науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- испугался купец. - А товар как же? Нечто
бросить его тут черни на потребу, на разорение.
А как ты собираешься по карнизу в сажень шириной через вражескую
рать сундуки уносить? Брось. Дворец - Аркаима. Его люди разорять
жилище своего правителя не станут. Авось, еще удастся сюда заглянуть.
- Дык... Стены, ворота, люди... Запремся давай, друже. Воины у нас
под рукой есть, оборонимся.
- И сколько ты тут сидеть собираешься? Пока жратва не кончится?
Год, пять? Не выпустят же туземцы. Мы от них, может, и оборонимся, но
они-то никуда не уйдут. Они же тут дома! И это если ходов и троп
тайных во дворец нет. А то ведь и обойти могут. И не поймем как. Или
ворота кто из прислуги тайком откроет. Нет, Любовод, уходить надобно,
и побыстрее.
- Уходить?! - чуть не взвыл купец. - Токмо нашел - и уходить
снова?
- Не скули. У тебя же две шапки самоцветов от Раджафа в лесу
где-то закопаны.
- Ну, дык, лишний товар дна не проломит, - возмутился новгородец.
- Чем больше на Русь привезем, тем дольше гоголем ходить будем.
- Привезем, коли живота тут не оставим. Запирай, идем...
По-прежнему не отпуская Урсулы, ведун добежал до здешней кухни,
распахнул дверь. Крикнул:
- Собирайте, что унести можно, уходим! Свежие сотни к Аркаиму из
селения подступают!
Разумеется, все стражники были уже здесь и с азартом разоряли
хозяйские припасы. Плов в огромном казане ничьего интереса не вызвал.
Незваные гости налегали на копченое мясо и рыбу, заедали это густым
горным медом, запивали хмельным пивом. Тем не менее повторного
приглашения воинам не понадобилось. Услышав про опасность, они
принялись торопливо набивать мешки. Лишь сотник, подойдя ближе, тихо
спросил:
- Как же уходить станем, чужеземец, коли ворог на пути?
- Как пришли, так и уйдем, Вений. Ты бы умыл лицо-то. Смотреть
страшно.
- По веревкам? Так ведь долго это, чужеземец. Коли не оставить
никого врата и стены оборонять, не успеем скрыться. Нагонят. Прямо
здесь и порежут всех. А коли оставить, так... Так тут воины и
останутся, пока не полягут. Не смогут уйти-то. Нас и так пять на
двадцать, да поранены, почитай, через одного. Здоровых оставить -
Аркаима тащить некому станет. Увечных - не устоят долго.
- Вы собирайтесь быстрее, сотник, и уходите. А задержать смертных
я и без вас смогу. Дурное дело не хитрое.
Воин вздрогнул, услышав из уст чужеземца эпитет, которым
награждали людей лишь здешние правители, склонил голову:
- Тогда мы уходим. Удачи тебе.
- Веревку одну оставьте. Я тут тоже погибать не собираюсь. Все,
уходите!
Сотник повернулся к своим, а Олег вышел во двор, где у двери
замерли зомби, ожидавшие нового приказа. Урсула испуганно взвизгнула,
спряталась ведуну за спину.
- Хватит орать, сейчас не до испугов, - решительно осадил ее
Середин. - Иди к пруду, жди меня там. А вы... Ломайте ворота!
Створки ворот поддались камням еще легче, чем двери. Они совсем не
предназначались для защиты от нападения со двора - тут и засов был, и
открывались они наружу. С той стороны кто-то просто подпер ворота
обычным колышком, который отскочил после третьего удара камнем. Олег
первым прошел в темный проем ворот, опасливо втягивая голову в плечи.
В таких местах, в полу теремов, обычно делают бойницы, чтобы сверху
стрелять в тех, кто прорвался через первые врата, сыпать раскаленный
песок или гуманно поливать кипятком. Про расплавленную смолу ведун
читал только в учебниках да в кино это видел - в здешнем мире такую
роскошь никто себе позволить не мог. Да и зачем, если простой кипяток
ничем не хуже?
Однако защитников в большом дворце уже не осталось. Середин без
приключений дошел до внешних ворот. Поднатужившись, снял с дубовых,
окованных железом створок трехпудовый затвор, прислонил к стене, вышел
наружу. И вздрогнул от неожиданности - успел отвыкнуть от
открывающегося с этого места вида. На миг почудилось, что он парит
прямо в воздухе на высоте облаков. Скальный карниз в пол- тора метра
шириной не имел никакого ограждения, и с непривычки казалось, что
любой порыв ветра, любое неловкое движение - и ухнешься вниз, в
бездонную пропасть.
Там, далеко-далеко внизу, виднелись черточки грядок,
прямоугольники убранных полей, голубоватый изгиб ручья, квадратные
крыши домов. Люди казались крохотными муравьишками, лошади - тощими
жуками. Правда, та цепочка мужчин, что с копьями на плечах и топорами
за поясом поднималась по карнизу далеко слева, тянула уже не на
муравьев, а как минимум на тушканчиков.
- Приказываю вам спуститься вниз по этой тропе до самой земли,
убивая всех на своем пути, - негромко произнес Олег, указав нужное
направление.
Когда пять десятков мертвецов, помахивая мечами, двинулись
навстречу ополченцам, ведун спокойно вернулся в тень ворот и запер за
собой створки, подняв засов и положив на прочно приклепанные к дереву
крюки. Затем так же аккуратно закрыл вторые ворота со стороны двора.
Узкий карниз на километровой высоте - не лучшее место для битвы.
Сражаться там можно только по одному, на череду поединков понадобится
время. Так что каждый из полсотни зомби - по которым никто не станет
плакать, которые не способны чувствовать ни страха, ни боли - подарит
отступающим стражникам по одной, две, а то и по пять минут. Два-три
часа есть. Плюс - пока еще ополченцы взломают ворота или найдут способ
перебраться через стену большого дворца... Люди Раджафа к этому
времени будут уже очень, очень далеко.
- Господин! - послышался от пруда радостный крик. - Господин, ты
справился с ними!
Невольница кинулась к нему, но еще до того, как девушка повисла бы
у него на шее, Олег успел отвернуть в выломанную дверь, быстрым шагом
прошел на кухню. Пара часов в распоряжении ведуна все-таки была, а он
точно так же, как и остальные, уже давненько не ел.
Стражники приложились к припасам мудрого Аркаима весьма неплохо, и
все же, пройдясь по полкам и шкафам, Середин нашел мешок молотого
ячменя, берестяной короб с мелко молотым сушеным мясом, двух конченых
форелей и запеченную, с румяной корочкой, куропатку.
- Ты здесь, господин? - неуверенно заглянула в дверь Урсула.
- Иди сюда, подкрепись перед дорогой...
Олег отломал для нее ножку с куском бока, сам вгрызся в другую.
Рабыня явно была сыта и особой радости не выказала - но она успела
натерпеться за минувший год вполне достаточно, чтобы не отказываться
от пищи перед перспективой трудного и, возможно, голодного перехода.
Брюхо, известное дело, добра не помнит. Хотя вспоминать эту истину
лучше на полный желудок.
Наскоро прикончив птичку, ведун подобрал с пола обрывок веревки,
зажал один уголок мешочка с щепотью пшена в нем, туго завязал. Зажал
второй - тоже завязал. Посередине шнурка свернул петлю-удавку, накинул
на горловину, затянул, подал получившийся вещмешок невольнице.
- Надевай, твоя доля. Остальное я к себе засуну. Моя заплечная
сума где-то наверху, среди скал болтается. Идем.
Наспех сложив собранную еду в обычный мешок, Олег выскочил во двор
и побежал, стреляя глазами в стороны.
- Я так ждала, так жда... жда... ждала тебя, господин, - на ходу
засовывая руки в веревочные петли, пыталась рассказать девушка. - У
окна каждый день по нескольку раз стояла. Плакала немного. Молилась
всем богам, каких знала. Я бы принесла жертву, но не знала, где тут
свя...
Они как раз добежали до дворца из яшмы, и рабыня осеклась, увидев
залитые кровью камни, траву, порог зала.
- Что здесь случилось, господин?
- Все как всегда, Урсула. Хорошие парни поссорились с плохими.
- А кто был хорошим? - вскинула она на него разноцветные
миндалевидные глаза, синий и зеленый.
- Честно говоря, уже и сам не знаю, - задумчиво ответил Олег. -
Так ты говорила, тебя к торкам купцы с севера привезли? Откуда, из
каких земель?
- Неведомо, - пожала плечами невольница. - Я маленькой была
совсем, не помню. Что купцы сказывали, не слышала. Обмолвился кто-то в
гареме: мол, с севера по реке торговые гости плыли. Им за меня хорошую
цену дали, вот и оставили. А отчего ты вспомнил, господин?
- Да так, мысли бродят...
Получалось, великий Раджаф, стремясь обезопасить свои земли от
рокового тройного жертвоприношения, отправил ее с торговцами вниз по
реке, пожалел невинную душу. Урал как раз через торкские земли
протекает. Там, в низовьях, купцы ее и продали. А ему, Середину, эту
рабыню ратники муромские в уплату за оберегающий заговор подарили. И
поехал он после похода в Углич, туда, где Любовод невесту себе
присмотрел. То, что купец в неведомые земли захотел сплавать - это
нормально, случайностью не назовешь. Но вот то, что Олег так долго
берёг невинность рабыни, не желая развращать малолетку, пусть и
обученную в гареме на будущее любовным искусствам; что берёг, не
продал никому, хотя ничего, кроме мороки, от нее не получал; что с
собой в плавание девчонку взял, а потом вдруг сломался и лишил
невинности прямо у ног каменного Итшахра, бога мертвых, тем самым
принеся первую жертву, жертву девичества - уже не казалось простым
совпадением. Слишком уж много получалось случайностей. Вот и не верь
после этого, что человек - всего лишь игрушка в руках богов! И ведь
это было предсказано здешним пророчеством еще тысячи лет назад! Что
явятся человек нерожденный и сын русалки, разбудят зеленого бога,
перевернут здешние царства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики