науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"...Лосося в собственном соку и ломоть ветчины с лежалой
горбушкой. Потом он принялся мыть посуду. Было совершенно ясно, что при
таком великолепии в холодильнике грязь на кухне выглядит особенно
неуместно. За это время телефон звонил дважды, но малянов только челюсть
выпячивал. Не пойду, и все. Провались они все со своими гаражами и базами.
Сковородку тоже придется помыть, это неизбежно. Сковородка теперь
понадобится для более высоких целей, нежели какая-то там яичница... Тут
ведь все дело в чем? Если интеграл на самом деле ноль, то в правой части
остается только первая и вторая производная... Физический смысл я здесь не
совсем понимаю, но все равно, здорово получаются эти пузыри. А что? Так и
назову: Пузыри. Нет, наверное, лучше "полости". Полости малянова.
"М-полости". Гм...
Он расставил по полкам мытую посуду и заглянул в калямову кастрюлю.
Горячо еще слишком, пар идет. Бедный калямушка. Придется ему потерпеть.
Придется калямушке еще немножко пострадать, пока остынет...
Он вытирал руки, когда его вдруг снова осенило, совсем как вчера. И
так же, как вчера, он сначала не поверил.
- Подожди-ка, подожди... - Лихорадочно бормотал он, а ноги уже несли
его по коридорчику, по проходному, липнущему к пяткам линолеуму, в густой
желтый жар, к столу, к авторучке... Черт, где она? Чернила кончились.
Карандаш здесь где-то валялся... И в то же время вторым, а вернее первым,
основным планом: Функция гартвига... И всей правой части как не бывало...
Полости получаются осесимметр ичные... А интегральчик-то не ноль! То есть
он до такой степени не ноль, мой интегральчик, что величина вовсе
существенно положительная... Но картина, ах какая картина получается! Как
это я сразу не допер? Ничего, малянов, ничего, браток, не один ты не
допер. Академик вон тоже не допер... В желтом, слегка искривленном
пространстве медленно поворачивались гигантскими пузырями осесимметричные
полости, материя обтекала их, пыталась проникнуть внутрь, но не могла, на
границе материя сжималась до неимоверных плотностей, и пузыри начинали
светиться. Бог знает что там начиналось... Ничего, и это выясним... С
волокнистой структурой разберемся - раз. С дугами рагозинского - два! А
потом - планетарные туманности. Вы, голубчики мои, что себе думали? Что
это расширяющиеся сброшенные оболочки? Вот вам - оболочки! В точности
наоборот!
Снова задребезжал проклятый телефон. Малянов зарычал от ненависти, не
переставая писать. Выключить его к чертям сейчас же. Там есть такой
рычажок... Он бросился на тахту и сорвал трубку.
- Да!
- Митька?
- Да... Это кто?
- Не узнаешь, собака? - Это был вайнгартен.
- А, валька... Чего тебе?
Вайнгартен помедлил.
- Ты почему к телефону не подходишь? - Спросил он.
- Работаю, - сказал малянов злобно. Он был очень неприветлив.
Хотелось вернуться к столу и досмотреть картину с пузырями.
- Работаешь... - Вайнгартен засопел. - Нетленку, значит, лепишь...
- Ты что, зайти хотел?
- Зайти? Да нет, не то чтобы зайти...
Малянов окончательно разозлился.
- Так что тебе надо?
- Слушай, отец... А чем ты сейчас занимаешься?
- Работаю! Сказано тебе!
- Да нет... Я хотел спросить: Над чем ты работаешь?
Малянов обалдел. Он знал вальку вайнгартена двадцать пять лет, и
сроду вайнгартен никакой маляновской работой не интересовался, сроду
вайнгартена интересовал только сам вайнгартен лично, а также еще два
таинственных предмета его интересовали: Двугривенный 1934 года и так
называемый "консульский полтинник", который, собственно, и полтинником-то
не был, а был какой-то там особенной почтовой маркой... Делать гаду
нечего, решил малянов. Трепло... Или ему крыша понадобилась, что он так
мнется? И тут он вспомнил аверченко.
- Над чем я работаю? - Переспросил он со злорадством. - Изволь, могу
рассказать во всех подробностях. Тебе, как биологу это будет страшно
интересно. Вчера утром я наконец слез с мертвой точки. Оказывается, при
самых общих предположениях относительно потенциальной функции, мои
уравнения движения имеют еще один интеграл, кроме интеграла энергии и
интегралов моментов. Получается что-то вроде обобщения ограниченной задачи
трех тел. Если уравнения движения записать в векторной форме и применить
преобразования гартвига, то интегрирование по всему обьему проводится до
конца, и вся проблема сводится к интегро-дифференциальным уравнениям типа
колмогорова-феллера...
К его огромному изумлению, вайнгартен не перебивал. На секунду
малянову даже показалось, что их разьединили.
- Ты меня слушаешь? - Спросил он.
- Да-да, слушаю очень внимательно.
- Может быть, ты даже меня понимаешь?
- Секу помаленьку, - бодро сказал вайнгартен, и тут малянов в первый
раз подумал, какой у него странный голос. Он даже испугался.
- Валька, случилось что-нибудь?
- Где? - Спросил вайнгартен, помедлив опять.
- Где... У тебя, естественно! Я же слышу, что ты какой-то... Тебе
что, разговаривать неудобно?
- Да нет, отец. Все это чепуха. Ладно. Жара замучила. Про двух
петухов знаешь анекдот?
- Нет. Ну?
Вайнгартен рассказал анекдот про двух петухов - очень глупый, но
довольно смешной, какой-то совсем не вайнгартеновский анекдот. Малянов,
конечно, слушал и, когда пришло на то время, захихикал, но неясное
ощущение, что у вайнгартена не все ладно, от этого анекдота у него только
усилилось. Опять, наверное, со светкой поцапался, подумал он неуверенно.
Опять ему эпителий попортили. И тут вайнгартен спросил:
- Слушай, митька... Снеговой - такая фамилия тебе ничего не говорит?
- Снеговой? Арнольд палыч? Ну, сосед у меня есть, напротив живет,
через площадку... А что?
Вайнгартен некоторое время молчал. Даже сопеть перестал. Слышно было
в трубке только негромкое бряканье, - наверное, подбрасывал он в горсти
свои коллекционные двугривенные. Потом он сказал:
- А чем он занимается, твой снеговой?
- Физик, по-моему. В каком-то ящике работает. Шибко секретный. А ты
откуда его знаешь?
- Да я его не знаю, - с непонятной досадой сказал вайнгартен, и тут
раздался звонок в дверь.
- Нет, явно сорвались с цепи! - Сказал малянов. - Подожди, валька. В
дверь наяривают...
Вайнгартен что-то сказал или даже, кажется, крикнул, но малянов уже
бросил трубку на тахту и выскочил в прихожую. Калям, конечно, опять
запутался у него в ногах, и он чуть не грохнулся.
Открывая дверь, он сейчас же отступил на шаг. На пороге стояла
молодая женщина в белом мини-сарафане, очень загорелая, с выгоревшими на
солнце короткими волосами. Красивая. Незнакомая. (Малянов сразу ощутил,
что он в одних трусах и брюхо у него потное.) У ног ее стоял чемодан,
через левую руку был перекинут пыльник.
- Дмитрий андреевич? - Спросила она стесненно.
- Д-да... - Проговорил малянов. Родственница? Троюродная зина из
омска?
- Вы меня простите, дмитрий алексеевич... Наверное, я некстати...
Вот. - Она протянула конверт. Малянов молча взял этот конверт и вытащил из
него листок бумаги. Страшные чувства против всех родственников на свете и
особенно против этой троюродной зины... Или зои?.. Угрюмо клокотали у него
в душе.
Впрочем это оказалась не троюродная зина. Ирка крупными буквами, явно
второпях, писала вкривь и вкось: "Димкин! Это лидка пономарева, моя
любимая школьная подруга. Я тебе про нее расск. Прими ее хорошенько, она
ненадолг. Не хами. У нас все хор. Она расск. Целую, и."
Малянов издал протяжный, неслышный миру вопль, закрыл и снова открыл
глаза. Однако губы его уже автоматически складывались в приветливую
улыбку.
- Очень приятно... - Заявил он дружески-развязным тоном. - Заходите,
лида, прошу... Извините меня за мой вид. Жара!
Все-таки, видно, не все было в порядке с его радушием, потому что на
лице красивой лиды вдруг появилось выражение растерянности, и она
почему-то оглянулась на пустую, залитую солнцем лестничную площадку,
словно вдруг усомнилась, туда ли она попала.
- Позвольте, я вам чемодан... - Поспешно сказал малянов. - Заходите,
заходите, не стесняйтесь... Пыльник вешайте сюда... Здесь у нас большая
комната, я там работаю, а здесь - бобкина... Она и будет ваша... Вы,
наверное, душ захотите принять?
Тут с тахты донеслось до него гнусавое кваканье.
- Пардон! - Воскликнул он. - Вы располагайтесь, располагайтесь, я
сейчас...
Он схватил трубку и услышал, как вайнгартен монотонно, не своим
каким-то голосом повторяет:
- Митька... Митька... Отвечай, митька...
- Але! - Заорал малянов. - Валька, слушай...
- Митька! - Заорал вайнгартен. - Это ты?
Малянов даже испугался.
- Чего ты орешь? Тут ко мне приехали, извини. Я тебе потом позвоню.
- Кто? Кто приехал? - Страшным голосом спросил вайнгартен.
Малянов ощутил какой-то холодок по всему телу. С ума сошел валька.
Ну, и денек...
- Валька, - сказал он очень спокойно. - Что с тобой сегодня? Ну,
женщина одна приехала... Иркина подруга...
- С-сукин сын! - Сказал вдруг вайнгартен и повесил трубку..."

2
3. "...А она сменила свой мини-сарафан на мини-юбочку и
мини-кофточку. О "полостях малянова" он больше не вспоминал.
Впрочем, все было очень прилично, как в лучших домах.
1 2 3 4
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики