ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Сон впервые приснился ей около года назад. Место и время его действия
были неопределенны, но это как-то не интересовало Джейн. Какая-то
вечнозеленая Аркадия, может быть. Она лежала на берегу ручья на траве,
мягкой и душистой, как зеленый бархат. Чистый прохладный ручеек журча
бежал по белым камушкам, омывая ее спущенные босые ноги. Солнце ласково
согревало ее обнаженные до плеч руки. На ней было простенькое белое
ситцевое платье, по которому были разбросаны цветочки и резвящиеся амуры.
В траве тоже пестрели цветы - она не знала, как они называются, но
могла бы описать их до мельчайших подробностей. Птичка, размером с синицу,
присела рядом с ней на бережок и стала пить воду из ручья. Казалось, она
совсем не боялась ее. Легкий ветерок шелестел среди высоких стеблей травы
и серебристой листвы окружающих деревьев. Все ее существо впитывало
солнечный свет, как будто это был волшебный эликсир.
Смутно ей вспомнился другой мир, полный суматохи и труда, но он мало
интересовал ее: тот мир был сном, а этот - реальностью. Она живо ощущала
прохладу ручья, воспринимала все цвета и звуки, как будто никогда раньше
не была такой по-настоящему живой и причастной к природе.
Вдалеке показалась мужская фигура. Сердце ее затрепетало, и радостное
возбуждение пробежало по все жилам. Тем не менее, она продолжала лежать,
подложив одну руку под голову, и тяжелая шелковистая прядь волос спадала
на щеку. Глаза ее прикрылись, но она совершенно отчетливо продолжала
слышать все, что происходит вокруг.
Так она услышала его приближающиеся шаги и слабое дрожание земли под
его ногами. Затем что-то легкое и прохладное коснулось ее груди, и свежий
аромат цветов наполнил ее дыхание. Она открыла глаза: темная кудрявая
голова юноши склонилась над ней. Загорелое лицо с карими глазами смотрело
ей в лицо, а губы чуть-чуть улыбались. Она подняла обе руки и обвила ими
его шею...
Вот так это все началось - сентиментальный сон подрастающей
школьницы, но, тем не менее, невероятно сладкий. Она помнила, как она
проснулась, переполненная счастьем, и как постепенно, под влиянием
будничных дел и скучных людей, это счастье улетучилось. Помимо этого, у
нее возникло чувство потери, как будто ее лишили того, что должно было
принадлежать ей по праву.
На следующую ночь сон снова посетил ее, но это не было повторением
прошлого сна, а его продолжением. Она никогда не слыхала, чтобы сны так
продолжались, но, однако, это было так. Джейн окружал тот же пейзаж, те же
люди, там был тот юноша и была она. Это был ее настоящий мир, населенный
людьми, которых она знала с детства. Там стоял домик, в котором ей было
знакомо все до мельчайших подробностей и где, казалось, она прожила всю
жизнь; была ее работа - бархатная подушечка с коклюшками, которыми она
плела тончайшие кружева... Соседи, с которыми она переговаривалась, юноши
и девушки, с которыми она вместе выросла, были совершенно настоящими и
даже более реальными, чем мир ее журнала, моделей мод и редакторов,
требующих, чтобы она вовремя сдавала свои статьи. В мире, который
существовал наяву, она начала постепенно чувствовать себя какой-то усталой
и скучной, в то время как в снившейся ей деревеньке она жила полной жизнью
и была влюблена...
В течение первых двух недель Джейн неохотно открывала глаза по утрам,
боясь, что сон ускользнет от нее. Но он продолжался, становясь с каждой
ночью менее расплывчатым, более надежным, так что, наконец, она разрешила
себе поверить, что он останется с ней навсегда. После этого повседневная
жизнь не казалась уже ей столь унылой, как прежде: она начала воспринимать
события и людей в ином свете, замечая детали, на которые раньше не
обращала никакого внимания. Все как бы озарилось ее сном. Мир казался
совсем иным от сознания, что стоило ей только сомкнуть глаза ночью, как
она попадет в Аркадию и станет сама собой в подлинном смысле слова...
Там была та волшебная ночь, когда они оба, счастливые, лежа на
подушках, наблюдали сквозь крону дубов, как багряное солнце опускается
среди облаков за горизонт, слушали стрекот цикад и отдаленное соловьиное
пение... Руки его были одновременно сильными и нежными, а она была мягкой
и податливой, как спелый персик. Может быть, роза, размышляла она,
чувствует себя подобным образом, когда раскрывает лепестки под лучами
горячего солнца?
А затем они блаженно отдыхали, глядя на звезды и слушая все еще
звучавшее пение соловья...
Проснувшись на следующее утро, она продолжала некоторое время лежать
в постели с ощущением счастливой расслабленности, не обращая внимания на
шум транспорта за окном и привычную обстановку своей комнаты. И вот тогда
у нее впервые появилась мысль написать повесть обо всем пережитом во сне,
книгу, предназначенную первоначально только для себя самой, чтобы никогда
ничего не забыть.
Это была беззастенчиво сентиментальная повесть, какую она никогда
раньше и не подумала бы написать, но она испытывала колоссальное
удовольствие от самого процесса творчества и от воспоминаний пережитого. А
потом она пришла к мысли, что, возможно, она не единственная женщина,
которая устала жить в своей серой, лишенной всякого чувства скорлупе.
Тогда она написала второй вариант книги, где несколько сократила чересчур
интимные эпизоды и придумала новый конец.
И вот что из всего этого получилось таким неожиданным образом!

Первый бурный поток слез Лейлы Мортридж иссяк. Она вытерла платочком
глаза, но все еще продолжала время от времени тихонько всхлипывать.
Тоном, выражающим необходимость относиться к делу практически, Джейн
сказала:
- Мне кажется совершенно очевидным, что либо между нами существует
какая-то телепатическая связь, либо мы просто обе видим один и тот же сон.
Миссис Мортридж снова зашмыгала носом.
- Этого не может быть, - заявила она решительно.
- Да, этого не может быть, но ведь так случилось, и поэтому мы должны
найти какое-то объяснение этому явлению. Оно также невероятно, как и
способность видеть сон, как будто это вовсе не сон, а телесериал.
Лейла Мортридж снова приложила платочек к глазам и задумалась.
- Я не представляю, - сказала она несколько чопорно, - как невинная
девушка вроде тебя может вообще видеть подобные сны.
Джейн вытаращила глаза.
- Давай лучше не будем, - наконец сказала она, - потому что мне
кажется столь же невероятным, что почтенная замужняя дама тоже видит такие
сны.
- Этот сон разрушил мой брак, - печально призналась Лейла.
- А я потеряла жениха... Но как можно было продолжать с ним
встречаться после того, как... Ну, да ты сама понимаешь...
- Конечно.
Некоторое время обе молчали. Затем Лейла Мортридж проговорила:
- А теперь _т_ы_ все портишь...
- Твое замужество, что ли?
- Нет, этот сон.
- Ну, знаешь, хватит дурить. Мы обе оказались в одинаковом положении.
Ты думаешь, мне очень приятно, что ты вламываешься в мой сон?
- Нет, это _м_о_й_ сон!
Джейн задумалась.
- Послушай, - сказала она наконец, - если нам обеим снится, что мы -
это та девушка, то какая разница? Может быть, это вовсе и не отразится на
наших ночных приключениях...
- Да, но сознание, что ты разделяешь их со мной, - прошептала Лейла,
готовая вновь разреветься.
- А мне это нравится, что ли? - сказала Джейн холодно.
Прошло еще по крайней мере минут двадцать, прежде чем она избавилась
от своей посетительницы. Вот тогда она, наконец, смогла сесть спокойно на
диван и хорошенько выплакаться сама.

Сон не прекратился, как опасалась Джейн, и, к счастью, не был ничем
омрачен. В этом обе женщины убедились, поговорив утром по телефону. Со
временем между ними даже установились дружеские отношения, так как обеим,
как школьницам, ужасно хотелось поделиться с кем-нибудь своими
переживаниями. Это было так интересно!
Прошло три месяца, когда однажды вечером Лейла позвонила и, задыхаясь
от волнения, спросила Джейн:
- Дорогая, ты читала сегодняшнюю "Вечернюю газету"?
- Нет еще, а что?
- Тогда немедленно раскрой ее на четвертой странице и прочитай
Театральное обозрение. Там, во второй колонке... Но только не вешай трубку
- я подожду.
Джейн взяла газету и нашла следующий анонс:
ДВОЙНАЯ РОЛЬ
В театре "Каунтесс" скоро состоится премьера "Идиллии", романтической
пьесы, положенной на музыку. В ней мисс Розали Марбанк выступит в двойной
роли - как "героиня" и как автор либретто. Это ее первая попытка в этом
жанре, который не является ни музыкальной комедией, ни маленькой оперой, а
просто спектаклем с музыкой, специально написанной к нему композитором
Аланом Клитом. В пьесе рассказывается о любви скромной деревенской
кружевницы...
Джейн дочитала абзац и застыла с газетой в руках. Треск из
болтавшейся телефонной трубки вернул ее в действительность. Она подняла
ее.
- Ну как, прочитала? - спросила Лейла.
- Да... - медленно ответила Джейн. - А ты с ней случайно не знакома?
- Никогда даже не слыхала ее имени. Но, по-моему, вполне ясно, о чем
идет речь, не правда ли?
- Должно быть, - сказала Джейн задумчиво. - Однако следует все
выяснить, - добавила она после некоторого молчания. - Я постараюсь
выклянчить пару билетов на эту премьеру у нашего театрального критика. Ты
сможешь пойти?
1 2 3

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики