ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

 новая информация для научных статей по праву 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Татьяна Луганцева
Фуэте на пороховой бочке

Глава 1

– Э… батенька, как у вас все запущено! – проговорила полная женщина в белом халате, застегнутом всего на две пуговицы. Остальных не было.
У молодой женщины, сидевшей напротив нее, после таких слов защемило сердце и кровь ударила в голову, а следовательно, покраснело лицо. И ее можно было понять. Во-первых, она не была «батенькой», а во-вторых, находилась на приеме у врача и не хотела слышать о своем здоровье такие недвусмысленные заявления. Тем более, что эта грозная женщина являлась врачом-гинекологом. Следующий вопрос вверг Анастасию в шок:
– Вы живете половой жизнью?
– К-какое это имеет значение? – испугалась Настя, поняв, что из этой поликлиники она уйдет с нервным расстройством. Или сразу отправится в кабинет невропатолога, благо тот находился как раз рядом.
– Я – врач! – гаркнула гинеколог.
– А я совершеннолетняя и нахожусь не на приеме у психолога, чтобы выкладывать вам тут все о своей жизни… В том числе и половой, – поджала губы Настя, клацая замком сумочки, то открывая ее, то закрывая.
– В том-то и дело, что давно уже не девочка. Повторяю: я – врач, а врачу, как священнику, говорят все. Спрашиваю – значит, надо! Всё имеет значение! – не сдавалась полная дама.
Настя опустила глаза и нервно закинула ногу за ногу.
– Ну… фактически не живу… Довольны?
– Да мне-то что, – пожала плечами доктор.
– Зачем тогда спрашиваете?! – взвилась Настя.
– О… больной вопрос. Что значит – фактически? – прищурила глаза докторша.
– Вы издеваетесь? Говорите, что со мной! Мне было сказано пройти в смотровой кабинет, и я пришла. Но никто не предупреждал, что вы будете задавать такие личные вопросы, – отвернулась к окну Анастасия, чуть ли не плача, нервы у нее в последнее время стали совсем ни к черту.
В кабинете гинеколога было прохладно, Настя съежилась, как будто мышцы ее сжались, а по коже пробежали противные мурашки.
– Не живу я этой самой жизнью, – обреченно созналась Настя, только чтобы быстрее уйти из кабинета.
– Плохо! Очень плохо! – с шумом захлопнула какую-то папку врач. – Сколько вам лет?
«Знала бы, что тут придется выслушивать такое, ни за что бы не пришла», – подумала Анастасия.
– Тридцать пять, – произнесла она. – Кстати, в карточке есть год моего рождения. Вам обязательно надо, чтобы я озвучивала все записи?
– Очень плохо. – У противной врачихи, кажется, на все был один комментарий и диагноз.
– Что же у меня плохого? – поинтересовалась Анастасия. Мысли в голове у нее путались и разбегались, словно тараканы на кухне ночью.
– А чего хорошего? – откинулась на спинку жесткого стула докторша. – Не девушка уже, а женщина в полном соку. Но биологические часы начинают работать против вас. Это только в глянцевых журналах у женщин после сорока все хорошо – спасибо фотошопу. А вот у меня в кабинете у таких женщин, не ведущих нормальную половую жизнь, одни проблемы. И попробуйте возразить мне, у меня стаж работы почти тридцать лет!
– Да я верю… – словно уменьшилась в размере и без того очень изящная Настя.
– А верить мало, надо знать! Кисты яичников, миомы матки и воспаления, приводящие к спаечному процессу, – вот что вам грозит. Понимаете, о чем я? – поверх очков посмотрела на нее гинеколог.
Женщина она была действительно крупная и шумная. И очень яркая – волосы выкрашены в огненно-рыжий цвет, на ухмыляющихся губах алая помада.
– Понимаю, – ответила Настя, у которой от ужаса в глазах потемнело. Или от стыда?
– Женским гормонам нужен выход, необходима разрядка, оргазм… Как еще вам объяснить? А когда гормоны не находят выхода, они начинают атаковать собственные ткани. Не хотите рак груди или матки? – Гинеколог даже вперед подалась.
– Не хочу, – честно ответила Настя.
– А сойти с ума? Стать злой, агрессивной, плаксивой, завистливой?
– Не хочу…
– Регулярная половая жизнь, именно ре-гу-ляр-ная, – по слогам повторила врач, – залог женского счастья и здоровья. Пока страшного у вас, деточка, ничего нет. Анализы будут готовы завтра, печать в вашу санитарную книжку завтра же и поставим. Но в вашем возрасте полноценная женщина не должна выглядеть, словно инфантильный подросток. А дети? Вы думаете о детях?
– Я думала, – снова честно ответила Настя, – но просто так они же не заводятся.
– Просто так заводятся вши! – безапелляционно заявила гинеколог, зачем-то поправив свою пышную прическу. – Вот сядешь в метро на диванчик после бомжа и нахватаешься гнид! – устрашающе округлила она глаза. – А детей надо рожать, с ними женщина раскрывается с новой стороны, ее жизнь начинает играть новыми гранями. А мы чего ждем? В сорок лет будем рожать? Поздновато для первого ребенка, да и риск велик. Да еще с кучей каких-нибудь попутных диагнозов?
– Не от кого рожать-то, – вздохнула Анастасия, запутанная вконец.
– А вот об этом – не на врачебном приеме, – сказала докторша.
Только сейчас Настя смогла разглядеть на ее мощной груди бейджик с надписью: «Роза Сергеевна Саратова. Врач-гинеколог».
– Я тоже так думаю, – быстро согласилась Настя, думая только о том, как бы поскорее унести ноги из кабинета, где она натерпелась позора.
– Чтобы у вас не начались проблемы со здоровьем, вам необходимо обратиться вот по этому адресу. Там вам помогут. Очень хорошая моя приятельница, – пояснила гинеколог.
– Спасибо за заботу, – кивнула Настя и, привычно щелкнув замком, быстро спрятала полученную визитку в свою бездонную сумку, в которой вещи почему-то часто растворялись без следа. Вот так положишь что-то, а потом – в жизни не найдешь. Сумка напоминала большую хищную акулу, заглатывающую все подряд и совершенно не желавшую делиться содержимым с хозяйкой.
– Идите с богом, дорогуша! – отпустила пациентку мучительница.
Настя выбежала из кабинета со скоростью света и помчалась мимо сидящих в очереди женщин с животами и без. Затем – сама не помнила, как, – взяла по номерку короткую дубленку и наконец выскочила на улицу, жадно глотая свежий воздух. Достала сотовый, заговорила в трубку чуть не плача:
– Митя, забери меня отсюда! Мне так плохо! Пожалуйста, забери!
Через двадцать минут Настя сидела в машине рядом с молодым человеком, у которого горько плакала на плече, а тот утешал ее, как мог, и вез в направлении своей квартиры.

Глава 2

Для Анастасии Лазаревой наступили тяжелые деньки. Дело в том, что она оформлялась на заслуженную пенсию и проходила медицинское обследование, чтобы оформить третью степень (из трех возможных) инвалидности. Да, да, так уж все случилось в ее жизни…
Настина мама, Ксения Дорохова, была в свое время известной балериной. Забеременев от женатого, но от этого не менее любимого мужчины, Ксения решила рожать. Такое решение сделало ее счастливой матерью, но стоило ей карьеры на сцене, аплодисментов поклонников и нескончаемых букетов. После сильного гормонального сдвига Ксения сильно поправилась и, что ни пыталась сделать со своей фигурой, былую форму возвратить уже не смогла. Она осталась с дочкой и возложила на свои плечи педагогическую деятельность по обучению хореографии детей. Но вот зато на своей дочурке Насте она была готова оторваться по полной программе – Ксения решила воплотить в дочери все то, чего не сумела добиться в своей жизни.
Девочка сразу же пошла по нужной дорожке. Чуть ли не с трех лет – танцы и художественная гимнастика, ограничение игр со сверстниками, чтобы ничего себе не сломать и не повредить, строгий набор продуктов, чтобы не было ни капли жира. В соответствующем возрасте мама привела ее в балетную школу, и Настино беззаботное детство закончилось, начался серьезный труд.
Через много лет упорных занятий и железной дисциплины Настя стала балериной и была принята в труппу Большого театра. Ей повезло – талант у нее сочетался с потрясающей работоспособностью. Что принесло свои результаты. Девушку заметили, и после пяти лет в кордебалете она стала примой на восемь лет. А потом наложились одна травма на другую, одна реабилитация следовала за другой, один пропуск театрального сезона за другим… В конечном итоге у нее осталась возможность вернуться, но только не на главные роли. Настя пересилила себя, утихомирила гордыню и проработала еще два года в массовке. И вот теперь она была вынуждена уйти по возрасту на пенсию, а по состоянию своих уже сто раз прооперированных коленей – на инвалидность. Для балетных артистов очень важно получать не только пенсионные деньги, но и деньги по инвалидности.
Митя долгие годы был Настиным партнером по сцене и в данный момент уже находился на заслуженном отдыхе. Он оставался ее настоящим другом, способным понять всю ее и физическую, и моральную боль, так как прекрасно знал, через что надо пройти, чтобы стать артистом балета, как надо работать, чтобы выделиться, чтобы тебя заметили. Чем потом все это может закончиться, он тоже хорошо знал. А если сказать точнее, то Митя не друг, а своеобразная «подружка» для Насти, так как изначально не интересовался женщинами. Но Настю он действительно любил. Как сестру.
Сейчас они сидели в его большой гостиной, объединенной с кухней, и пили горячий кофе. Митя был высок, красив, с вьющимися светлыми волосами и очень смазливым лицом. Никакого чрезмерного жеманства, никакого эпатажа в одежде, откровенно говорящих о нетрадиционной сексуальной ориентации, он не допускал. Но многие женщины после пяти минут общения с этим красавцем уже понимали все сами по его абсолютно холодному, незаинтересованному взгляду.
– Согрелась? – участливо спросил Митя. – Не нравится мне твоя короткая дубленка. Продувается насквозь, коленки наружу торчат, так и застудиться недолго.
– Да я все время так хожу…
– Вот и плохо! Я тебе постоянно одно и то же говорю. Не молодая уже!
– Ой, не могу уже слышать этих слов! И ты туда же! Вы меня все сегодня довести решили, что ли?
1 2 3 4 5 6
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   

Рубрики

Рубрики