ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новая информация для научных статей по экономике и гражданским войнам, а также этническая структура Русского мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А самое страшное - это обратный путь, деградация и застой.
— Просто знание и развитие - это добро, - сказала Ильгет, - Бог, несомненно, хочет, чтобы мы знали и развивались. Но приоритеты все же другие. Не знание и развитие - а любовь и милосердие. Без любви и милосердия никакое знание не нужно.
— Ильгет, Ильгет… - кнастор покачал головой, - кому же, как не тебе знать, как человек растет духовно и изменяется благодаря страданию. А ведь страдание - явное зло!
Ильгет вздрогнула.
— Нет, - сказала она, - никуда человек не растет благодаря страданию.
Она замолчала. Какой там рост? Что в человеке становится лучше благодаря страданию? Да ничего. Страдание либо ломает человека совсем (Гэсс! Гэсс…) Либо не ломает, но оставляет такие шрамы в душе, что и жить-то после этого тяжело. Ильгет усмехнулась. Духовный рост?
— Нет никакого духовного роста, - сказала она.
Есть только боль. Боль, которую надо перетерпеть, стараться не обращать внимания, стараться жить так, будто ее нет. Которая мешает, саднит, будит по ночам, горькой желчью разводит мысли, слова, поступки, и ты фильтруешь ее, загоняешь внутрь - но она никуда не девается. Боль, которая, может быть, пройдет - когда настанет всеобщий конец, и Бог отрет каждую слезу у верных своих.
— Ты неправа, Ильгет, - мягко повторил кнастор, - ты это поймешь.

То место, где когда-то шумела роща, было полностью выжжено войной. Экологи не стали восстанавливать биотоп - городская власть решила использовать место для строительства. Теперь на горе раскинулись новенькие, с иголочки кварталы свежепостроенных зданий - из квиринских материалов, но в обычном ярнийском стиле. Сквозь городские кварталы Ильгет с кнастором шли молча. Наверху все же шумела небольшая рощица, скорее, сквер, но вот деревья здесь были другие, декоративные, широколистные. А за сквером - обгоревшие развалины церкви Пресвятой Богородицы.
Даже смотреть на них было больно. Почему их не снесут? Не поставят новую церковь, можно ведь даже старую воссоздать до деталей. Это не так уж трудно.
Странно, что церковь не уничтожена полностью. Видно, взрыв был где-то далеко - полностью снесло купола, весь верх. Белые стены обуглились и были совершенно черны. Но само здание, почти круглое, сохранилось.
— Здесь и состоится Посвящение, - взволнованно произнес Эйлар. Ильгет лишь вздохнула, пролезая вслед за ним в скособоченную заклиненную дверь. Посвящение… она же ничего еще не умеет. Разве что иоллой махать, и то энергию отдает очень быстро.
Но может быть, как раз потом что-то изменится? Ильгет осмотрелась. Сквозь разрушенные купола внутрь лился свет. Днем, наверное, яркий, ликующий - словно небеса разверзлись, и сам Бог сходит в сиянии славы в темную прохладную глубь собора. Теперь же небо было сумеречным и быстро темнело, и в синем проеме уже сияла крупная звезда. Все изменилось и внутри. Не было скамеек, свеч, статуй - растащили. Пустой гулкий темный зал, пустой алтарь впереди. Вход в сакристию почему-то перегорожен большим Распятием, Ильгет узнала его, раньше этот крест стоял слева у алтаря. Распятие не сломали и не утащили, но почему-то поставили здесь. Ильгет по привычке невольно поклонилась и перекрестилась, хоть алтарь и пуст - но ничего, подумала она, я кланяюсь памяти о том, что когда-то было здесь.
Почему же они не восстановят эту церковь или хотя бы не снесут ее совсем?
Это похоже на тяжело, неизлечимо больного человека.
Сзади послышался шорох, Ильгет резко обернулась. Они были теперь не одни. Дверь со скрипом затворилась. Вошедший… вошедшая приблизилась, откинула капюшон белого плаща.
— Ара, Айли! - сказала Ильгет.
— Торлиэн, сестра, - произнесла Айледа, - торлиэн, учитель!
Ильгет сразу почувствовала себя легче и проще. Все происходящее казалось ролевой игрой, даже, пожалуй, чуть неестественной. Но не пугающей.
— Как ты сюда попала? - спросила Ильгет. Айледа улыбнулась.
— Позже поймешь. Я шла другими каналами. Не через пространство.
— Подождем еще, - сказал Эйлар, - начнем, когда стемнеет.
— А почему здесь? - спросила Ильгет, - странное место…
Эйлар пожал плечами.
— Энергетически мощное… разрушенный храм. И потом, так захотел мой Ведущий. Сегодня вы обе увидите его.
— Значит, Айли…
— Айледа проходила посвящение на Квирине. Я сам посвятил ее, - пояснил Эйлар, - но Ведущий хотел видеть тебя. Однако сегодня важный день для вас обоих. Очень важный. Сегодня вы обе должны сделать шаг вперед. Обрести еще одну степень свободы. Я рад за тебя, Айли, - он положил руку на плечо ученице. Ильгет показалось, что впервые в его интонации мелькнуло что-то совсем простое и человеческое.
— Уже темно, Ведущий! - заметила девушка. И правда - зрение уже перестроилось на сумеречное. Ильгет (и видимо, кнасторы) видели в сумерках отлично. Но Эйлар взмахнул рукой - и на стенах вспыхнули факелы. Раньше это были обычные электрические лампы в форме факелов, Ильгет мимолетно удивилась, неужели здесь есть электричество - но огонь сейчас казался живым. Он заиграл на лицах живыми бликами. В руке Эйлара появилась иолла.
— Начнем, - сказал он спокойно, - Ильгет, тебе нужно снять крестик. Он будет мешать.
Ильгет послушно сняла цепочку с шеи. Карманов на плаще не было - очень неудобно, и она просто повесила крестик на торчащую из стены загогулину.
Эйлар сбросил плащ, оставшись в одном лишь серебристо-белом комбинезоне с эмблемой Кольца на груди. Ильгет последовала его примеру.
— Возьми иоллу, - сказал Эйлар, протянув ей огонек. Ильгет приняла иоллу на свою руку. Усилие воли - и в ее ладони оказалась плотная теплая рукоятка легкого меча. Иолла кнастора также вытянулась. Он сформировал почти такое же оружие - одноручный меч. Отступил на шаг и поклонился Ильгет, обозначая начало поединка. Ильгет ответила по ритуалу. Клинки скрестились.
Кнастор атаковал не слишком активно, скорее обозначая выпады. Это было больше похоже на танец, чем на спарринг. Ильгет легко парировала удары и совершала такие же легкие, не слишком агрессивные атаки. Поединок был ритуальным. Айледа стояла рядом, скрестив руки на груди, наблюдала со стороны. Ильгет было не трудно, но вскоре она устала. Устала не физически - выложилась, поддерживая форму иоллы, вливая в нее всю свою энергию. У нее закружилась голова, и тут Эйлар замер, подняв клинок кверху, не двигаясь больше. Ильгет приняла такую же позу.
— Да сольются огни, - произнес Эйлар. Айледа откликнулась эхом.
— Да будет единым Свет!
Эйлар шагнул к Ильгет, протягивая свой клинок, она повторила жест. Оба меча, стоящие почти вертикально, оказались рядом друг с другом. Еще шаг - и они слились воедино. Рука Ильгет, рука Эйлара у основания - а дальше единое, разом вспыхнувшее высокое пламя. И от этого пламени, сквозь напряженную руку, хлынула сила, оживляя и согревая уставшее тело. Это было восхитительное ощущение - Ильгет, ее клинок, меч Эйлара, сам Эйлар - все слилось в единый поток, единое танцующее пламя, Ильгет захотелось смеяться и петь. Ей было весело. Ощущение единства пьянило. Потом Эйлар опустил руку, и сразу стало одиноко и холодно.
— Ты почувствовала первую степень единства, - сказал Эйлар, - тот, кто сделает шаг, никогда не будет одиноким. Сделай же его, ученица!
— Я готова, - произнесла Ильгет.
— Ты видела свет. Теперь я покажу тебе тьму.
В следующий миг Ильгет ощутила знакомое до тошноты присутствие.
Эйлар и Айледа будто исчезли. Они были где-то там, за спиной. А в центре пустого зала - да откуда же он взялся здесь? Может быть, это только морок? Но волна - волна была слишком знакома и слишком реальна. Ильгет, привычно стиснув зубы, боролась с волной, затмевающей сознание, сбивающей с ног. Дэггер выглядел сейчас как бесформенная блестящая слизь, дрожащая от пола до потолка, стена слизи - и ничего больше, мертвая, бесформенная стена. Они так многолики - вернее, человек не в состоянии увидеть их подлинный облик. Разве что в закапсулированном виде - но собаки у Ильгет не было. И оружия не было никакого, кроме иоллы.
Колени Ильгет заметно дрожали. Все же она вырастила иоллу, перехватив ее двумя руками. Шагнула вперед. Стена слизи (по ней мерзотно текла блестящая жидкость) пошатнулась и надвинулась на нее. Вонь. И такая, что дыхание перехватило. Ильгет резко выдохнула, перестраиваясь на респироциты. Обойдемся без дыхания. Ничего. Перед глазами задрожала рябь. Воздуха еще не хватало, но это отвлекало от главного - от темного Ужаса, рвущегося наружу, из непонятных глубин подсознания… где водятся левиафаны… ведь там же они и водятся, эти чудища. Ильгет размахнулась. Ударила.
Ударила еще и еще раз.
Первый же укол будто парализовал дэггера. Он даже не пытался защищаться. Он замер, обездвиженный. Теперь он уже не казался стеной, и блеск погас. Стена выбросила было ложноножку, но Ильгет с быстротой молнии отхватила ее. Она рубила мечом, не останавливаясь, с омерзением, так давят гадину - быстрее, быстрее… И стена обрушилась. Обрушилась, и потекла черной кашей, быстро расползаясь по полу, поднимаясь до уровня щиколоток.
Ильгет колотило. Она погасила иоллу и опустила ее в футляр на поясе. Сделала шаг и покачнулась. Сильная слабость. Ничего удивительного - после иоллы. Вот оно, значит, как. Вот как можно убивать дэггеров. Вот как можно было бы спасти, например, Арли. Всего несколько взмахов огненным мечом. И пусть потом еле стоишь на ногах - какое это имеет значение? Силы восстановятся.
— Светом души ты победила зло, - произнес Эйлар, - сделай шаг!
— Сделай шаг, - эхом отозвалась Айледа. Ильгет все это сейчас, после боя, показалось уже слишком фальшивой и напыщенной игрой. Но неудобно же - люди-то хорошие, зачем выпендриваться? Ильгет ответила.
— Я готова.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
загрузка...

Рубрики

Рубрики