ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— одними губами прошептала Лалита.
— Спасти ее было невозможно. Ее быстро уносило волнами прилива на середину реки, и прежде чем кто-либо понял, что случилось, тело миссис Клементе скрылось под водой.
Лалита не могла прийти в себя. Лорд Ротвин нежно обнял ее и прижал к себе.
— Кошмар кончился! Вам больше нечего бояться! Теперь я знаю, кто вы, я знаю, что ваш отец был уважаемым человеком, а вашу мать нежно любили все соседи.
Лалита чуть слышно всхлипнула.
— Они оба хотели бы видеть вас счастливой, и обещаю — вы будете счастлива.
— А Софи? Что случилось с Софи?
Лалите показалось, что лорд Ротвин весь сжался, перед тем как ответить:
— Сначала я хотел заставить Софи уехать вместе с матерью, но затем, принимая во внимание, что когда-то она была дорога мне, я дал ей позволение выйти замуж за сэра Томаса Вернсайда.
— Но… как она сможет… он ужасен…
— Она согласилась, — успокоил жену лорд Ротвин. — Кроме того, Вернсайд признался мне, что он больше не имеет ни сил, ни средств, чтобы жить в Лондоне, поэтому он заберет жену в свое поместье на севере страны и вряд ли он когда-нибудь приедет сюда.
Лалита, помолчав секунду, сказала:
— Но… ведь вы… любите ее… Она такая… красивая… Через довольно продолжительное время лорд Ротвин ответил:
— Вчера вечером я спросил вас, что вы считаете более красивым, шедевр Рубенса, который висит над камином, или наброски, которые я вам подарил. И вы сказали мне, что эти карандашные наброски вдохновляют вас и вы душой чувствуете их.
— Да, — согласилась Лалита. — Именно так я и сказала.
— Так вот, я купил эти наброски, потому что каждый из них напоминал мне вас.
— Меня?
— В них так много недосказанного, так много того, что на первый взгляд незаметно, — попытался объяснить сэр Ротвин. « Бегущая юность» — это радость жизни, это то состояние, в котором вы пребываете сейчас, когда вы поправились. А пейзаж отражает состояние вашего ума. У ангела, написанного Леонардо да Винчи, одухотворенное, мистическое лицо, глядеть на которое никому не может наскучить.
— Я не… понимаю…
— Не понимаете, что я говорю вам, дорогая? — мягко переспросил лорд Ротвин. — Я говорю вам, что вы самый красивый человек, которого я когда-либо видел, что красота ваша пленяет и вдохновляет меня и что мне никогда не наскучит смотреть на вас.
— Этого не может быть! — заявила Лалита. — Не может быть, чтобы вы все это сказали… мне.
— Неужели вы так и не поняли, что… я люблю вас? — нежно глядя на жену сверху вниз, спросил лорд Ротвин.
Неожиданный румянец залил ей щеки. Его светлость продолжал:
— Когда я понял, как плохо с вами обращались, я решил, что мне просто жаль вас. Одновременно я чувствовал необходимость помочь вам прийти в себя, восстановить свое здоровье и обрести душевные силы. Я подсознательно чувствовал, что под зияющими шрамами и ранами скрывается нежная и трепетная душа, бесценное сокровище.
Лорд Ротвин еще крепче прижал к себе Лалиту и продолжал:
— Вы взывали ко мне о помощи, Лалита, и этот зов не просто исходил из вашего сердца, это был зов любви.
— Вы… уверены? — запинаясь, спросила Лалита. — Вы абсолютно уверены? Или, может быть, я грежу?
Он улыбнулся, услышав детские нотки в ее голосе.
— Нет, вы не грезите, моя дорогая, но я просто боялся напугать вас своими признаниями еще больше, чем вы были уже напуганы. Я люблю вас и не хочу в третий раз рисковать своей любовью!
Лалита посмотрела ему прямо в глаза и поняла, что он говорит чистую правду.
— И единственная гарантия моему спокойствию, Лалита, ваше постоянное со мной пребывание — день за днем и ночь за ночью, вы ведь моя жена.
Лорд Ротвин не услышал ответных слов, он слышал только биение ее сердца через тонкую ткань своего шелкового халата.
Он осторожно притронулся пальцем к ее подбородку и повернул лицо жены к себе.
— Я люблю вас, дорогая, — прошептал лорд Ротвин на ухо Лалите. — А теперь скажите, какие чувства вы испытываете ко мне?
— Я люблю… вас. Я думаю, я люблю вас с тех самых пор, когда вы впервые поцеловали меня, но я никогда не мечтала… не надеялась на то, что вы можете полюбить меня.
— Я не мог забыть прикосновения ваших губ, — сказал лорд Ротвин. — Они были мягкими и, я бы сказал, испуганными, но даже тогда я понял, что ваш поцелуй отличался от прочих, изведанных мною ранее. — Он склонил свою голову к ней и мягко спросил: — Нельзя ли убедиться, не ошибаюсь ли я?
Ее губы были уже готовы для поцелуя, и когда он нашел их, Лалита почувствовала, что вся сила ее любви принадлежит супругу, что его поцелуй был сродни прикосновению к чему-то божественному. Она всегда грезила об этом, но никогда не допускала мысли о том, что это может с ней произойти.
Губы ее супруга, вначале мягкие, стали потом все более и более требовательными. Почувствовав, что Лалита откликается на его поцелуи и ласки, что ее тело вздрагивает в такт его, он стал еще более властным.
Оторвавшись от возлюбленной, лорд Ротвин заглянул ей в лицо и увидел, что оно окрашено печатью неземной красоты.
— Моя бесценная! Моя дорогая! — сказал он низким бархатным голосом. — Я сделаю вас счастливой, я буду вашей защитой и опорой, отныне ничто не сможет омрачить вашу жизнь.
— Я люблю вас, — шептала Лалита. — Но вы такой… замечательный, такой блестящий… Я боюсь… не оправдать ваших надежд!
Лорд Ротвин улыбнулся.
— Вам не следует этого опасаться! Вы мне нужны, как прежде не была нужна никакая другая женщина.
Прочитав немой вопрос в глазах супруги, он продолжал:
— Женщинам всегда было от меня что-то нужно, но когда я чувствовал себя готовым дать им требуемое, я всегда чувствовал, что что-то важное ускользает из отношений. И вот, когда мы с вами принуждены были коротать ночь в хижине дровосеков, я понял, что это было.
— И что же это было? — искренне поинтересовалась Лалита.
— Это та защита, которую мужчине может дать только женщина, которая любит его бескорыстно, как, я надеюсь, вы любите меня. — Голос его потеплел, когда он стал рассказывать дальше:
— Когда я пробудился в ваших объятиях и понял, что голова моя покоится на вашей груди, я понял, что никогда не испытывал волшебного чувства, исходящего от женщины, что ты будто купаешься в ее любви, что она хочет уберечь тебя от напастей и бед.
— Я желала этого. Я думала именно об этом, — подтвердила Лалита.
— Продолжайте, — попросил ее лорд Ротвин.
— Еще я подумала тогда, что вы были почти как ребенок, и я должна защитить вас от одиночества и горя!
Лорд Ротвин издал торжествующий крик.
— Моя бесценная! Моя единственная любовь! Я так и думал, что вы думаете об этом! Бессознательно я всегда ждал этого от женщины.
Губы его приникли к ее губам, но Лалита успела еще сказать:
— Наверное, мое сердце взывало к вашему в эту минуту.
— И я услышал этот зов. Это зов любви, которая будет длиться, пока мы живы.
Он принялся целовать супругу, и Лалите показалось, что губы его были более настойчивыми, более требовательными, более властными, чем раньше. Несомненно, он просил ее о чем-то, и хотя Лалита могла только догадываться, о чем именно, она знала, что готова сделать все, о чем бы он ни попросил.
Она властвовала над его разумом, телом и чувствами и знала, что он тоже отдает себя во власть ей.
Теперь они были нераздельны, они слились в единое существо.
Они обрели целостность. Ответом на зов их любви была любовь.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики