ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я не над тобой, а над пижамой, – уточнил Олег. – Ну и рожи!
– Просто я смыла косметику! – взорвалась я.
– Да я про твою пижамку. Ты хоть разглядела, какой на ней рисунок?
– Геометрический орнамент.
– Держите меня семеро! Собачьи морды.
Я подошла к зеркалу, внимательно изучила ткань и протянула:
– Действительно. Наверное, продавщица перепутала, я выбирала другую расцветку: на голубом фоне пирамиды, квадраты и кубы.
– А тут боксер, бульдог, такса, борзая, – начал тыкать пальцем супруг. – Можно всю ночь разглядывать!
Я легла в кровать и не удержалась от ядовитого замечания:
– Конечно, некоторым только и остается, что разглядывать пижаму жены! На другое сил уже нет.
Куприн обиделся и отвернулся, я хотела сделать попытку к примирению, но заснула. С тех пор пижама с собаками служит в нашей семье неким маяком: если я надеваю ее, Олег сразу понимает, что жена абсолютно не расположена к радостям брака, и берет газету.
Может, у Гаврилина с любовницей существовала та же традиция? Я машинально пощупала мягкую байку и онемела. Секундочку, но это МОЯ пижама! Вот же – одна из пуговиц пришита к куртке не синими, а красными нитками. Это Я, не найдя нужную катушку, схватила первую попавшуюся под руки. Вот темно-коричневое пятно на груди. Это Я лопала в кровати эскимо, уронила на себя кусок шоколада и измазала пижамку. Просто бред!
Ощущая себя героиней триллера, я взяла фланелевую куртку, надела ее и посмотрел в зеркало. Это МОЯ пижама! Или я схожу с ума?
Я вспомнила, что пижаму не надевала уже неделю. Почему?! Да ее просто не было в моей ванной!
Не знаю, сколько времени я бы простояла, как заяц, испуганный ударом молнии, но тут вновь ожил телефон.
– Как пейзаж? – поинтересовался мерзкий голос.
– Д-да… – еле-еле ответила я.
– Нравится?
– Д-да…
– Хватит заикаться. Чем ты там занимаешься?
– С-с-стою.
– Дура! Бегать надо, пока менты не опомнились и не вернулись собирать улики.
– Д-да… – словно одурманенная наркозом, согласилась я.
– Живо на кухню, хватай мешок для мусора, запихивай туда свой хабар, неси его в джип и рви когти! Вперед!
Крик подействовал на меня словно удар кнута, я заметалась по коттеджу. Мозг отказывался соображать, ноги-руки работали в автономном режиме. Ноги бойко носили меня по помещению, руки цапали все, что было моим, а вещичек оказалось много: кружка с изображением черной кошки, два детектива Бустиновой, розовая шаль, тапки из овчины, косметика и парфюмерия, халат, пижама, зубная щетка, несколько пар нижнего белья, нежно-голубой свитер…
В конце концов получился довольно объемный пакет.
Притащив его в холл, я выглянула осторожно во двор, удостоверилась, что никого нет, и, стараясь не дышать, на цыпочках пошла к джипу, прижимая к себе тяжелую ношу.
– Лена! – раздался голос за спиной.
Ноги прилипли к дорожке.
– Лена! – повторила незнакомая женщина.
Я попыталась сделать шаг, но потерпела неудачу, ступни словно приварились к плитке.
– Леночка, не бойся, обернись!
Моя голова, словно на шарнирах, повернулась влево на девяносто градусов. Вы знаете, что такое таунхаус? Дом на несколько семей, у каждой имеется двухэтажная квартира и крохотный клочок земли, двери в апартаменты расположены по углам здания. Я не понимаю престижности и дороговизны этого вида жилья. Если удалось накопить денег на загородный коттедж, лучше выбрать особняк без соседей. Но многим нравятся таунхаусы. Очевидно, Игорь Гаврилин был из их числа. Сейчас из своей двери выглядывала его соседка – пожилая дама в косынке, прикрывавшей бигуди.
– Леночка, – повторила она, – подожди секундочку.
– Вы ко мне обращаетесь? – еле-еле произнесла я.
– Ты видишь тут еще одну Лену? – засмеялась соседка и начала спускаться по ступенькам, причитая: – Вот беда! Вот горе! Я тебя понимаю! Он был нехороший человек!
– Кто? – выдавила я из себя.
– Игорь.
– Гаврилин?
– Ну конечно, солнышко! Ты лучше уезжай из России, купи билет и улетай от греха подальше, – частила она, неторопливым шагом направляясь к дорожке, где все еще в параличе стояла я. – Зачем сейчас-то приехала, Ленуся?
Взгляд дамы упал на пакет.
– Ага, понятно, вещи забрала. Очень глупо, так и попасться можно! Ни к чему рисковать. Неужели твои шмотки подписаны? Маловероятно. Кстати, я тебя не выдала! Милиция мне допрос учинила, но я ни словечка не обронила, только сказала: «Да, ходила к нему женщина, но имени ее не знаю. Мы не общались, просто здоровались». О тебе ни-ни, потому что понимаю: ты его случайно ударила, он довел тебя до исступления. Сукин кот! Мерзавец! Негодяй! Лена, очнись, тебе надо спешно уезжать!
– Я не Лена!
– Со мной-то не надо притворяться, – засмеялась старушка. – Сколько раз я тебя видела!
– Меня?
– Ну конечно.
– А вы кто?
– Я? Право, ты перегибаешь палку! Анна Михайловна Викторова, соседка Игоря, – представилась старуха и поправила кокетливо повязанный платочек на волосах.
– Вы что-то путаете, я впервые приехала в поселок, – прошептала я.
Викторова изогнула бровь.
– Да?
– Поверьте, это правда.
– Хорошо, – ухмыльнулась Анна Михайловна. – Но с какой целью ты сюда заявилась?

Глава 5

– Случайно, – ответила я, пытаясь побороть головокружение.
– Мимо ехала? – прищурилась Анна Михайловна.
– В некотором роде.
Она склонила голову набок.
– Лена, ты выбрала глупую тактику. Я же не милиция и не прокуратура. Раскинь мозгами! Я слышала все, стены в нашем доме как из бумаги, а вы с Игорем скандалили с такой силой, что, наверное, вопли до шоссе долетали. Я в ту ночь мирно спала, разбудил меня резкий звук. Встала, выглянула в окно, вижу, вы вдвоем идете от машины. Вернее, Гаврилин тебя чуть не на себе тянет, а ты пьяней вина, ноги не слушаются, голова мотается. Затем в дом вошли, и началось – гав-гав-гав… Потом бух-бух-бух… И тишина. Дверь – хлоп! Я снова к окошку. Ты к машине бежишь, и отчего-то в свитере без юбки. За руль села – и фью, унеслась. Никогда как ведьма на метле не летала, а тут – настоящая чума! Так вот, если б хотела я тебя выдать, уже давно бы следователю внешность твою описала и в деталях про вашу «любовь» рассказала. Но я молчу, понимаю ситуацию.
– А что за ситуация? – еле слышно спросила я.
Анна Михайловна скрестила руки на груди, на ее лице появилось озабоченное выражение.
– Лена! Ты всерьез или прикидываешься?
– Я ничего не помню!
– Ну и ну! Тебе надо сходить к врачу.
– Непременно так и сделаю. Пожалуйста, расскажите, что вы знаете.
Викторова отступила на пару шагов назад.
– Вы с Гаврилиным любовь крутили. Вернее, это у тебя были чувства, а у него ерунда хренова. Игорь до баб жадный, всяких сюда приводил, а ты ревновала. Неужели ты все забыла?
– Ага, – закивала я и с силой ущипнула себя за руку. Говорят, подобным образом можно проверить, не снится ли тебе дурной сон. Руке стало больно, но я не проснулась, так как, к сожалению, не спала, а все происходило наяву.
– А как мы с тобой познакомились, тоже забыла? – спросила Анна Михайловна.
– Да.
– Иду я вечером домой, – начала повествование Викторова, – в мае дело произошло, тепло уже стало, и вон тот куст распустился. Видишь его? У моего подъезда.
– Да.
– Приближаюсь к двери, тащу сумку с продуктами, вдруг слышу – в кустарнике шорох. Сначала я подумала – кошка бродячая притаилась, ну и позвала: «Кис-кис». А потом пригляделась – матерь божья! Дама! В платье красном, очень среди зелени приметном! Хотела закричать, а тут ты вылезаешь. На плечах накидка меховая, элегантная. И плачешь!
Я вросла ногами в землю, слушая Анну Михайловну.
Сидевшая в кустах дама назвалась Леной Петровой и рассказала дивную историю: она влюблена в Игоря Гаврилина, а тот ее обманывает, врет про командировки, сам же остается в Москве и приводит к себе разных баб. Петрова решила удостовериться в неверности кавалера и устроила засаду.
– Немного странно отправляться на охоту в красном вечернем платье и меховой накидке, – отметила я.
Анна Михайловна закивала.
– Верно. Но ты же семейная! Сказала супругу, будто едешь на день рождения к близкой подруге, которую он терпеть не может, а сама сюда прикатила. Хорошо все рассчитала! Понимала, что муж с тобой на праздник не пойдет, придумает причину, лишь бы с противной бабенкой не встречаться. Но он мог что-то заподозрить. Ну кто пойдет в ресторан не при параде? Потому ты и нарядилась.
– Это я рассказала?
– Конечно!
– А дальше что было?
– Я тебя к себе пригласила, чаем напоила, попыталась успокоить. Сказала: «Мужики как трамваи, один ушел, следующий придет. Не унижайся!»
– А я как поступила?
– Сначала плакала, потом уехала. Но встречаться с Игорем не перестала. И в конце концов убила его.
– Круто.
– Глупо! – дернула плечом Анна Михайловна. – Лучше бы тебе сюда никогда не приезжать! Прощай, Леночка.
– Скажите, не помните число?
– Ты о чем?
– Ну, когда я сидела в кусте?
– Одиннадцатого мая.
– Какая у вас замечательная память!
Анна Михайловна поправила рукой косынку на голове.
– Наоборот, совершенно никудышная. Склероз одолевает.
– Но ту дату в уме держите!
– День рождения у меня одиннадцатого мая, вот и врезалось в память.
– Спасибо, – кивнула я.
– Давай, Леночка, простимся, – торжественно заявила Анна Михайловна. – Можешь не сомневаться, мой рот на замке!
Выпалив последнюю фразу, тетка резко повернулась и шмыгнула в дом. А я, подхватив мешок с барахлом, поплелась к машине.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики