ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Шутка была не очень удачной. Да, действительно, у Сезама есть свойство не только открываться, но и закрываться…
- Во избежание новых сюрпризов дальше пойдем по лестнице.
Страшно подумать - двадцать девять этажей! Молдер сразу берет ровный неторопливый темп, экономящий силы и не сбивающий дыхание. Говорить при таком длительном подъеме противопоказано, зато можно вволю шевелить мозгами.
Интересно, каково эти - думающая Машина? Как она думает, как происходит этот процесс? Осознает ли себя, а если осознает, то как? Кем она себя считает? В каком виде получает образы из внешнего вида? Воображение подсовывает картинки из фильмов про виртуальную реальность. Но это - вряд ли, слишком уж по-человечески. Машине такие образы не нужны, ей их не с чем сравнивать. Чтобы понять, как мыслит Машина, придется сначала определить, что такое мышление как таковое. Как мыслим мы? Что такое «мыслим»? Собственно, для изучения этого, для того чтобы понять, как работает человеческое мышление, и попытались создать искусственный интеллект. Нельзя понять систему, являясь ее составной частью, находясь внутри. Нужна внешняя точка отсчета, объект для сравнения, другой разум, другая методика мышления. И этого удалось добиться. Вот только, едва начав мыслить, Машина сразу повела себя столь агрессивно, что страшно подумать, чем это может обернуться в будущем. Необходимо остановить ее. А вдруг у нее просто болезнь роста? Так ребенок небрежно и не задумываясь ломает вещи, любовно оберегаемые взрослыми. Что если, поумнев, она станет менее асоциальной? И тогда с ней можно будет вести цивилизованный диалог.
Это было бы, наверное, возможно. Живи мы в абстрактном нормальном мире. На практике же этого «тогда» не будет. Раз уж даже сейчас, еще не совсем понимая, с чем имеют дело, ее начали прибирать к рукам военные, можно себе представить, как они набросятся на это чудо. И какой диалог они с ней поведут. И какие задачи будут ставить. Возможности нормально развиваться у этого разума уже не будет. В любом случае не будет. Вот как обстоят дела в нашем реальном жестоком мире. Поэтому лучше сосредоточиться. Если она и вправду так умна, то ей не составит труда понять, зачем мы к ней идем. А инстинкт самосохранения у нее силен, была возможность убедиться. Так что нам предстоит еще то сражение…
- Прошли двадцать восемь… Скалли обессилено прислонилась к стене, переводя дух.
И в этот момент погас свет.
- Замечательно! - прозвучал в темноте слегка встревоженный голос Скалли.
Значит, дошли до сферы деятельности датчиков Машины. И она сделала свой ход.
Молдер достал фонарь. При неверном, прыгающем свете напарники преодолели оставшиеся полтора пролета. Луч уперся в огромные цифры на стене - 29 - ив массивную неприступную дверь рядом с ними. Вот и пришли.
- Пан или пропал…
Скалли потянулась к дверной ручке.
- Не трогай!!!
Одним прыжком Молдер оказался рядом, перехватил руку, дернул на себя. Скалли, подскочив от неожиданности, обернулась:
- В чем дело?
- Давай не будем повторять ошибку Дрейка! Молдер опустил сумку на пол, пошарил в ней в темноте. Извлек и надел толстую резиновую перчатку, потом достал большую отвертку с эбонитовой рукояткой. Все предусмотрел. Осторожно, не подходя вплотную, протянул руку, прикоснулся к замку жалом отвертки…
Мощная вспышка, взрыв, искры… Скалли отбросило к стене.
Они перевели дух. Молдер снова взялся за ручку, повернул. Потом подергал обеими руками. Повертел, пнул - бесполезно. Дверь как влитая. Что дальше?
Призрак медленно обвел взглядом небольшой квадрат лестничной площадки. В углу обнаружилась очередная видеокамера.
- Ну, что уставилась?!
И надел вторую перчатку прямо на объектив. Сервомоторы обиженно зажужжали, но сделать ничего не смогли. Хоть эту обезвредили.
Молдер, продолжая осмотр, перевел взгляд на потолок. И уткнулся лучом в решетку вентиляционного отверстия. Большого такого отверстия.
Снять решетку при наличии прихваченных инструментов - было делом пяти минут. Молдер подсадил Скалли, приподнял повыше, помогая взобраться наверх, и напутствовал:
- Где-то там должен быть выход. Попробуй открыть дверь.
Впрочем, говорил очевидные вещи он исключительно от бессилия. Ему самому оставалось только ждать, нервно расхаживая по площадке из стороны в сторону.
Зажав в правой руке фонарик, Скалли на четвереньках ползла по вентиляционной шахте. «На четвереньках» - это не совсем точно, опираться на правую руку было неудобно. А что делать? Метр за метром. Вот и боковое ответвление, но явно не в ту сторону. Еще одно. Они бы тут хоть указатели нарисовали! Или трамвай пустили. Куда же дальше? Попробуем сюда. Никакой разницы. Ну, еще пару метров… Господи, да тут целый лабиринт!
И в этот момент Машина сделала очередной ход.
Она на полную мощность включила вытяжные вентиляторы, которые и в обычном-то режиме с легкостью продували огромное здание насквозь. А сейчас начался настоящий ураган, словно в аэродинамической трубе. Откуда-то из закоулков лабиринта полетела пыль. За ней мусор, какие-то листья, бумага, обертки. Ураган все усиливался, мусор больно бил по лицу… И Скалли с ужасом почувствовала, что и ее саму начало сносить, отбрасывать, волочь по гладкому жестяному полу.
Молдер, беспомощно меривший огромными шагами лестничную площадку, вдруг услышал какую-то возню по ту сторону двери.
- Скалли?
Дверь распахнулась.
Но на Скалли высокий плотный негр в аккуратном костюме, к сожалению, даже не похож. А какого дьявола инженер Питерсон болтается в такое время на работе?
Повисла недоуменная пауза, в течение которой оба изумленно смотрели друг на друга. Питерсон заговорил первым:
- Агент Молдер? Что вы здесь делаете? К такому повороту Молдер оказался совсем не подготовлен. Он начал бормотать что-то невнятное насчет Вилчека, материалов, содержащихся в памяти машины, срочности… Неизвестно, поверил ли всему этому Питерсон, но он отступил на шаг, пропустив Молдера в зал. И, естественно, пошел в машинный зал вместе с нежданным гостем, по дороге излагая уже собственную оправдательную версию:
- Машина как будто сошла с ума - скачки напряжения, сбои. Я едва сумел войти.
- Где центральные процессоры?
- Здесь.
Молдер устремился к стоящему посреди зала металлическому шкафу, распахнул его и попытался слету разобраться в нагромождении плат и разъемов, совместить эту картину с рассказами Вилчека. Достал из сумки тяжелую пластину внешнего модуля расширения, вставил в нужный - как будто - разъем. Эта плата, по словам Вилчека, должна была насильно заставить систему воспринять команды с пульта управления, принять их за свои собственные. Без нее вирус просто не ввести - как и любую другую постороннюю информацию. Огонек светодиода проинформировал Призрака, что плата не сработала.
А вежливая Машина продублировала:
«ДОСТУП ЗАПРЕЩЕН»
- Агент Молдер. - Питерсон - сама услужливость. - Вы точно знаете, что делаете? Если нет, то, может, лучше я?..
«Знаю, знаю, отстань, не до тебя. Может, пошевелить карту в разъеме? Или пнуть шкаф как следует? Я ничего не перепутал? Проклятие! И где Скалли?»
А Скалли в это время с криком летела в пропасть. Ощущение было именно таким. Дэйна скользила по горизонтальной жестяной поверхности вентиляционного хода едва ли не с такой же скоростью, с какой падала бы по вертикальной шахте, цепляясь за все попадающиеся неровности. Иногда удавалось притормозить - на несколько секунд, не больше. На гладких краях боковых ответвлений руки моментально немели, пальцы разжимались, и беспомощное тело пролетало следующие несколько метров. Наконец по локтю ударил направляющий козырек на боковой стенке, и, намертво вцепившись в металлическую планку, Дэйна смогла перевести дух и оглядеться.
Внизу - то есть под ногами, там, куда несся поток воздуха - слышался какой-то странный металлический свист и лязг. Скалли пригляделась, воспользовавшись чудом не выпавшим из руки фонариком… И инстинктивно отшатнулась назад. На этот раз фонарь все-таки упал - прямо на бешено вращающиеся лопасти огромного вентилятора. Несколько мгновений отчаянного грохота - и крутящийся огонек исчез вместе с перемолотым в пыль мусором. Скалли судорожно сглотнула. И еще раз. И еще. Потом полезла в кобуру за пистолетом. За радужной пеленой вращающихся лопастей виднелся распределительный щиток подачи питания. Прицелиться. Выстрел. Мимо! Еще раз. Лопасти отрикошетили пулю! «У меня осталось пять патронов» - отчетливо прозвучало в голове.
Молдер тем временем решил попытать счастья с другим разъемом.
Получилось! Светодиодик радостно просигналил красным огоньком. На мониторе вспыхнуло:
«ДОСТУП РАЗРЕШЕН»
Теперь можно запускать вирус.
Призрак достал дискету с вирусом. Плюхнулся на стул перед пультом.
И обмер от уверенного голоса за спиной:
- Отлично, агент Молдер…
Говорил Питерсон. Инженер по эксплуатации здания. Как он выразился, «просто смотритель». Вот только превосходство и злорадство, внезапно прорезавшиеся в его интонациях, изменили голос почти до неузнаваемости.
Молдер обернулся и без удивления обнаружил, что Питерсон стоит сзади метрах в трех с пистолетом наизготовку и самодовольно ухмыляется.
- Я пытался войти в систему почти два года-и два года у меня ничего не получалось… А теперь - достаньте пистолет и разрядите. Осторожно…
Пришлось подчиниться.
Молдер выполнял приказ медленно - даже медленней, чем рекомендуется браться за собственное оружие, находясь под прицелом.
- Министерство обороны? - спросил он, щелкнув обоймой.
- Наши счета подписаны одним лицом… «Кого он имеет в виду - директора ФБР или Президента США?»
Лже-инженер подошел к обезоруженному Молдеру, забрал обойму, сунул в карман пиджака
и вновь протянул руку:
- А теперь - дискету и отойдите от пульта. На этот раз Призрак двигался так медленно, что глазу его движение просто не было заметно. С точки зрения Питерсона, его пленник и вовсе сидел неподвижно, растерянно глядя прямо перед собой.
- Вы же не хотите убедиться в моей решительности, агент Молдер?
Призрак протянул Питерсону черный квадратик и нехотя разжал пальцы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики