходящее слово. Желание - подходит лучше.
Человек должен желать познать небо для того, чтобы воспользоваться
законами аэродинамики и убедиться, что они работают. Однако в итоге все
сводится к тому, как он следует этим законам, а не к тому, верит он в них
или нет.
Существует, например, такой небесный закон, который утверждает, что
если вы будете двигаться в этом аэроплане против ветра со скоростью сорок
пять миль в час, опустив хвост вниз на высоту пропеллера, он взлетит в
воздух. Он начнет удаляться от земли и приближаться к небу. Затем в силу
вступают другие законы, но этот закон - едва ли не самый главный. Вам не
нужно верить в него. Вам нужно лишь попробовать разогнать аэроплан до
скорости сорок пять миль в час, и тогда вы во всем убедитесь сами. Когда
вы сделаете это много раз, вы убедитесь, что этот закон всегда работает.
Закону дела нет до того, верите вы в него или нет. Он просто работает
каждый раз, и все тут.
Вера никуда вас не переместит, но если вы обладаете знаниями,
пониманием, вы можете путешествовать куда угодно. Если вы не понимаете
закон, тогда рано или поздно вы нарушите его. Нарушая законы аэродинамики,
вы довольно быстро вывалитесь из неба, уверяю вас.
Он вылез из-под приборной панели, улыбаясь, будто вспомнил какой-то
конкретный случай. Но он не сказал мне о нем ничего.
- Можно сказать, что нарушение закона со стороны пилота
приравнивается к тому, что вы называете грехом. Вы можете даже
сформулировать определение греха так: это нарушение Божественного Закона,
или как-то по-иному. Но все, что я понимаю в том, что вы называете грехом,
сводится к тому, что что-то неопределенно отвратительное вы не должны
делать по причинам, которые не до конца поняты вами. Во всем, что связано
с полетом, нет никаких грехов. В этом отношении у пилота не может
возникнуть недоразумений.
Если вы нарушаете законы аэродинамики, если вы пытаетесь удержать
угол атаки семьдесят градусов на крыле, которое останавливается в полете
при пятидесяти градусах, вы быстро потеряете из виду Бога, падая отвесно
вниз, как любая другая тяжелая вещь. Если вы не покаетесь и не согласуете
свое движение с аэродинамикой в течение довольно непродолжительного
промежутка времени, вам придется понести наказание - в виде уплаты
огромного счета за ремонт аэроплана - прежде чем вы снова сможете
подняться в небо. В полете вы чувствуете себя свободно только в том
случае, если повинуетесь законам неба. Если вы не желаете повиноваться им,
остаток своей жизни вам придется провести прикованным к земле. Для пилотов
аэропланов это является адом.
В так называемой религии этого человека были такие большие дыры, что
через них можно было проехать на грузовике.
- Все, что вы сделали, - сказал я, - это заменили христианские
термины своими летными словами! Все, что вы сделали...
- Совершенно верно. Небо - не самый совершенный символ, но его
намного легче понять, чем большинство современных интерпретаций Библии.
Когда пилот теряет скорость в верхней точке мертвой петли и начинает
падать, никто не говорит, что это происходит по воле неба. В этом нет
ничего таинственного. Парень не выдержал правила, в соответствии с которым
он должен был лететь более аккуратно и не пытаться сделать угол атаки
слишком большим при данном весе самолета. Вот почему он начал падать. Он
согрешил, вы можете сказать, но мы не считаем это отвратительным
поступком, мы не будем бросать в него камни за это. Этот инцидент говорит
сам за себя и дает понять, что ему есть еще чему поучиться, летая в небе.
Падая вниз, этот пилот не угрожает кулаком небу... он недоволен
собой, недоволен тем, что не придерживался правил. Он не просит у неба
снисхождения, не возжигает перед ним благовония, он снова поднимается в
воздух и исправляет свою ошибку, делая на этот раз все правильно.
Возможно, ему достаточно лишь увеличить скорость полета перед началом
мертвой петли. Поэтому он может простить себе этот грех только тогда,
когда он исправил ошибку. Его прошение в том и состоит, что он теперь
вернул себе чувство гармонии с небом, а его мертвые петли стали удачными и
красивыми. Вот что для пилота означает рай... это достижение гармонии с
небом, знание его законов и следование им.
Он взял другой прибор со скамьи и снова заполз в свой аэроплан.
- Можно продолжать дальше столько, сколько вам угодно, - сказал он. -
Тот, кто не знает законов неба, сочтет чудом то, что большой тяжелый
аэроплан будто по мановению волшебной палочки отрывается от земли, не
цепляясь ни за что, кроме воздуха. Но это кажется чудом только до тех пор,
пока вы не узнаете больше о небе. Пилот не считает, что это чудо.
Пилот самолета с мотором не говорит: "Вот так чудо!", когда видит,
как безмоторный планер набирает высоту. Он знает, что планерист
действительно внимательно изучил небо, и теперь претворяет в жизнь свои
знания.
Возможно, вы не согласитесь со мной, когда я скажу, что мы не
поклоняемся небу, как чему-то сверхъестественному. Нам не кажется, что
нужно воздвигать храмы или приносить ему жертвы. Мы считаем, что нам нужно
только понять небо, познать его законы, влияние этих законов на нашу
жизнь. Лишь так мы можем достичь лучшей гармонии с небом и найти свободу.
Вот откуда берется радость, которая вынуждает все новых пилотов садиться
на землю и говорить о том, что они были рядом с Богом.
Он плотно привинтил провода к новому прибору и внимательно проверил
их подключение.
- Когда начинающий пилот делает свои первые шаги в понимании небесных
законов и видит, что они работают в его руках точно так же, как в руках
других пилотов, тогда полет начинает приносить ему радость, и он,
возможно, ожидает возвращения в аэропорт так, как проповедники хотели бы,
чтобы их прихожане ожидали прихода в церковь. Каждый день пилот изучает
что-то новое, что-то такое, что приносит радость и свободу от
привязанности к земле. Другими словами, пилот, изучающий небо, познает
реальность. Он счастлив, и каждый день для него - праздник. Разве не так
должны чувствовать себя прихожане?
Наконец я поймал его.
- Значит, ваша религия говорит, что ваши пилоты не являются
ничтожными грешниками, которым вскоре придется мучиться в аду и жариться в
вечном огне проклятия?
Он снова улыбнулся той приводящей в ярость улыбкой, которая не давала
мне даже удовольствия думать, что он ненавидит меня.
- Нет конечно же, если они могут удачно выйти из мертвой петли...
Он закончил работать с аэропланом и выкатил его из сарая на солнечный
свет. Облаков уже почти не осталось.
- Я думаю, что вы - язычники. Как вам это нравится - спросил я со
всей злостью, которая была во мне. Я надеялся, что молния тут же поразит
его насмерть, чтобы доказать ему, каким неисправимым язычником он в
действительности является.
- Вот что я вам скажу, - ответил он. - Мне нужно проверить, как
работает этот прибор. Почему бы вам не пролететь со мной немножко над
полем, и тогда вы сами сможете сделать вывод о том, кто мы - язычники или
сыны Божии.
Я сразу понял, на что он намекает... он хочет вытолкнуть меня за
борт, когда мы будем высоко над землей, или попасть в воздушную яму и
погибнуть вместе со мной из ненависти ко мне.
- Нет, только не это! Не надо поднимать меня в небо в этом гробу. Я -
вам не чета, вы это знаете. Вы - язычник и будете вечно жариться в адском
пламени. Его слова прозвучали так, будто он сказал их для себя, а не для
меня... так тихо, что я едва ли расслышал его.
- Не буду до тех пор, пока повинуюсь законам неба, - сказал он.
Он забрался в свой маленький матерчатый аэроплан и завел мотор.
- Вы уверены, что не желаете прокатиться вверху - крикнул он.
Я не удостоил его ответом, и он поднялся в воздух сам.
Так слушайте же меня, вы, летающие люди, которые говорят о своем
знании неба и о своих законах аэродинамики. Если вы говорите, что небо -
это Бог, вы оскверняете тайну, навлекаете на себя проклятие, и молния
поразит вас и все другие бедствия будут преследовать вас за ваше
святотатство. Спуститесь же с неба, придите в себя и никогда больше не
требуйте, чтобы мы приходили к вам в воскресенье в середине дня.
Воскресенье - это день богослужения. Не забывайте об этом.

1 2
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики