науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Дмитрий Анатольевич Воронин
Арена



«АСТ»
«Арена»: АСТ, АСТ Москва, Транзиткнига; Москва; 2006
ISBN 5-17-036848-8
Аннотация

Гладиаторы далекого будущего.
Представители разных рас галактической ассамблеи, на космической Арене решающие в схватке, кому из «властелинов Галактики» достанется та или иная планета, пригодная для жизни, астероид, богатый природными ресурсами, или право контроля над «недоразвитой» цивилизацией.
Их нельзя убить – ведь они просто управляют своими сражающимися на Арене компьютерными матрицами.
Закон Арены не нарушался еще никогда.
Но теперь все изменилось.
В результате хорошо продуманной провокации предметом спора стала… Земля.
И команда бойцов-землян приняла опасное решение – впервые в истории Арены они будут сражаться сами, без помощи компьютеров.
Они выйдут на бой не для того, чтобы победить или погибнуть.
Только – чтобы победить!

Дмитрий Анатольевич Воронин

Арена

Глава 1

– Саша, ты мне можешь ответить на один вопрос? – Леночка перекатилась на живот, демонстрируя мужу соблазнительную линию спинки и того, что уже спиной не называют. – Только честно, ладно?
– Честно-честно?
– Саш, я серьезно.
Александр нахмурился, радуясь, что жена не видит выражения его лица. Да и она, пожалуй, легла именно так не без повода. Видать, тоже не горит желанием смотреть ему в глаза.
– Солнышко, где ты видела честный разговор между супругами? Но ты давай спрашивай… а я буду очень убедительно врать.
Сейчас он смотрел на идеальные линии этого молодого тела, те линии, которые вызывали острую зависть у подавляющего числа его приятелей и еще у неизвестно какого количества других мужиков, которых он не имел счастья знать. Когда Леночка шла по улице… хотя в последнее время она делала это все реже и реже, мало находилось таких, кто не обернулся бы ей вслед. А те, что не оборачивались, были либо геями, либо старыми импотентами. Или они просто давно и хорошо знали Леночку.
Она мучительно долго подбирала слова, пытаясь сформулировать вопрос, наверняка неприятный, а Саша в это время думал о том, что его, как ни странно, это тело давно уже волнует совсем не так, как раньше. Пожалуй, еще год или два назад он испытывал не просто гордость – глупый щенячий восторг от того, что рядом с ним идет женщина, которую половина мужского населения, не задумываясь, назвала бы эталоном красоты. Длиннющие ноги, делавшие ее вполне достойной спутницей двухметрового мужа, волосы, глядя на которые начинаешь верить, что столь навязчиво рекламируемые шампуни и впрямь способны делать чудеса… губы, глаза… если мать-природа, по душевной черствости своей, дает женщинам, как правило, лишь что-то одно, то тут она явно расщедрилась. Может, праздник какой у нее, природы, был?
И ведь что странно: дурой ее тоже никак нельзя было назвать. В меру общительна, начитанна, да и диплом по теормеху просто так не заполучишь, для «просто так» обычно выбирают дипломы попроще. Просто она была… скучной. Веселые вечеринки, беганье по магазинам в поисках новой шмотки, «занятия» в спортивном клубе, куда дамы бегают не для избавления от лишних кил, а для демонстрации друг другу нарядов и драгоценностей, страстное желание попасть в Париж… можно подумать, есть много красивых женщин, чьи интересы радикально выходят за рамки перечисленного. И все-таки временами ему было с ней невыносимо скучно, даже секс, который еще совсем недавно был для них наиприятнейшим способом убивать время, теперь стал для Саши значить куда меньше.
Сам себе он с готовностью признавался, что не разлюбил жену. Просто их отношения, длящиеся уже шесть лет, с учетом розово-восторженного добрачного периода, постепенно перетекли в другую, привычную и обыденную стадию, лишенную изюминки, романтики… Стоило ли сожалеть об этом? Большинство супругов рано или поздно приходит к этому этапу в отношениях, кто-то смиряется с ним и потом отмечает золотую свадьбу, кто-то бросается во все тяжкие… и очень часто остается у разбитого корыта. Наверное, где-то в глубине души Саша все же относился ко второй категории, и бывали моменты, когда эта пресная семейная жизнь начинала его раздражать до зубовного скрежета. И ужасно хотелось чего-нибудь… необычного.
Хотя о чем это он? Уж чего-чего, а романтики в жизни ему хватало. Даже поделиться с кем-нибудь можно было бы. Только вот с кем, вот в чем вопрос.
– Саш, чем ты занимаешься?
«Оба-на…» – у Александра отвисла челюсть. Вообще-то он ждал одного из традиционных женских вопросов типа «ты меня любишь?». Вопросов, которые женщина может задавать бесконечно, интересуясь при этом даже не содержанием ответа, а интонациями, чувствами – тем, что можно было бы разглядеть за сухой оболочкой заезженных слов.
– Не понял?..
– Ты утром уходишь, приходишь вечером, а я не знаю, что ты делаешь все это время.
– О господи, Ленусик, ты гонишь! – Может быть, нарочитая вульгарность фразы и не вполне подходила для беседы с обнаженной женой в постели, где десять минут назад занимались любовью, но, может, так будет и лучше. – Я ж тебе сто… нет, тысячу раз рассказывал, где я работаю, чем занимаюсь…
– Расскажи еще раз.
Она даже не повернула головы. Это его обеспокоило. Не в привычках Леночки было ограничиваться одной, пусть и весьма привлекательной позой. Ведь, если повернуться, можно продемонстрировать шикарные золотые волосы и макияж, на который она убила, пожалуй, часа полтора. Но она все так же лежала, упершись взглядом в стенку. Почему-то Александру даже показалось, что жена закусила губу и намерена разреветься. Если так – то дело серьезно.
– Пусик, ты мне что, не веришь? Ленусик, неужели ты думаешь, что кроме тебя у меня…
– Саша, ты можешь не сюсюкать, а просто ответить на вопрос? – Голос жены был сейчас лишен даже намека на капризный оттенок. Нет, плакать она явно не собирается.
– О черт, ну сколько можно? Компьютерами я занимаюсь, компьютерами. Сижу за столом, а всякие остолопы звонят и задают идиотские вопросы. Типа «тут написано, нажать <any key>, а вы мне эту <any key> в поставку не включили, я буду жаловаться». А я на эти вопросы отвечаю, вот и вся работа. Нормальная, между прочим, работа, фирма приличная, платят, как ты могла бы заметить, отменно…
– Саша, пригласи меня к себе на работу. – Ее голос был спокоен, хотя могла бы и улыбнуться. Этой шутке, или ей подобным, Леночка всегда смеялась с готовностью, поскольку предоставлялся великолепный шанс показать зубки. Теперь она не смеялась, не было даже того «минимально допустимого» хмыканья, мол, шутку услышала, юмор уловила, можешь продолжать.
– Зачем? – Его голос сразу стал суровым, прямо-таки ледяным. – У нас это не принято.
– Ну, мало ли, что где не принято, – пренебрежительно повела она плечами. – Я хочу посмотреть этот твой стол, познакомиться с твоим шефом, с коллегами…
– С коллегами ты знакома.
– Я имею в виду тех, с кем ты меня знакомить не считаешь нужным.
– Лену… Лена, пойми, у нас это, как я уже говорил, не принято. Сейчас все помешаны на этой самой коммерческой тайне, а Штерн… он же немец, а они там вообще все на правилах сдвинутые. Мы с тобой разговор этот заводим уже не в первый раз, неужели ты думаешь, что за последние две недели что-то изменилось. У нас жесткий пропускной режим, и кого попало… – тут он подумал, что термин «кто попало» не вполне подходит для жены, тем более явно недовольной, – в смысле, посторонних внутрь не пускают.
– Поговори с шефом.
– Лена, прошу, послушай меня внимательно, я повторял это столько раз, что мне уже надоело. – Постепенно Александр начинал заводиться, изо всех сил сдерживаясь и понимая, что ежели слетит с тормозов, то наговорит супруге столько всякого, что потом будет очень долго об этом жалеть. Держать себя в руках становилось все труднее, тем более что эта тема и в самом деле уже набила мозоль на языке. – У нас это не принято, ты способна понять значение этих слов? Вон, Петро привел на работу своего сына. Обрати внимание, малыша трех лет, который толком ни запомнить, ни понять ничего не смог бы. Привел на полчаса, ему надо было дождаться, пока Катька из женской консультации вернется. Знаешь, что ему Штерн сказал? Если б Петро просто взял и прогулял этот день, его бы лишили премии, и на этом все. А так… а так сейчас Петька с Катькой ждут второго, а работа Петькина, вместе с зарплатой, тю-тю…
– Саша…
– Погоди, дай сказать. Если ты будешь настаивать, я это сделаю. А потом мы вместе будем подыскивать мне новое место. И твои тряпки, фитнес-центр и наполеоновские планы на смену машины можно будет засунуть глубоко в… очень глубоко. Если ты этого хочешь – пожалуйста. Полной мерой.
– Саша, я хочу, чтобы ты мне не врал. Только и всего.
– Почему ты решила, что я вру?
«Еще как вру, – несколько отрешенно думал Саша, пока его драгоценная жена подбирала аргументы. – Я тебе так вру, что самому противно. А выхода нет, дорогая моя, поскольку мы все давали подписку о неразглашении, а Штерн, в отличие от иных хозяев, очень здорово умеет проверять нашу стойкость. Я вру, что Петька на ребенке залетел. Я знаю, что он не выдержал допроса и Катьке признался во всем. Она баба крутая, характер у нее отнюдь не покладистый. А Петро… ну не смог он отказать беременной женщине. Откуда Штерн узнал о том разговоре… бес его знает, может быть, все, что в этой комнате сейчас говорится, где-то записывается.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики