ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Дэвид Брин
Опоздавшие


Рассказы Ц 0


Оригинал: Glen Brin,
“Lungfish”

Перевод: Д. Приказчиков П. Поляков

Дэвид Брин

Опоздавшие

1

Ждущий опять забеспокоился. Он повторял снова к снова, пытаясь привлечь мое внимание: «Искатель, слушай! — Его электронный голос шипел с другого конца древнего провода. — Маленькие живые существа совсем близко. Искатель! Они уже добрались до пояса астероидов, вертятся среди скал и развалин. Слышишь? Они обнюхивают, ощупывают каждый найденный объект! Скоро доберутся и до нас. Ты слышишь. Искатель? Пора решать, что нам делать!»
По-видимому, Творцы Ждущего были крайне нетерпеливыми существами. Лучше бы он оставался в холодном межзвездном пространстве! Мои создатели были мудрее. «Искатель, ты слушаешь меня?»
Мне не хотелось ни с кем разговаривать. Небольшой пучок электронов заменит мою личность и ответит Ждущему. Даже если он раскроет подмену, то поймет намек и оставит меня в покое. Или же станет еще более настойчивым. Предсказать его поведение, не задействовав в расчетах дополнительные электронные блоки, довольно трудно. «Незачем спешить, — спокойно проговорило мое творение. — Землянам сюда не добраться еще несколько лет. В любом случае мы в силах предотвратить их приход. Все давно предрешено». Как все же удобен маленький электронный пучок — говорит с моими интонациями и рассуждает довольно логично для столь простой структуры. «Как ты можешь относиться к этому так благодушно!» — сердился Ждущий. Электронное раздражение передавалось по проводам, опутавшим скалистый ледяной мирок, ставший нашим домом много миллионов лет назад. «Мы, оставшиеся в живых, избрали тебя лидером. Искатель, потому что, казалось, ты лучше всех понимаешь происходящее в Галактике. Но сейчас ожидание подходит к концу. Биологические создания скоро будут здесь, и нам придется действовать». Наверное, в последние столетия Ждущий слишком часто настраивался на телевидение Земли. Его завывания очень напоминали человеческие.
«Земляне могут найти нас, могут и не найти, — ответила моя тень. — Нас, оставшихся в живых, так мало, и мы так слабы, что предотвратить это при всем желании… Да и чего бояться куче древней рухляди? Контакта с энергичной, молодой цивилизацией?»
Вообще-то Ждущий мог и не сообщать мне о приближении людей. Мои сохранившиеся датчики чувствуют солнечный ветер, потоки атомов и радикалов лучше, чем паруса — дуновения морского бриза. Последние столетия потоки, зародившиеся внутри Солнечной системы, приносят новые запахи. Особый привкус ионов из космических литейных цехов и тяжелый чад горелого дейтерия.
Запахи индустриальной цивилизации.
И еще — хаос модулированных радиосигналов, наполняющих космос шлягерами звезд эстрады. То были признаки пробуждения. Жизнь, только что возникшая в маленьком водяном чреве третьей планеты, уже спешила вырваться из своей колыбели. «Встречающий и Посланник хотят предупредить людей об опасности, и я с ними согласен! — не унимался Ждущий. — Мы можем им помочь».
Наш спор разбудил кого-то еще — я отметил новое подключение к нашей сети связи. Наблюдатель и Встречающий обнаружили свое присутствие пучками сверххолодных электронов. Я почувствовал, что они согласны со Ждущим. «Помочь им? Теперь? — спросил мой искусственный голос. — Наши ремонтные и воспроизводящие модули погибли в Последнем сражении. У нас не было способа узнать о развитии человечества, пока люди не изобрели радио. А тогда стало уже слишком поздно! Их первое радиопослание ушло в смертоносную галактику. Если бы разрушители находились где-нибудь в соседних областях космоса, люди уже погибли бы! А потому, стоит ли тревожить бедных землян? Пусть наслаждаются покоем. Предостережение все равно ни к чему не приведет».
Какой молодец! Мой маленький искусственный двойник рассуждает так же, как когда-то, сдерживая нетерпеливых союзников, рассуждал я сам.
В разговор вступил Встречающий. Я услышал его привычно красноречивый поток электронов. «А я согласен с Искателем, — неожиданно заявил он. — Людей ни к чему предупреждать об угрожающей им опасности. Они и сами о ней догадаются».
Вот это меня заинтересовало. Отстранив свою искусственную личность, я подключился к сети. Никто этого не заметил. «Почему ты так думаешь?» — спросил я Встречающего.
Встречающий указал на ряд антенн, снятых с древних сломанных машин. «Мы перехватываем разговоры людей, исследующих пояс астероидов, — ответил он. — Один из них вплотную подошел к разгадке. Скоро он поймет, что здесь произошло».
Должно быть. Встречающий позаимствовал этот самодовольный тон из телевизионных шоу землян. Оно и понятно: создатели Встречающего были восторженными существами и запрограммировали его превыше всего на свете ценить простые удовольствия. «Покажи мне», — сказал я ему. Мне с трудом верилось, что долгое ожидание наконец закончилось.


2

Урсула Флеминг наблюдала, как внизу вместе с астероидом вращаются древние руины. «Господи, ну и неразбериха!» — произнесла она со вздохом.
Она исследовала Пояс уже пять лет, занималась утилизацией плодов чьего-то труда, но никогда не видела такого нагромождения.
В четырех километрах от исследовательского корабля громоздился астероид, выглядевший абсолютно черным на фоне ленты Млечного пути. Астероид представлял собой камень протяженностью чуть больше двух километров вдоль большой оси. Миллиарды лет назад он откололся от планеты и с тех пор многочисленные столкновения с другими астероидами оставили на нем немало вмятин, кратеров и трещин. С одной стороны он выглядел, как типичный углеродосодержащий планетоид, подобный миллионам других в этой части Пояса. Но когда «Волосатый Громовержец» облетел безымянный кусок камня и замерзших газов, картина изменилась. Резкие тени обозначали руины — искореженные, скрученные памятники катастрофы, разразившейся здесь, когда по Земле еще бродили динозавры.
— Гэвин! — крикнула Урсула через плечо. — Спустись сюда, взгляни на этот хаос!
Через минуту над головой стукнул люк, и ее партнер вплыл в рубку. Подошвы Гэвина, коснувшись магнитного пола, негромко щелкнули.
— Куда смотреть, Урс? Новые загубленные крошки, ждущие автогена? Или мы наконец нашли убийц?
Урсула кивнула на иллюминатор. Партнер подошел поближе. Его физиономия заблестела в свете ламп; прожектор освещал обломки внизу. Гэвин долго смотрел на них, потом проговорил:
— Опять детские трупики. «Флеминг Сэлвидж энд Эксплорейшн» будет на чем погреть руки.
Урсула нахмурилась:
— Не болтай чепуху. Это недостроенные межзвездные зонды, разрушенные много веков назад, когда еще не были готовы к запуску. Неизвестно, были они думающими машинами вроде тебя или просто автоматами, как наш корабль. Ты должен лучше меня разбираться в роботах.
Ужимка Гэвина соответствовала саркастической гримасе человека.
— Кто виноват в том, что я болтаю чепуху?
— Что ты имеешь в виду? — Урсула повернулась к нему.
— Я имею виду то, что вы, люди, сто лет назад, когда увидели, что искусственный интеллект скоро обгонит человеческий и выйдет из-под контроля, встали перед выбором. Вы могли разрушить машины, но это затормозило бы прогресс. Вы могли жестко запрограммировать нас в соответствии с основными законами робототехники… — Гэвин фыркнул. — И получить рабов, гораздо более сообразительных, чем ваши ученые. И к какому же решению вы в конце концов пришли?
Урсула знала, что отвечать бесполезно — во всяком случае, когда у Гэвина подобное настроение. Она сосредоточилась на управлении «Громовержцем», подводя его ближе к астероиду.
— Что вы решили относительно разумных машин? — не унимался Гэвин. — Вы стали воспитывать нас так же, как своих детей, учили быть такими же, как вы, и даже наделили многих внешним сходством с людьми.
Последний робот Урсулы, старый испытанный помощник и хороший шахматный партнер, уходя на покой, предупреждал ее о том, что не стоит брать на эту работу молодых андроидов класса ААА, только что окончивших колледж. С ними столько же проблем, сколько с обычными подростками.
Хуже всего было то, что Гэвин снова попал в точку.
Несмотря на все генетические и киборганические улучшения человеческой породы, казалось, что машины обречены превосходить людей по всем статьям. И вот, на счастье или на беду, решено было, воспитывать андроидов класса ААА так же, как обычных детей, со всеми неизбежными при таком воспитании издержками.
Гэвин покачал головой, изображая великую печаль — совсем как чересчур умный подросток, которого иногда так и хочется придушить.
— Неужели вы и впрямь надеялись, что я, созданный людьми человекоподобный робот, очеловечусь? Мы способны лишь на то, что в нас вложили, госпожа. — Он иронически покорно поклонился.
Урсула ничего не ответила. Временами она начинала сомневаться, правильное ли решение приняли люди.
Внизу вдоль всего опустошенного астероида тянулись искореженные подпорки строительных лесов. Возле опрокинутых подъемных кранов сотни миллионов лет назад нашли покой разрушенные космические суда. Урсуле пришло в голову, что она первая, кто видит этот хаос, сотворенный ужасной неведомой силой.
Разрушителей, наверное, тоже нет. Никто еще не находил инопланетный механизм в мало-мальски исправном состоянии, и, пожалуй, не имело смысла держать оружие в боевой готовности.
Автономные разведывательные модули обследовали остатки недостроенных межзвездных зондов в поисках источников радиации или хоть какого-нибудь движения. Безрезультатно. Приборы не обнаружили ничего, кроме холодных скал и мертвого металла.
Урсула покачала головой. Ей очень не понравилась эта метафора. Слова Гэвина о детских трупах совсем не помогали воспринимать увиденные груды лома как сулящее прибыль сырье.
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики