ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новая информация для научных статей по экономике, педагогике и гражданским войнам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ты напрягаешься, делаешь эти упражнения. Ничего не получается. Айледа форсирует события. Ты поручаешь душу Богу, чтобы Он тебя защитил. А почему просто не попросить Бога об этом? Ведь мы же просим Его о чем-то другом. Когда это действительно нужно. Ну о победе, скажем. Об успехе операции. Чтобы кто-то выжил. Неужели же это нам не нужно? Ведь ты же не для своего удовольствия все это делаешь? Мы можем Его просить, чтобы он дал тебе, а потом и нам всем по возможности эти сверхъестественные способности. Чтобы Он - Он сам - сделал нас такими… чтобы мы могли противостоять сагонам реально и уничтожать их. Понимаешь?
— Да, понимаю, - медленно сказала Ильгет, - ты прав.
И добавила.
— Только когда Его просишь, то всегда имеешь в виду: если на то будет воля Твоя.
— Так с этим и невозможно спорить. Давай будем молиться об этом ежедневно. Ежедневно, скажем, малый круг на четках. Хорошо? И попросим отца Августина.
— Да, с ним в любом случае надо поговорить.

Отец Августин полностью поддержал идею Арниса.
"Господи, - сказала Ильгет мысленно, - помоги нам победить сагонов. Помоги нам научиться их побеждать. И для того, чтобы мы могли их победить и не приносить в жертву невинных людей, дай мне способности кнастора. Дай мне сравняться в силах с сагонами. Если будет на то воля Твоя".
Айледа подошла к столу, села напротив нее.
— Попробуем сегодня еще раз, Иль. Знаешь что, я поразмышяла над твоим случаем. Дело тут вот в чем. Ты должна научиться не жалеть себя. Это трудно, я понимаю. Всегда кажется, что своя боль невыносима, что хуже быть не может. Всегда хочется себя пожалеть и пощадить. Но если ты хочешь двигаться дальше, ты должна научиться не обращать на это внимания. Выкинуть эти воспоминания из головы. Ну было, надо забыть и двигаться вперед.
— Не так-то это легко, - Ильгет немного обиделась. Айледа покачала головой.
— Поверь, я знаю, о чем говорю. Я прекрасно знаю это чувство, когда хочется полностью уйти в это воспоминание о боли и жалеть себя. Но оно расслабляет и не дает действовать. Надо стараться убедить себя, что боль была не сильной, и что она в прошлом. Ведь так оно и есть, правда?
— Ну… да, - сказала Ильгет. Внутри она ощущала несогласие и даже обиду. Хотя Айледа была абсолютно права. И у нее самой были такие мысли. И она сама это знала.
И когда Арнис начинал предаваться своим страшным воспоминаниям, она жалела не себя, а его, и ей в эти моменты казалось, что и правда - и боль-то ее не была такой уж сильной… ну подумаешь… Он переживает из-за того, что не стоит переживаний. И давно ушло в прошлое.
И когда он жалел ее, ей всегда хотелось сказать: да брось ты. Мелочи какие. Она ощущала себя сильной в такие моменты. И боль для нее не существовала. И прошлое не имело значения.
Но сейчас все было наоборот. Ей хотелось сказать: ничего себе, однако, не сильной была боль! Попробовала бы ты сама такое пережить! Да хоть несколько минут на болеизлучателе. Я бы посмотрела, сколько лет ты это вспоминала бы! И как легко говорила бы потом "ах, все это в прошлом".
Ильгет устыдилась своих некрасивых мыслей. И вот так всегда у Айледы! Почему-то здесь проявляются худшие качества Ильгет. Всплыла строчка из полузнакомой песни, вроде, какого-то перевода Иволги: "Как на черном - так чистый, как на белом - рябой". Вот это про нее. Рядом с обычными людьми она себя ведет пристойно. А рядом с кристально чистой, духовно праведной Айледой становится нехорошей. Эгоистичной. Суетной. Обиды какие-то прорываются. Нет, нельзя так.
Айледа же правильные вещи говорит.
— Давай попробуем еще раз. Теперь все же ты сама… - сказала Айледа.
Но и в этот раз с медитацией ничего не получилось.

А вскоре с тренировками пришлось совсем прекратить. Ильгет снова была беременна.
Это оказался мальчик, Ильгет была безмерно счастлива. Но заниматься в этом состоянии невозможно. Иолла отбирает энергию. Выход в тонкий мир, как объяснила Айледа, и вовсе невозможен - беременность слишком привязывает к материи. Да и вредно для ребенка.
Они продолжали общаться с Айледой, просто дружить, гулять, петь песни. Правда, редко - у Айледы никогда не было времени. Но занятия были теперь невозможны.
Ильгет показалось, что Дэцин недоволен. Вслух он не высказал ничего. Семья на Квирине - это святое. Любая Служба создает условия для работающей в ней женщины, если та желает выносить и выкормить ребенка. Этого требует информационное поле. Иное поведение было бы отвратительным и стыдным. Но Ильгет почувствовала легкое, тщательно скрываемое недовольство. Что ж, понятно. Дэцин ждет, что она наконец раскроет тайну Великого Кольца. Даст возможность ДС выйти на новый уровень - может быть. А она вместо этого занимается своими материнскими радостями. Размножением. Нехорошо получается.
В конце концов, ребенка можно все же вырастить искусственно. Ему это даже не повредит. Ильгет уже почти приняла было такое решение, но вначале посоветовалась с Арнисом. Тот долго молчал, а потом сказал.
— Да, я понимаю, конечно, твоя работа очень важна. Может быть, важнее, чем работа любого из нас. Но для ребенка все это - начало жизни. Его единственной жизни. Неужели ДС не переживет еще пару лет? Ему нужна твоя любовь, пойми. Тебя никто не может заменить.
Ильгет прильнула к мужу. Честно говоря, ей не просто хотелось выносить и родить ребенка самой - ей этого хотелось очень сильно.
— Арнис, но как же? - спросила она, - разве дело не важнее всего на свете? То, чем мы занимаемся?
Он беспомощно пожал плечами.
— Да. Логически это так. Но… я тебя прошу… Понимаешь, сагоны - они тоже не рождаются. Они тоже создаются искусственно.
— Хорошо, - сказала Ильгет, - хорошо, если ты за меня, то я выношу этого ребенка.
Дэцину пришлось, конечно, смириться. Возможно, Ильгет и пошла бы на искусственное вынашивание, но что-то внутри подсказывало ей - лучше сделать так. Торопиться сейчас некуда. Лучше сделать так, и в итоге все будет правильно.
Мальчика решили назвать Эльмом - по имени старшего брата Арниса, планетолога, давно погибшего в Космосе.

К весне пришлось попрощаться с Иволгой, она улетела выполнять спецзадание командования ДС - агентом на Терру.
За Террой велось постоянное и очень тщательное наблюдение. Вовсе не потому, что угроза там велика - до сих пор деятельности сагонов на Терре не зафиксировали. Просто эта планета, прародина человечества, нынешнее население которой ничего не знало о других мирах, особенно важна. Ее нельзя потерять ни в коем случае. Агентурная работа ДС велась там просто ради профилактики.
К тому же работа на Терре была сложной по многим причинам, и если можно было использовать выходцев с самой этой планеты, таких, как Иволга - их использовали.
И еще двое получили отдельное агентурное задание, на этот раз, в виде исключения, работать им предстояло вне населенных миров. Дэцин выбрал для этого задания Иоста и Арниса. Все-таки Иост был пилотом высшей категории, Арнис - бывшим ско, то есть космическим универсалом.
Еще семь человек затребовали снова на Анзору - почти весь остаток 505го отряда. На Анзоре все еще продолжалась зачистка, и все еще встречались дэггеры.

Когда Арнис улетел, Ильгет не почувствовала себя одинокой.
Большая семья - это большая семья. И у нее были не только дети, рядом с ней была и Белла, свекровь, которая стала теперь совсем родным человеком.
С утра школьный аэробус забирал детей. Ильгет понемногу тренировалась в спортзале и в Космическом Центре, поддерживая форму. Писала свой роман, который назывался теперь "Память". Герой - обыватель, который видел странные сны - попал в итоге в психиатрию. Сны пытались заглушить примитивными тамошними лекарствами. Из этого ничего не выходило. Героя бросила жена. Он впал в отчаяние. Ильгет уже знала, чем все закончится. Обывателю с планеты Тир вытер память сагон. Такого вроде бы не случалось в действительности - хотя кто знает - но роман получался совершенно реалистическим. Ильгет увлеклась.
Дара возвращалась домой около полудня. Иногда Ильгет была занята, и тогда с Дарой проводила время бабушка. Иногда вторая половина дня была свободна, и они ходили гулять по теплеющей весенней Коринте, по Бетрисанде, к морю. После Пасхи настала теплынь, и можно было уже купаться. В выходные всей оравой ходили на пляж, плавали на ближайшие острова, иногда совершали вылазки куда-нибудь подальше, на другой материк, Маттис или Северный. По вечерам, когда возвращались из школы старшие дети, ужинали все вместе, играли во что-нибудь, смотрели фильмы. С Беллой можно было говорить об Арнисе. Тревога сейчас не так мучила Ильгет, беременности нет, гормоны отхлынули, но говорить о нем хотелось беспрерывно. Хотелось смотреть на его изображения, смотреть съемки прежних семейных сцен, где Арнис смеется, катает на плечах Лайну и Арли, купает Дару, сидит с Андо за монитором, где они, Ильгет и Арнис, вместе, в обнимку.
Ильгет не чувствовала, что у нее четверо детей. Жить было легко. Интересно. Дети доставляли в основном радость. Хотя если бы еще Арнис был здесь, было бы совсем здорово.
В конце мая Виктория Эн-Ти, психиатр, сообщила Ильгет по ее просьбе - Пита пришел в норму. Взял билет и собирается через пару недель эмигрировать туда же, куда улетела его родня - на Олдеран.
— Вот и хорошо, - прокомментировала Белла, - там у них традиционное общество. Ему нужна хорошая, сильная женщина, которая возьмет его в руки, заведет детей, и может быть, он остепенится в конце-то концов.
— Наверное, ты права, - сказала Ильгет, - но вот сможет ли он жить в семье…
Она погрустнела. Разве она не хотела бы завести детей… наверное, надо было настоять на своем. Вообще больше командовать. Требовать. Хотя Пита и так постоянно ее обвинял в том, что она командует… совсем запутаться можно.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
загрузка...

Рубрики

Рубрики