науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Хелен Брукс
Нечаянная любовь


Хелен Брукс

Нечаянная любовь

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Мисс Квинтон! Я знаю, что вы дома, черт побери! У вас ровно шестьдесят секунд – открывайте, или я взломаю дверь!
Рия, спотыкаясь, вышла в небольшую прихожую. От бешеного стука звенело в ушах, дверь сотрясалась под градом сыпавшихся на нее ударов. Было только шесть часов утра, и она могла себе представить реакцию соседей по площадке. Ей и так уже досталось за Поппи, которая жила здесь в ее отсутствие, – целый ворох жалоб в почтовом ящике. А теперь, как назло, еще и это…
– Ну ладно, юная леди! – окончательно разозлился нежданный гость, как раз в тот момент, когда Рия отперла замок. – Потом не говорите, что я вас не предупреждал!
Тяжелая дубовая дверь распахнулась, и огромный мужчина ввалился в квартиру, едва не рухнув на пол. Придя в себя, он схватил Рию за плечи, оторвал от двери и отшвырнул к дальней стене.
– Кретинка!
Отведя от лица волну серебристых волос, Рия со страхом смотрела на свирепого незнакомца.
– Кто же так открывает дверь? Неужели в этой кукольной головке ни одной извилины?
Его грубость разозлила Рию, и она мгновенно овладела собой.
– Да как вы смеете? – заявила она на удивление твердым голосом. – Вот уже несколько минут вы барабаните в мою дверь, как сумасшедший, а теперь еще и упрекаете? Вы… вы…
– Если ищете подходящее выражение, то не утруждайте свои куриные мозги, – с издевкой и угрозой сказал ее обидчик. – Лучше поинтересуйтесь, кто я такой. Или открывать дверь в шесть утра неизвестно кому для вас дело привычное?
Голубые, отливающие сталью глаза нагло осмотрели ее с головы до ног. Губы незнакомца были сердито сжаты, а взгляд был оскорбительным.
– Мне все равно, кто вы такой, – негромко ответила Рия, чувствуя, как холодные мурашки поползли по спине.
Ее толстый махровый халат распахнулся, когда она с грохотом ударилась о стену, а прозрачная ночная рубашка не оставляла работы воображению. Поймав презрительный взгляд, скользивший по ее высокой полной груди, тонкой талии и длинным стройным ногам, Рия поспешила запахнуть халат и трясущимися руками завязала пояс.
– Скоро вам будет не все равно. Поверьте, мисс Квинтон, вам будет очень даже не все равно, – угрожающе произнес он.
Рия с надеждой взглянула на лестничную площадку за его спиной и тут же поняла, что он догадался о ее намерении убежать. В нем было столько неистовой мужской силы, что сердце у нее заныло, а кровь бешено понеслась по жилам. Таких она еще не встречала.
– Что вам угодно? – нервно сжимая руки в кулаки, спросила она. Серые мягкие глаза ее казались огромными на побледневшем лице.
– Всему свое время, дорогая.
Он закрыл дверь ногой и небрежно прислонился к косяку, скрестив руки на груди и чувствуя себя здесь как дома. По акценту и бронзовой коже она поняла лишь, что он не англичанин. Однако ни цель его визита, ни причина его злости были ей совершенно непонятны.
Проницательные глаза незнакомца опять заскользили по ее настороженной фигурке.
– Есть на что посмотреть, – пробормотал он с видом знатока.
Краска залила ее нежные щеки, и он ухмыльнулся.
– Сколько вам? Восемнадцать, девятнадцать?
Рия нахмурилась.
– Двадцать один. Но вам-то что до этого? – спохватилась она.
– Скоро узнаете, киска! В тот день, когда вы навострили коготки на моего родственника, вы и все, что с вами связано, попали в сферу моих интересов. И частые визиты в сомнительные ночные клубы, и достойный сожаления образ жизни…
– Послушайте, вы! – гневно воскликнула Рия, распрямляя плечи. – Я не знаю, о чем вы говорите, да и не желаю знать. Я вас впервые вижу, а вы позволяете себе врываться ко мне в дом, набрасываетесь на меня, да еще и оскорбляете…
Незнакомец обвел ее презрительным взглядом и прошел в гостиную. Рия озадаченно замолчала.
– Проходите, присаживайтесь, – насмешливо и повелительно пригласил он. – Вообщето обычно я не опускаюсь до разговоров с женщинами такого пошиба. Но нам надо кое-что обсудить, и я советовал бы вам попридержать язык в течение ближайшего часа.
– Нам не о чем говорить, – возразила Рия, обходя его стороной и с облегчением опускаясь в глубокое кресло.
Зачем только она открыла дверь? Разве можно быть такой дурой? Куда девалась ее обычная осторожность? Видимо, еще не пришла в себя с дороги, тоскливо подумала она, украдкой изпод длинных ресниц следя за незнакомцем, похозяйски осматривавшим ее маленькую квартирку. Целых шесть недель она провела в Америке, где гастролировал их небольшой, но известный дом моделей, и вся подготовительная работа была на ней: договориться о помещении, подготовить зал, реквизит, обеспечить явку персонала в нужное время и в нужное место, разрядить обстановку, когда в этом возникает необходимость… Все это, конечно, очень утомительно, однако ей нравилось быть личным помощником художественного руководителя. Из Америки она прилетела только накануне вечером, а до дома добралась уже на рассвете.
– Насколько я понимаю, мы одни, – без всякого выражения сказал незнакомец, и это взбесило Рию.
– А что вы ожидали здесь увидеть?
Он невесело рассмеялся.
– Не будем вдаваться в подробности, дорогая Поппи. Могу ли я называть тебя так? Насколько я понимаю, с тобой редко кто церемонится. – Рия раскрыла рот, чтобы возразить, но он властно и угрожающе поднял руку. – Давай договоримся: я никуда не «врывался», как ты только что заявила, и ни на кого не «набрасывался», а если ты чувствуешь себя оскорбленной, то просто оттого, что мне необходимо повнимательнее присмотреться к той отвратительной эгоистичной бабочке, которую ты собой представляешь.
Рия наконец-то стала понимать: этот сумасшедший принял ее за кузину! Что же еще натворила эта бесшабашная и ветреная девица? – лихорадочно соображала Рия. Она уже и так жалела, что позволила Поппи пожить в ее квартире, пока сама была в Америке.
Вечно она из меня веревки вьет, с тоской подумала Рия. Но Поппи с ее бархатными глазами могла уговорить кого угодно. «Такого у меня еще не было, – вкрадчиво мурлыкала она. – Нам бы хоть немного пожить вместе!» Поппи снимала квартиру вместе с пятью другими девушками, и даже Рия, когда приходила к ней в гости, была уже лишней.
– Ага, мы уже что-то начинаем соображать. – Холодный голос вернул ее к действительности, и она в испуге подняла глаза на незнакомца. – У тебя очень выразительное личико, дорогая, не совсем то, чего я ожидал.
Рия яростно блеснула глазами, но ничего не ответила. Он сухо усмехнулся.
– На сей раз придется расплачиваться за свою ошибку, крошка. Скажи «спасибо», что напала на такого, как я. К твоему и так уже длинному списку я добавлю еще одно маленькое приключение.
– Пожалуйста, выслушайте меня. Я должна вам кое-что объяснить. Вы все перепутали…
Он нетерпеливо прервал ее.
– Я не собираюсь тебя слушать. – Ледяные глаза с презрением смотрели на нее. – Лучше помолчи и сама слушай. Я не люблю повторять.
Он явно привык повелевать, а Рия настолько устала, что не нашла в себе сил противоречить. Совершенно сбитая с толку, она подобрала под себя ноги и спряталась в глубоком кресле, точно маленький испуганный кролик. Незнакомец, видимо, заметил это, и когда вновь заговорил, голос его уже не был так резок, однако стальные глаза ни на секунду не выпускали ее из виду.
– Меня зовут Димитриос Кутсупис, я дядя Никоса, – начал он и, поскольку Рия никак не отреагировала, опять разозлился. – Ты помнишь Никоса, я надеюсь? – спросил он едко. Но, не получив ответа, раздраженно покачал головой. – Когда ты порвала с ним, он вернулся в Грецию сам не свой. Он не может ни работать, ни есть, ни спать. Ты хоть понимаешь, что ты с ним сделала?! Обнадежила и бросила, да еще так цинично! Неужели тебе это доставляет удовольствие? – резко выпалил он, разозленный молчанием девушки. Глаза его сузились в две голубые щелки.
Рия смотрела на него, не находя, что ответить, и только пожала плечами.
– Я зря трачу порох, – простонал он сквозь стиснутые зубы.
Резко развернувшись, он порывисто подошел к большому окну, словно не мог больше смотреть на нее. Он стоял к ней спиной, скрестив на груди руки, и смотрел на уже просыпающийся внизу Лондон. От всей его фигуры веяло ледяным холодом.
Сколько он так простоял, Рия не знала. Необузданный грек настолько ошеломил ее, что она сидела не двигаясь, лихорадочно пытаясь соединить несколько разрозненных фактов.
Поппи опять что-то отчудила, а мне расхлебывать, хмуро думала она. Правда, обычно все выходило проще: один или два телефонных звонка от брошенного поклонника, просившего ее уговорить Поппи, чтобы та позвонила ему, а то какой-нибудь понурый юнец с кругами под глазами подстерегал ее у дома или по дороге на работу, допытываясь, что он такого сделал, и умоляя о помощи.
Любовные связи Поппи закаливались всегда одинаково: она отрезала их от себя, как хирург скальпелем, – быстро, напрочь и без малейшего колебания. Ну, берегись, Поппи, думала Рия. Разве можно так издеваться над людьми? За три года, что они прожили в Лондоне, жестокость кузины не переставала удивлять ее, хотя она и понимала, что Поппи, как воздух, нужны новые победы и обожание.
Рия настолько была поглощена своими мыслями, что даже вздрогнула, когда Димитриос отвернулся от окна и вновь заговорил. Теперь, когда он взял себя в руки, акцент его стал менее заметен.
– Прошу прощения за такое поведение. Я не собираюсь навязывать вам свои мысли и свое мнение.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики