ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Понимаю, - сержант кивнул, напряженно хмуря чело, - предположи он
что-нибудь и окажись это неверным, то все, что он потом выдумает, пойдет
прахом.
- Верно, мой друг, верно! - с энтузиазмом поддакнул Чолли. - Поэтому
он останавливается там, заказывает номер в гостинице и клянется перед
всеми, что с места не сдвинется, пока не найдет хотя бы один факт, который
можно доказать, хотя бы один способ, из которого будет следовать, что
имярек действительно живет и существует. Вот Декарт сидит, думает, голову
ломает и наконец его осеняет.
- И что же он надумал?
- Он надумал, что думает! А раз думает, то должен существовать
кто-то, которому эти все мысли пришли на ум! И этот кто-то - он, Рене
Декарт, конечно. Вот так. Простой факт, что он мыслит, доказывает, что он
существует!
- Вот это да, - протянул сержант. Его лицо заметно просветлело.
Хьюмистка даже остановилась в дверях и прислушалась чуть ли не с
обожанием.
Чолли же вдохновенно продолжал:
- Вот так философ все разложил по полочкам, не сходя с места в той
гостинице. Cogito, ergo sum - написал он. (А писал он на латыни. Чтоб ты
знал, приятель, все философы прошлого на ней изъяснялись). "Cogito, ergo
sum", что означает: я мыслю, следовательно, существую.
- Ну и дела, - сержант почесал затылок и снова уставился Чолли в рот.
- Ага, усек. Значит, наши мысли делают нас людьми?
Хьюмистка со свистом втянула воздух и поглядела на Дара:
- Вы можете мне растолковать, здесь таверна или колледж с
гуманитарным уклоном?
- И то и другое, - сказал Дар неопределенно и толкнул дверь. - Пора
отчаливать!
Снаружи пригревало полуденное солнце. Дар подвел хьюмистку к длинным
и узким гравинартам, полностью заставленным ящиками, острые углы которых
угадывались под брезентом.
- Как видите, места для нас не осталось. Придется идти пешком.
- Только при условии, что я получу ответ.
- Какой ответ? - удивился Дар.
- Ваш шеф - он кто? Капиталист? Развращенный, беспринципный
воротила-торгаш? Простой бармен? Или профессор?
- Так вы про Чолли... - Дар присел на корточки и проверил надежность
строп-застежек, натянутых поверх брезента. - Вряд ли его можно назвать
капиталистом, заведение дохода почти не приносит. К тому же Чолли
добродетелен как священник, принципиален до мозга костей и ни разу на моей
памяти никого не обжулил. Так что если не считать всего этого, то вы
угодили в самую точку, мисс.
- Он и в самом деле профессор?!
- Прежде преподавал в Лунном университете.
Настал черед удивляться хьюмистке:
- Как же так? Почему он стал барменом?
Дар пожал плечами:
- Кто это знает? Мне кажется, определенную роль сыграла его фамилия -
Бармэн.
- Бармэн? - переспросила она недоверчиво. - Чолли Бармэн? Ха,
случайно это не Чарльз Т.Бармэн?
Дар нехотя подтвердил.
- Но он же знаменитый преподаватель! - воскликнула девушка. - Самый
известный педагог из ныне живущих!
- В общем-то, да, - Дар в последний раз подергал крепления и
поднялся. - У него были кое-какие теории по поводу перестройки системы
образования. Как я понял, они оказались не очень-то популярны.
- Я тоже это слышала, хотя не могу понять почему. Он и предложил
всего лишь обязательное образование в колледже каждому гражданину
независимо от его социального статуса.
- И таким образом стал представлять угрозу для всех обладателей
дипломов, - горько усмехнулся Дар. - Но за этим кроется нечто большее:
Чолли убежден, что всякое образование должно осуществляться тет-а-тет,
один на один, и это сразу подорвало его репутацию у чиновников от
просвещения - жутко представить скольким учителям придется платить! Кроме
того, он убежден, что всякое обучение должно проходить в неформальной
обстановке, чтобы ученик не осознавал, что его вообще чему-то учат. А это
значит, что профессорам придется искать себе прикрытие, такое, например,
как роль бармена за стойкой. И это сразу настроило против него
преподавательский состав всех университетов без исключения.
Хьюмистка наморщила бровки:
- Этого я не знала.
- Чолли опубликовал свои воззрения, их можно было прочитать вплоть до
тех пор, пока партия лордес не убедила центральный бибколлектор перестать
распространять труды опального профессора.
- Да? - девушка плотно сжала рот, словно проглотила кислятины. - А
как же свобода печати?
- Не мне об этом судить. Зато теперь вы видите, почему за стойкой
ведутся столь серьезные беседы - Чолли никогда не упускает шанс повысить
образование своих посетителей. Стоит ему приохотить их к дискуссии, как
они получают доступ к личному кабинету Бармэна - там всегда наготове
бочонок с имбирным пивом, а стеллажи сплошь заставлены книгами.
Девица была потрясена:
- Если вас послушать, то вы и сами не прошли мимо этих книг.
Дар заговорщически подмигнул и поднял буксирную веревку:
- Ну что, почапали?
Они прошли по аллее и свернули на улицу. Хьюмистка машинально
передвигала ноги, погрузившись в свои мысли. Наконец она не выдержала:
- А что профессор, собственно говоря, здесь делает? То есть, понятно,
претворяет свою теорию в жизнь, но почему здесь? А не на планете,
расположенной поближе к Терре?
- Похоже, это как-то связано с партией лордес.
- Вот фашисты! Я знала, что они хотят подчинить себе Ассамблею, но не
имела понятия, что точат зуб и на образование.
- Судите сами, - Дар развел руками, - эти деятели утверждают, что нам
необходимо эффективное централизованное правительство, другими словами
говоря, проповедуют тоталитаризм. А для тоталитарного режима либеральное
образование - самая сильная угроза.
- Наверное, вы правы, - ее лицо затуманилось. - Да, конечно. И что же
вышло из его затеи?
- Чолли об этом не распространяется, но насколько я понял, его
пытались на Луне убить. Профессору пришлось бежать. Убийцы преследовали
его по пятам. Он удирал от них до тех пор, пока не оказался здесь.
- А здесь разве безопасно?
Дар улыбнулся:
- Да, пока всем заправляет генерал Шаклер. Кстати, раз уж мы
собрались путешествовать вместе, давайте перейдем на ты и познакомимся. Я
- Дар Мандра.
Девушка протянула руку:
- Саманта Байн. Зови меня Самми.
Дар торжественно пожал узкую ладошку и одарил Саманту самой теплой
улыбкой из своего арсенала:
- Рад познакомиться, Самми. Добро пожаловать на нашу Terra Incognita.
- Да, - задумчиво произнесла она, - я вижу, здесь много такого, друг
Горацио, что не попало в официальный рапорт.

Самми оглядела городские ворота и нахмурилась:
- Странно. Мне казалось, что города, окруженные крепостными стенами,
отошли в небытие вместе со средними веками.
- Это произошло с изобретением пушек, которых не было у вольмарцев,
когда была основана наша колония.
- А что, теперь у них есть пушки?
- Видишь ли, - попытался уклониться от ответа Дар, - скажем так,
славные ребята аборигены плодотворно работают над этим.
- Эй! Вы! Там! Стоять!
Они оглянулись и увидели, как к ним направляется капрал в
безукоризненно отглаженном кителе и бриджах.
- Послушай, Дар Мандра! - выпалил он, остановившись в нескольких
шагах. - Ты бы должен знать, что начиная с двух часов пополудни не стоит
выходить на прогулку.
- Неужели уже два часа? - Дар глянул на солнце. - Действительно.
Боже, как летит время! - он развернул гравинарты по направлению к городу,
который они только что покинули. - Пошли, Самми, пристроимся возле стены.
- Зачем? Что случилось?
- Вообще-то говоря, ничего. Просто настало время для одного из тех
военных действий, которые ты обличала с таким гневом.
- Время?! - сдавленно пискнула Самми. - Вы что же, заранее
определяете время этих побоищ?
- Разумеется. В восемь утра и в четырнадцать-ноль-ноль с
восьмичасовым перерывом. Перерыва вполне хватает, чтобы отдохнуть, принять
котловое довольствие и даже вздремнуть часок-другой.
- Восьмичасовой перерыв? Но между восьмью и двумя всего шесть часов.
- Ничего подобного. На Вольмаре двадцативосьмичасовые сутки, так что
полдень приходится на четырнадцать-ноль-ноль, - Дар подтащил нарты к стене
и сел на корточки, привалившись спиной к стене. - Постарайся, пожалуйста,
не сходить с этого места.
- Не переживай, - Самми уселась рядом и с гордым видом скрестила руки
на груди. - Я хочу добраться до Терры и рассказать о столь вопиющем
бездушии. У меня нет желания угодить под случайный луч бластера.
- Бластера можно не опасаться, но тебя вполне могут затоптать.
Внезапно на гребне холма возникли ярко раскрашенные фигуры. Самми
вытянула голову:
- Аборигены?
- Да, вольмарцы, - подтвердил Дар.
- Они лиловые от рождения?
- Нет, просто боевая раскраска. Не правда ли, набедренные повязки
цвета шартреза [французский ликер зеленого цвета] в сочетании с лиловым
создают приятную для глаза цветовую гамму?
Воины выстроились в неровную шеренгу, потрясая шестами с белыми
наконечниками и голося во всю мочь:
- Голокожие, спускаться вниз! Тюремщики бедная туземец, сегодня
вольмарцы сбросят заоблачное иго! Великий Вождь голокожих не досчитается
большинства щенков из свой помет!
- Традиция! - пояснил Дар.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики