ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Джиму не стоило особого труда уговорить Дейдру пораньше лечь спать, чтобы предоставить ему возможность сделать кое-какую работу. Она не задавала вопросов и не протестовала: очевидно, полностью доверяя ему свою жизнь и судьбу.
Им найдется о чем поговорить, когда со всем этим будет покончено. Прошедшие сутки сблизили их больше, чем недели обычного знакомства. Завтра – Джим надеялся, что это будет не позже чем завтра – он найдет в себе мужество задать один-единственный вопрос и, может быть, получит право решительно сказать ей, каким должен быть ответ.
Но сначала нужно разделаться с тварью, которая ей угрожает. Уничтожить ее, прежде чем Дейдра поймет, какой опасности подвергалась.
– Не забудьте, – повторил он, – как следует запереть дверь.
Она согласно кивнула и отправилась наверх.
Убедившись, что теперь она в безопасности, Джим достал из буфета ружье. Заряженное отлитыми из серебра пулями, оно целый день находилось у него под рукой. Пару раз Дейдра поглядывала на него, и чувствовалось, что она ждет объяснений. Но Джим предпочитал отмалчиваться.
Взяв в правую руку ружье, а в забинтованную левую – фонарь, он спустился в подвал. Сел на старый ящик у стены. И принялся ждать.
Сверху, из приоткрытой двери, сочился слабый свет. Саркофаг, темной громадой высившийся перед Джимом, был хорошо различим.
Внезапно из дальнего угла донесся шорох. В темноте сверкнули горящие глаза. Вздрогнув, Джим направил туда фонарь. Крыса. Она пискнула и мгновенно исчезла.
Облегченно переведя дух, Джим выключил свет. Пока перед глазами еще плыли яркие пятна, он услышал протяжный скрип – один из тех сонных звуков, которые частенько раздаются в старых домах, где стены и половицы едва ли не ходят ходуном, как будто устраиваясь на ночь поудобнее, подобно тому как усталый человек, покряхтывая, ворочается в кровати, собираясь заснуть.
Глаза привыкли к темноте, и Джим увидел, что очертания гроба изменились. Казалось, он растет…
Крышка поднималась.
Джим щелкнул рычажком фонаря. Яркий луч высветил жуткую морду волкоподобной твари, вылезавшей из гроба. В разверстой пасти сверкнули зубы. От пронзительного воя завибрировали стены, крышка с грохотом свалилась на пол, и громадными прыжками оборотень ринулся по ступенькам.
Джим рванулся за ним.
Когда, задыхаясь, он взобрался наверх, дверь была распахнута. Волк исчез.
Джим выскочил в холл и тревожно огляделся. Должно быть, оборотень на втором этаже. Может, как раз в этот момент он алчно сопит под дверьми Дейдры… С ружьем наготове, держа палец на спусковом крючке, Джим медленно подошел к лестнице и уже занес ногу над ступенькой, как вдруг…
– Джим! Джим! ..
Крик доносился из гостиной – пронзительный, почти исступленный, в нем звучали мольба, и страх, и что-то еще, что Джим не мог определить. Это был голос Дейдры.
Но как она оказалась внизу? Не послушалась его – и теперь…
Джим ворвался в гостиную и застыл как вкопанный, заслоняясь левой рукой от когтей оборотня, который мог поджидать за дверью.
Он был там! Темная бесформенная громада, встав на задние лапы, высилась над Дейдрой, испуганно вжимавшейся в стену. Лицо ее, искаженное неестественной гримасой, казалось смеющимся.
Джим выстрелил. Один… два… три раза. Злобно зарычав, волк отпрянул и гигантскими прыжками промчался мимо Джима, яростно дыша и истекая слюной бешенства. Джим снова выстрелил ему вслед и, пошатываясь, двинулся за ним. Прежде чем дверь подвала хлопнула, он пальнул еще дважды, уже наугад.
В это невозможно было поверить. Оборотень скрылся, даже не раненный. Но этого просто не могло быть. Он не мог избежать этих пуль.
Джим вернулся в гостиную.
Дейдра стояла на прежнем месте. На мертвенно-бледном, неестественно спокойном лице сияли ясные глаза. Она в упор смотрела на Джима с какой-то странной радостью во взгляде.
– Я не понимаю, – растерянно пробормотал Джим. – Легенда уверяет, что убить оборотня можно лишь пулей, отлитой из серебряного распятия. У меня их было ШЕСТЬ.
– Вы имеете в виду… ЭТИ?
Вытянув вперед руку, Дейдра неторопливо разжала кулак. На раскрытой ладони лежало шесть серебряных пуль. Одна за другой, они медленно скатились на пол.
Джим ошеломленно застыл. Он пытался вымолвить хоть слово, но из горла вырвался лишь хрип.
– Видите ли, – произнесла Дейдра тем хорошо знакомым ему глубоким протяжным голосом, который за последние дни он успел полюбить, – видите ли, время слегка исказило легенду о Козмо Валдемаре. Переходя из уст в уста, она подверглась некоторым изменениям. НА САМОМ ДЕЛЕ она гласит, что Козмо Валдемар вновь обретет человеческий облик, когда будет потревожен в гробу потомком своего убийцы. Не владельцем дома… о нет! .. но одним из семьи того вора, который обманом присвоил его наследство.
Стены вокруг Джима закачались, и потолок, казалось, начал стремительно сжиматься. Джим зажмурился, пытаясь осмыслить происходящее. Нужно только как следует сосредоточиться – и весь этот кошмар исчезнет. Дейдра не могла произнести этих ужасных слов. Не могла надвигаться на него с такой жуткой неумолимостью, с такой алчностью во взгляде.
– Верная жена, – сказала она, кладя руку ему на грудь и улыбаясь, улыбаясь жутко и зловеще, – верная жена готова на все, чтобы вернуть своего мужа к жизни. Разве не так, мистер Даусон? Даже после двухсот лет ожидания. Двухсот лет…
Дверь гостиной со стуком захлопнулась за спиной Джима. Он пошатнулся. Издалека донесся звук, который напоминал рычание… или хриплый смех.
Гнусная тварь заманила его в ловушку, чтобы с его помощью получить свободу. И он попался, обманутый оборотнем и его супругой.
Супругой… Джим резко обернулся. Дейдра стояла совсем близко. Лицо ее изменилось. Оно потемнело, черты его огрубели, кое-где на нем начала пробиваться шерсть.
Улыбка Дейдры – Дейдры? – все ширилась, пока не сделалась безумно-плотоядной, обнажающей не зубы – не человеческие зубы – но клыки, влажные и зловещие.
Джим попятился. Но бежать было некуда. Их оказалось двое – гнусных оборотней, поджидавших его так долго и терпеливо.
Пасть волчицы распахнулась в торжествующем вое, сверкнули глаза – и клыки сомкнулись на горле Джима.
Глава 3
Последняя карта, изображавшая Красавицу и Зверя, лежала на чемоданчике. Билл Роджерс не спускал с нее глаз. Потом перевел взгляд на Джима Даусона. Мертвенно-бледный, тот уставился на что-то, видимое лишь ему одному, и застыл в оцепенении. Лицо его было искажено ужасом.
Спустя мгновение Джим очнулся и оглядел попутчиков, как будто желая убедиться, что все они по-прежнему едут в поезде. Любопытно, что померещилось этому малому? После того, как доктор Шрек разложил карты, в течение нескольких минут Даусон сидел неподвижно, с закрытыми глазами. Да и остальные замерли, не смея нарушить напряженную тишину ни единым словом.
Даусон облизнул пересохшие губы и спросил:
– Вы хотите убедить меня, что все это случится со МHОЙ?
Вместо ответа Шрек пристально посмотрел на него:
– Куда вы сейчас направляетесь?
– В Брэдли.
– А потом?
– Не знаю. Пока не вернусь в Эдинбург, я не могу судить, какая именно работа окажется первоочередной.
– Но вы не слишком удивитесь, если обнаружите, что вас срочно вызывают на остров Унга на Гебридах?
Во взгляде, который Джим бросил на доктора, промелькнуло чувство, близкое к ненависти. Но Шрек оставался невозмутим.
– Остается ведь пятая карта, – вмешался Билл. – Разве вы не говорили, что с ее помощью узнают, как изменить предначертание.
– Да, если его МОЖHО изменить.
– Хорошо, – нетерпеливо сказал Джим. – Откройте пятую карту.
Пальцы Шрека замерли над колодой. Он осторожно приоткрыл карту, не показывая остальным. Лицо его помрачнело.
– Ну, что там?
– Ничего, – ответил Шрек.
Он поспешно засунул карту обратно в колоду и начал собирать остальные.
– Что там? – настаивал Джим. – Скажите мне!
Высокомерный тип, спрятавшийся за раскрытой газетой, опять насмешливо фыркнул. Биллу Роджерсу это лицо показалось знакомым. Сначала он решил, что видел его по телевизору в каком-то комедийном шоу. Но теперь понял, что ошибся: этот парень был вовсе не комиком, а обычным грубияном.
– Не будьте таким простаком, – процедил этот невежа. – Разве вы не видите, что все это подстроено?
– Что подстроено, мистер Марш? – мягко спросил Шрек.
При упоминании своего имени Марш, казалось, на мгновение растерялся. Но быстро оправился и, пожав плечами, отрезал:
– Что бы ни было, вы все равно пытаетесь нас дурачить!
Американец растерянно переводил взгляд с одного на другого.
– Вас HА САМОМ ДЕЛЕ зовут Марш?
– Ну и что? Уверяю вас, в том, что ему известно мое имя, нет ничего сверхъестественного.
– Да, но как он узнал? – вмешался молодой трубач, ждавший лишь удобного момента, чтобы принять участие в разговоре.
– Может, прочел на багаже? – предположил Билл и, вытянув шею, попытался разобрать, что написано на бирках, болтающихся прямо у него перед носом.
Марш самодовольно покачал головой:
– В этом нет никакого секрета. Большинству образованных людей известно имя Фрэнклина Марша, искусствоведа и критика. Ловкие мошенники всегда считают своим долгом знать знаменитостей в лицо.
– Я никогда не слышал о вас, – простодушно сказал трубач.
Марш одарил его испепеляющим взглядом и опять закрылся газетой. «Хорошо, – подумал Билл, – что в этой газете так много страниц, – по крайней мере, этому типу есть что почитать».
В купе наступила тревожная тишина. Ни один не мог отвести глаз от карт – казалось бы, безобидных и в то же время, если верить Шреку, пугающих.
Но разве опасность обязательно грозит каждому? Судьба у всех разная. Возможно, этому парню – Даусону – просто не повезло. Но из этого не следует, что остальным тоже не повезет. Билл испытывал искушение рискнуть. Он прекрасно знал, что его ждет в ближайшие несколько недель: отпуск, проведенный вместе с Энн и Кэрол. Что тут может случиться: разве что машина сломается, Кэрол объестся мороженым или погода испортится? Но Билл всегда тщательно изучал прогнозы синоптиков, да и Энн сверялась с гороскопами в нескольких – по меньшей мере двух – ежедневных газетах и популярном женском еженедельнике, хотя их предсказания никогда не совпадали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики