ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новая информация для научных статей по экономике и гражданским войнам, а также этническая структура Русского мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

С чисто практической точки зрения второй подход не вполне понятен. Почему нельзя заниматься тем, что полезно и, вроде бы, безвредно? Но этот подход подкреплен смертью Христа и Его воскресением, обетованием, которые нам даны. Поэтому не только христиане, но даже и не каждый неверующий решится прямо возражать против таких аргументов.
Чтобы объединить первый путь со вторым, был введен такой аргумент - сам термин "духовное развитие". То есть овладевать миром иным следует не ради практических благ и не из любопытства, а с целью лучшего познания себя и познания Бога. Ну и просветления мира в дальнейшем. И тут же объясняется, что Бог запретил лишь познание мира иного в личных целях, а в благородных - пожалуйста.
Но в любых целях деятельность остается все той же - овладение силами нефизического мира, овладение собственной нефизической составляющей.
По-видимому, запрет Библии не случаен. Мы не знаем случаев, когда овладение миром иным приводило бы к хорошим результатам, к действительному духовному росту. Духовный рост - это прежде всего любовь и мир в душе. Прежде всего любовь. Любовь, направленная на мир вокруг, на ближнего. И второе - здравомыслие и неискаженное видение реальности. Сосредоточение на том, чтобы проникнуть в духовный мир, приводит к известному заблуждению гностиков: физический мир ХУЖЕ и ниже духовного, он грязен и низок, в нем ничего нельзя сделать и нельзя достичь Любви. Но мы знаем, что это не так, что величайшие святые жили и действовали именно в физическом мире.
Духовный мир полон эмоций, ощущений, чувств. Среди них можно найти и те, что близки душе, и приятные. Кнасторы, развиваясь, опираются именно на эти приятные чувства и ощущения, считая их уже проявлениями Божественной Любви. Они на первых ступенях уверены, что движутся к Богу-Любви по ступеням некоей невидимой иерархии. О здравомыслии и неискаженном видении даже речи быть не может для того, кто пытается проникнуть в мир иной.
Пусть кнастора предназначен для чистого, хорошего молодого человека, искренне желающего приблизиться к Богу и сражаться со злом. И эти лучшие побуждения, к несчастью, используются сагонами - через кнасторов. Кнасторы второго уровня и отчасти первого, уже отлично понимают, кому служат. Им внушают, что в мире нет добра и зла, а есть два великих начала, которые лишь в сознании людей преломляются как добро и зло, на самом же деле едины.
Анализ показал, что с годами влияние кнасторов, точнее, легенд о них, в квиринском обществе растет. Это начинает требовать нашего вмешательства. В нашем обществе есть внутренний враг. Раскрытие деятельности ДС обязательно приведет к тому, что этот враг активизируется и начнет доказывать, что борьба с сагонами - дело рук кнасторов, а не таких примитивных людей с окровавленными руками, как мы.
Арнис умолк. Чуть прищурившись, он смотрел на Координатора. Торлин опустил голову, видимо, размышляя.
— Деятельность кнасторов может облегчить доступ сагонов на планету?
— Да, - быстро ответил Арнис, - может.
— Но фактов у нас немного, - произнес Торлин и взглянул на Нилу. Начальница СИ тряхнула пышными кудрями.
— В последние 12 лет влияние оккультных потоков резко усилилось. Вы видели это в моем докладе. Необходимо разворачивать противопотоки. Причем лучше, если мы сможем противопоставить что-то именно легендам о кнасторах. Рассказать о них правду, по возможности. Но факты - мы практически ничего о них не знаем, кроме того, что завязано на семью Кендо.
— То есть вам нужны еще факты?
— Их может найти наше спецподразделение, - тихо сказал Энджер.
Торлин энергично кивнул.
— Одной из задач вашей… как вы ее назвали? - Команды Минакс* - будет поиск фактов о кнасторах. Кстати, название…
— На латыни, но не слишком откровенное, - пояснил Энджер.

*Минакс - грозный (лат)

— Факты нужны нам и для того, чтобы начать процесс принятия законов о кнасторах. Ди Энджер, я хочу предупредить сразу. На запрещение деятельности любых эзотерических групп мы не пойдем. Это нереально.
— Я понимаю, - кивнул Энджер. Рэнкис коснулся своей панели, требуя слова. Все обратились к нему.
— Предположим, Минакс выявит кнасторов. До принятия закона.
— До принятия закона вы можете арестовать кнасторов или их учеников, - тихо сказал Торлин, - и охранять их как можно тщательнее. Я не могу дать вам официального согласия. Но я понимаю, что у нас нет другого выхода, и в случае возмущения я поддержу вас, насколько смогу. Закон будет принят как можно быстрее.
Он помолчал.
— Поймите, товарищи. Похоже, что Квирин вступает в совершенно новую фазу. Такого у нас еще не было. Это даже не военное положение. Мы вводим по сути тайную полицию. Враги где-то здесь, среди нас. Мы объясняем населению суть деятельности ДС. Мне бы хотелось, чтобы Квирин и в этих условиях не потерял своего основного предназначения. Чтобы он остался миром науки и космической экспансии. Не превратился в один из бесчисленных миров, где информационный эфир полон грязи, крови, подозрений. Я понимаю, что речь идет о нашем физическом существовании, и у нас нет другого выбора… - Координатор умолк.
— Я уверен, - веско сказал Энджер, - что мы сумеем найти правильный путь. Минакс не превратится в тайную полицию, объектами нашей работы будут только кнасторы.
— Не совсем так, легат, - печально возразила начальница СИ, - вам придется отслеживать все информационные потоки и проверять их на предмет следов эзотерического мировоззрения. Вам придется взять под контроль все группы, начиная с дружеских связей, которые окажутся подозрительными. До определенной степени этот контроль можно будет осуществлять тайно. Но лишь до определенной степени. На Квирине закончилась, похоже, эра информационной вседозволенности. А ваша команда будет напоминать эдолийскую инквизицию.
— Мы не собираемся преследовать людей из-за того, что их мнение не совпадает с мнением христианской церкви, - возразила центор Бьена. Кантори посмотрела на нее.
— Вы всего лишь будете выслеживать их, и они заметят ваше пристальное внимание. Для них это будет выглядеть как преследования. Пусть весьма мягкие.
— Кантори, - произнес Координатор, - никто не обязан жить на Квирине. Тем, кого не устраивает наша информационная среда - не закрыт путь на другие миры. Здесь останутся те, кому работа и друзья важнее, чем детали мировоззрения.
— Я знаю, - кивнула начальница СИ, - я всего лишь хотела пояснить, что произойдет в дальнейшем.
— Не следует сгущать краски, - Координатор покачал головой, - мы еще обсудим с вами дальнейшие направления информационной работы.
Он обратился к членам ДС, напряженно слушавшим его.
— Ваша работа - пожалуй, благороднейшая из всех. Вы как никто другой на Квирине давно заслужили и славу, и достойную оплату. Да что там говорить, все мы обязаны жизнью именно вам. Но Квирин должен и в будущем оставаться тем же самым миром. Это космическая база, научная - но военная лишь в последнюю очередь. Наверное, мы были слишком благодушны, смотрели на мир через розовые очки. Постоянно забывали о том, в каком окружении мы существуем, что представляет из себя вся наша Галактика. Мы создали оазис науки, искусства, доброты, гуманности. И это прекрасно само по себе, но все больше и больше людей забирает и военная служба, и СКОН, и ДС, и дальше уже нельзя закрывать на это глаза всему народу. И все же мне не хотелось бы превращать наш мир… во что-то иное.
Энджер протестующе покачал головой. Поднял ладонь.
— Координатор, вы правы. Давайте не забывать о простом факте. До сих пор мы были уверены, что Квирин абсолютно, надежно защищен от сагонского проникновения. Теперь мы знаем, что у нас давно уже существуют кнасторы, и даже высших ступеней, уже сознательно служащие сагонам. Хотя как давно - возможно, лишь около полувека. Но сагонов нет, и даже развоплощенных - нет. Мы не знаем причины. Почему даже на любой планете Федерации - а они в военном отношении закрыты не хуже Квирина - человека может достать сагон, а на Квирине - нет. Почему на Квирине они даже во сне не приходят. Мы не знаем, почему это так. Но есть очень большое подозрение, что если мы позволим себе как-то изменить коренным образом информационный фон Квирина, сагоны получат к нам доступ. Как раз именно то, о чем вы говорите - оазис мира, добра, любви - именно это, возможно, и служит преградой. Превратите наш мир в обычную военную базу, и возможно, мы потеряем последнюю крепость.
— Я согласен с вами, легат! - воскликнул Торлин, - мы должны удержать нашу крепость.
Ильгет и Арнис одновременно взглянули друг на друга - и тут же отвели глаза.
— Нашу крепость любви и добра, - добавила начальница СИ.

Картошку запекли на углях. Над огнем жарили оригинальное блюдо по предложению Иволги - мясо, нанизанное на витые стальные стержни. Куски мяса получались необыкновенно сочными, пахнущими дымом, а со свежим репчатым луком - так просто божественными.
Потом Ойланг вскипятил над костром котелок воды и заварил свой знаменитый капеллийский чай.
— Как, ты говоришь, будет называться это спецподразделение? - спросил Марцелл. Арнис неохотно ответил.
— "Минакс"… это не точно, рабочее название пока. Но это будет, видимо, после нашей работы на Мартанге.
Все промолчали. Новая акция ожидалась через неделю, и говорить об этом не хотелось. Арнис знал, что после Мартанги, очередного мира, который предстояло освободить от сагонов, ему будет присвоено звание центора. Оно необходимо по рангу командиру "Минакса".
— Похоже, нам теперь не будет покоя, - пробормотал Венис. Ландзо взглянул на него.
— Ну и ладно, это наша работа.
Тихо и таинственно зазвучала струна. Ласс взял гитару. Иволга посмотрела на него с одобрением.
— Правильно, Ласс. Хорошее дело, давай споем чего-нибудь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
загрузка...

Рубрики

Рубрики