ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вскоре он был уже на мостике. Они
принялись составлять карту потока, пользуясь компьютером "Декарта".
Грегори был так увлечен работой, что совершенно забыл о Колфилде.
Остальные офицеры делали вид, будто не замечают его. Вдруг вопрос Китли
заставил Грегори вспомнить о пленнике.
- Данные, сообщенные подследственным, - сказал Китли, - не только
неполны, но и в ряде отношений весьма неточны. - Не могло ли так
случиться, что он сообщил их, чтобы избавиться от утомительных допросов?
Мог ли он их попросту придумать?
На неподвижном лице Колфилда ничего не отразилось, хотя в глазах
сверкнул гнев.
- Не хватало еще обвинять меня в трусости, - сказал он и поднялся. Не
спросив разрешения и не попрощавшись, он покинул мостик. Грегори сделал
вид, что не заметил его ухода.
Через пятнадцать минут началась настоящая работа.
Грегори развернул корабль и соразмерил его скорость со скоростью
потока таким образом, чтобы поток постепенно обгонял его. "Змей" двинулся
в том же направлении, но держался на периферии потока, тогда как большой
корабль постепенно смещался к его центру. На переднем радаре поток
выглядел роем разлетающихся искр. Постепенно они приближались, превращаясь
в расплывчатые пятна, разбросанные так широко, что казались безопасными.
Это объяснялось тем, что "Декарт" вторгался в поток со скоростью улитки.
Относительно частиц потока его скорость измерялась в сотнях миль в час.
Если бы с потоком встретился обыкновенный корабль, то его скорость
относительно скорости потока исчислялась бы тысячами миль в секунду.
Сгустки света медленно расползались к краям экрана и перекочевывали на
боковые экраны. Их опасность, их смертельный потенциал можно было
осознать, наблюдая за цифрами, мелькающими на табло компьютера, который
определял их число и плотность на каждые сто кубомиль.
Неопытный глаз ничего странного не уловил бы. Ему показалось бы, что
корабль висит в центре устрашающего в своем великолепии космоса.
Еще один экран компьютера строил пространственную модель потока.
Поток представлял собой неправильной формы веретенообразное облако.
Небольшое скопление материала выдавалось из основной массы. Грегори
направил "Змея" к этому выступу, а затем переключил свое внимание на
пространственную модель.
Справа от него Хартман наклонился вперед, натянув ремни и держа палец
над кнопкой экстренного ускорения. Его взгляд метался между экранами и
записывающими устройствами, и Грегори вдруг испугался, не вывихнет ли
лейтенант глаза. Капитан едва не рассмеялся, но вовремя осекся. Положение,
в котором они находились, было достаточно серьезным.
Конечно, он чувствовал бы себя куда спокойней, если бы данные
Колфилда были проверены воспоминанием. Без сомнения, бывший механик что-то
скрывал и понимал, что при сеансе ничто спрятанное в его мозгу не
останется тайным. И Грегори оставалось только планировать всю операцию на
основе сомнительных показаний Колфилда.
Грегори видел, что Колфилд старался быть полезным и многое из того,
что он сказал, подтверждалось с большой долей точности. Но допустим, что
вся эта точность была направлена на то, чтобы скрыть главное: что
случилось на "Подсолнечнике" на самом деле? Колфилд признался, что на
корабле он был не только механиком, но и совал нос во все дела и был в
курсе всего, что происходило на борту. Так что же там произошло? Что было
настолько тайным, чтобы грозить Колфилду худшими бедами, чем те, которые
он уже на себя навлек?

5
На экране модель потока выглядела роем пчел. Туманные края скрывали
центр роя. Фигуры Нолана и Хартмана казались каменными изваяниями с
непрерывно двигающимися глазами.
А ведь вполне может быть, раздраженно думал Грегори, что секрет
Колфилда связан всего-навсего с его личными делами. Ведь и поведение его
после катастрофы коренным образом изменилось. Взять, к примеру, его
решение остаться на Земле в угоду жене, - никак это не сходилось с
характером Колфилда. Значит, в душе его должен был произойти резкий
перелом...
Раздался металлический удар, который показался громким только потому,
что Грегори ждал его. Грегори вздрогнул и тут же облегченно вздохнул.
Нолан и Хартман расслабились. Данные Колфилда, во всяком случае в той их
части, которая касалась состава потока, оказались точными.
Метеорит, который ударился о корпус "Декарта", был заледеневшей,
обезвоженной хлебной коркой, а может, картофельной шелухой, и столкновение
произошло при относительной скорости предмета вдвое меньшей, чем у
ружейной пули. Это означало, что они продвигаются в потоке достаточно
медленно, чтобы уцелеть, и достаточно быстро, чтобы нанести поток на
подробную карту за несколько дней. Теперь им оставалось лишь проложить
курс "Декарта" таким образом, чтобы он в своих эволюциях смог прочесать
все облако метеоритов, чтобы радары и вычислительные устройства смогли
зарегистрировать все до единой частицы в потоке, определить его массу,
состав, тенденции к развитию и курс на ближайшие пятьдесят лет.
На некоторое время Грегори забыл о своих подозрениях по поводу
точности данных Колфилда. Но к концу первого дня они начали возвращаться.
На третий день он был настолько встревожен, что решил вызвать "Змея". Ум
Китли был отточен и быстр настолько, что мог поспорить с любым
компьютером, к тому же Китли был наделен непредсказуемой интуицией гения,
не доступной ни одному электронному устройству. И хотя Грегори был
командиром Китли, он никогда не позволял самолюбию влиять на свои решения.
- Меня тоже беспокоят размер и плотность этой части потока, - сказал
Китли, когда Грегори изложил ему свои сомнения. - Но я не спешил делать
выводы. Хотя убежден, что поток гораздо больше, чем должен быть.
- Есть ли у вас мысль, почему это могло произойти?
После краткого, но сосредоточенного раздумья Китли быстро заговорил:
- Поток "Подсолнечника" состоит из двух частей. Первая часть - это
материалы, сброшенные до взрыва трубы. Состав этого потока, по уверению
Колфилда, ему хорошо известен. Вторая часть была сброшена, когда он
находился в госпитале, потому что обгорел. Об этом потоке он много сказать
не мог, кроме того, что поток уступал первому по массе и состоял из
остатков мусора, обломков радиоаппаратуры и некоторых легких приборов.
- Вы решили начать со второго меньшего потока, - продолжал Китли, -
что мы и кончаем делать, а затем прибавить скорость и ждать, пока нас
догонит быстрый поток с таким расчетом, чтобы его скорость ненамного
превышала бы скорость наших кораблей и не представляла бы для них
опасности.
- Вы правы, - сказал Грегори. - Он не торопил Китли, потому что
понимал, что тот должен постепенно подойти к самому главному.
- Я полагаю, - продолжал Китли, - что Колфилд был не так плох и
невменяем, чтобы не знать в действительности, из чего состоял второй
поток. Я убежден, что мы сейчас завершаем измерения не второго медленного,
а первого большого потока.
- Я думал о том же, - признался Грегори, - но очень надеялся, что вы
меня переубедите.
Китли замолчал. Капитан и без него мог сделать нужные выводы. Если
они будут разгоняться, чтобы оторваться от потока, принятого ими за малый
и медленный, то, вместо того чтобы уйти от него и ждать, пока их догонит
первый поток, они будут догонять медленную часть выброса и влетят в него
на скорости, куда выше допустимой.
- Я предполагал, что это медленный поток, - произнес Грегори, холодно
глядя на бывшего механика. Колфилд, который присутствовал при разговоре,
отвел глаза. - А может быть, - продолжал Грегори, - это не я предположил,
а вы изложили события так, что я был вынужден это предположить. Что же вы
молчите, Колфилд?
Бывший механик был испуган. Испуган смертельно. Грегори в этом не
сомневался. Его блестящее неподвижное лицо покрылось капельками пота, а
костяшки пальцев, сжимавших ручки кресла, побелели. Стараясь не смотреть
на экраны радаров, он отрицательно покачал головой.
- Мне бы следовало догадаться, - сказал Грегори, - что данные,
которыми вы нас снабдили, были слишком точны, чтобы их можно было
вспомнить через одиннадцать лет. Все эти годы вы повторяли эту версию про
себя, твердили наизусть. Ложную версию, которая была нужна вам в ваших
целях. Так что же это за цель?..
- Подытоживая сказанное, - услышали они голос Китли, - мы можем
говорить о двух выходах. Либо с ускорением двигаться вперед, либо
тормозить. В любом случае мы можем опасно ошибиться. Но в нашем
распоряжении, если верить данным Колфилда, остается десять часов.
- А если прав я, - произнес Грегори, не в силах побороть гнев,
вызванный страхом механика, - то у нас не осталось ни минуты.
Прошло не более трех секунд, как Нолан приглушенно воскликнул:
- Смотрите на экран!
На экране происходили странные изменения. Поток, который они кончили
регистрировать, оставался туманным, слабым пятном, но на экране
разгоралось новое созвездие - каждая звездочка в нем представляла собой
тело массой во много фунтов и все эти звездочки, сбившись в тесный рой, с
угрожающей быстротой неслись к "Декарту".
- Экстренное торможение! - закричал Грегори и тут же отдал другой
приказ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики