ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это - главный источник энергии, снабжающий все планеты.
Если Станция испортится, если поток энергии прервется, то в Солнечной
системе все полетит вверх тормашками.
Он с силой стукнул по столу.
- Здесь командую я, и вы будете подчиняться мне, как все остальные.
Мое дело следить за работой Станции, за регулярной подачей энергии на
другие планеты. Я не позволю, чтобы какой-то невежда и выскочка путался у
меня под ногами. Пока я здесь, никто не посмеет тревожить Цветные Шары. У
нас и без того достаточно забот.
Пейдж двинулся к двери, но Крейг остановил его.
- Хочу предупредить вас, - мягко сказал он. - На вашем месте я бы не
стал выкрадывать вездеход - ни чужой, ни свой. После каждой поездки
кислородный баллон вынимается из машины и запирается в стойку.
Единственный ключ от стойки - у меня.
Он пристально посмотрел в глаза Пейджу и продолжил:
- В машине, конечно, остается немного кислорода. Его хватит примерно
на полчаса, а может, и того меньше. Но не больше. Не очень-то приятно быть
застигнутым врасплох. Около одной из станций Сумеречного пояса на днях
нашли одного такого парня.
Пейдж вышел, хлопнув дверью.

Шары перестали плясать и лениво катались по равнине. Время от времени
один из них принимал форму какого-нибудь предмета, но делал это вяло,
нерешительно и тотчас же возвращался в прежнее состояние.
Должно быть, Крипи отложил скрипку, подумал Крейг. Наверно, делает
обход, проверяет, все ли в порядке. Вряд ли может что-нибудь произойти.
Станция работает автоматически, от человека требуется минимум внимания.
Контрольный отсек был полон пощелкивающих, потрескивающих, звякающих,
булькающих приборов - они направляли поток энергии в район Сумеречного
пояса к подстанциям, которые передавали его дальше на кольцевую линию
вокруг других планет. Стоит одному прибору сплоховать, стоит потоку
отклониться в пространстве на какую-то долю градуса, и... Крейг
содрогнулся, представив себе, как энергетический луч устрашающей силы
врезается в планету, в город. Но система не может подвести, никогда этого
не было и не будет. Она абсолютно надежна. Давно прошло то время, когда
Меркурий посылал в другие миры огромные партии аккумуляторов энергии на
грузовых космических кораблях.
Да, это была действительно свободная энергия, неиссякаемая,
неистощимая; ее передавали на расстояния в миллионы миль лучевым способом
Аддисона. Энергию получали фермы на Венере, шахты на Марсе, химические
заводы и лаборатории холода на Плутоне.
Крейг услышал тяжелые шаги Крипи на лестнице и обернулся к двери, как
раз когда старик входил в комнату.
- Земля только что обогнула Солнце, - сказал тот. - Станция на Венере
приняла добавочный импульс.
Крейг кивнул: все идет по заведенному порядку. Как только Солнце
заслоняет от Меркурия какую-нибудь планету, ближайшая подстанция на
ближайшей незатененной планете берет добавочную энергию и передает ее на
затененную.
Крейг поднялся и, подойдя к иллюминатору, стал смотреть на пыльные
равнины. На горизонте появилась точка - она быстро приближалась по мертвой
серой пустыне.
- Кнут! - воскликнул он.
Крипи заковылял к двери:
- Пойду встречу его. Мы с ним уговорились сыграть сегодня партию в
шахматы.
- Сначала, - сказал Крейг, - пусть зайдет ко мне.
- Ладно, - ответил Крипи.

...Крейгу никак не удавалось заснуть. Что-то тревожило его. Что-то
неопределенное, так как никаких причин беспокоиться не было. Локатор
показывал, что большое завихрение движется очень медленно, по нескольку
футов в час и к тому же в обратном от станции направлении. Других опасных
завихрений обнаружено не было. Как будто бы все в порядке. И в то же время
разные мелочи - смутные подозрения, догадки - не давали покоя. Вот,
например, Кнут. Он был такой же, как всегда, но, разговаривая с ним, Крейг
испытывал какое-то непонятное чувство. Он бы даже сказал - неприятное:
мурашки бегали у него по спине, волосы на голове вставали дыбом. И в то же
время ничего определенного.
А тут еще этот Пейдж. Проклятый дурак, чего доброго, и в самом деле
удерет ловить Шары, и тогда неприятностей не оберешься. Странно, каким
образом у Кнута испортились сразу обе рации - и в костюме и в машине. Кнут
не мог объяснить, как это произошло, даже и не пытался. Просто пожал
плечами. Мало ли что бывает на Меркурии.
Крейг отказался от попыток заснуть. Он всунул ноги в шлепанцы, побрел
к иллюминатору, поднял штору и выглянул наружу. Цветные Шары по-прежнему
катались в пыли. Внезапно один из них превратился в громадную бутылку
виски, она поднялась в воздух, перевернулась - жидкость полилась на землю.
Крейг хихикнул: Старина Крипи мечтает выпить.
Раздался осторожный стук в дверь. Крейг резко обернулся. Мгновение он
стоял, затаив дыхание, и прислушивался, словно ожидая нападения. Затем
тихо рассмеялся. Чуть не свалял дурака. Все нервы. Выпить-то не мешало бы
ему. Снова стук, осторожный, но более настойчивый.
- Войдите.
Крипи бочком вошел в комнату.
- Так я и думал, что вы не спите, - сказал он.
- Что случилось, Крипи? - Крейг почувствовал, что снова весь
напрягся. Нервы ни к черту не годятся.
Крипи подвинулся ближе.
- Кнут, - прошептал он. - Кнут выиграл у меня в шахматы. Шесть раз
подряд, не дал мне ни одного шанса отыграться.
В комнате раздался хохот Крейга.
- Но прежде-то я выигрывал без труда, - настаивал старик. - Я даже
нарочно давал ему иногда выиграть, чтобы он не заскучал и не бросил совсем
играть. Сегодня вечером я как раз приготовился задать ему трепку, и
вдруг...
Крипи нахмурился, усы его вздрогнули.
- И это еще не все, черт побори. Я как-то чувствую, что Кнут
изменился...
Крейг подошел вплотную к старику и взял его за плечи.
- Я понимаю, - сказал он. - Очень хорошо понимаю, что вы чувствуете.
- Опять он вспомнил, как волосы шевелились у него на голове, когда он
недавно разговаривал с Кнутом.
Крипи кивнул, бледные глаза его мигнули, кадык дернулся.
Крейг повернулся на каблуках и начал стаскивать пижаму.
- Крипи, - резко произнес он, - сейчас же берите револьвер,
спускайтесь в отсек управления и запритесь там. Никуда не выходите, пока я
не вернусь. И не впускайте никого.
Он пристально посмотрел на старика:
- Вы понимаете? Ни-ко-го! Если вас вынудят - стреляйте. Но смотрите,
чтобы никто не дотрагивался до рычагов.
Крипи вытаращил глаза и сглотнул слюну.
- А что, будут неприятности? - спросил он дрожащим голосом.
- Не знаю, - отрезал Крейг, - но хочу узнать.

Внизу, в ангаре, Крейг сердито глядел на пустое место, где должна
была стоять машина Пейджа. Вездеход исчез! Вне себя от злости Крейг
подошел к баллонам с кислородом. Замок стойки не был поврежден. Он вставил
ключ. Крышка отскочила: все баллоны на месте, стоят рядком, прикреплены к
перезарядной установке. Не веря своим глазам, Крейг стоял и смотрел на
баллоны.
Все на месте! Значит, Пейдж отправился без достаточного запаса
кислорода. Это означает, что он погибнет мучительной смертью в пустынях
Меркурия.
Крейг повернулся, чтобы идти, но вдруг остановился. Нет никакого
смысла преследовать Пейджа - мелькнуло у него в голове. Этот болван,
наверно, уже мертв. Самоубийство - иначе не назовешь его поступок.
Настоящее самоубийство. И ведь он предупреждал Пейджа! Ему, Крейгу,
предстоит работа. Что-то случилось там, около пространственного вихря. Он
должен утихомирить мучительные подозрения, копошащиеся у него в мозгу. Кое
в чем надо убедиться. Ему некогда преследовать покойников. Проклятый
дурак, самоубийца. Он просто спятил - вообразил, что поймает Цветной
Шар...
Крейг выключил линию, с яростью закрутил вентиль, отсоединил баллон и
с трудом вытащил его из стойки.
Когда он направился через ангар к машине, кошка Матильда сбежала по
сходням вниз и сразу же сунулась ему под ноги. Крейг споткнулся, чуть не
упал, но с большим трудом устоял и выругался с тем красноречием, которое
достигается долгой тренировкой.
- Мя-я-у, - общительно отозвалась Матильда.

Есть что-то нереальное в солнечной стороне Меркурия, и это скорее
ощущаешь, чем видишь. Солнце оттуда кажется в девять раз больше, чем с
Земли, а термометр никогда не показывает ниже 650 градусов по Фаренгейту.
В этой чудовищной жаре люди вынуждены носить скафандры с фотоэлементной
защитой, ездить в фотоэлементных машинах и жить на Силовой Станции,
которая сама есть не что иное, как мощный фотоэлемент. Электрической
энергией можно управлять, но жара и излучения почти не поддаются контролю.
Скалы и почва рассыпаются там в пыль, исхлестанные бичами жары и
излучений. А горизонт совсем близко, всегда перед глазами, словно видимый
край света.
Но не это делает планету такой странной. Странность скорее в
неестественном искажении всех линий, искажении, которое трудно уловить.
Быть может, ощущение неестественности вызвано тем, что близость
грандиозной массы Солнца делает невозможным существование прямой линии,
она искривляет магнитные поля и будоражит самое структуру космического
пространства.
Крейг все время ощущал эту неестественность, пока мчался по пыльной
равнине. Вездеход зашлепал по жидкой лужице, с шипением разбрызгивая не то
расплавленный свинец, не то олово.
1 2 3 4 5

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики