ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Почему?
Великобритания – великая империя, над ней никогда не заходит солнце. Но голова этой империи – остров у берегов Европы. Если на континенте возникнет очень сильное государство, то оно сможет захватить остров и … конец империи! Поэтому во все времена политика Англии строилась на противовесах в Европе – не дать созреть на континенте очень сильному союзу без противовеса в виде другого союза. И если от какого-либо союза возникнет опасность (он станет очень сильным), то Британия примкнёт к другому. Сильна стала наполеоновская Франция – Британия примкнула к России и Германии против Франции. Стала сильна к 1914 г. Германия, Британия примкнула к Франции и России против Германии.
То, что Гитлер собирался покончить с коммунизмом в России и за счёт её территориально увеличиться, Британию не пугало. В противовес Гитлеру были Франция и Польша, которые численностью населения не уступали Германии. Но после разгрома Польши Англия на континенте уже не могла организовать союз равной силы с силой Германии.
Нападая на Польшу, Гитлер загонял Англию в угол, он, казалось бы, сошёл с ума – ведь он основой своей политики всегда ставил мир с Британией! Как это понять? Это действительно не понять, если не вспомнить и об интересах сионистов – главного союзника Гитлера.
Что даёт сионистам совместное нападение Гитлера с Польшей на СССР? Ничего! Палестина не освобождена, и евреи в неё не едут. (Гитлер заставил эмигрировать из Германии 300 из 500 тыс. немецких евреев. И что? Из них в Палестину попало 20 %, а остальные либо сбежали в другие страны, либо их не пустили англичане.) А страны Европы, в которых сосредоточен максимум евреев, пригодных для заселения ими Палестины, – Польша и СССР.
Да, Гитлер планирует напасть на СССР, но там ведь евреи бракованные – носители коммунистической интернациональной заразы, одинаково опасной для расизма как нацистов, так и для сионистов. Евреям в Палестине надо будет изгонять с земли арабов, а советские евреи будут лепетать о международной солидарности трудящихся. Кому они такие там нужны?
Правда, какие-то размышления о возможности использования советских евреев для заселения целинных земель Палестины всё же имелись. В «Ванзейском протоколе» немцы оценили профессиональный состав советских евреев так:
• В сельском хозяйстве работает – 9,1%
• Городские рабочие – 14,8%
• В торговле – 20,0%
• Госслужащие – 23,4%
• Свободные профессии – медицина, пресса, театр и т. д. – 32,7%
То есть на 1 советского еврея «с сошкой» приходилось 3 советских еврея «с ложкой». Не Бог весть какой удачный материал для заселения новой страны.
Как видите нападение Германии в союзе с Польшей на СССР сионистам (спасибо им!) ничего не давало, ведь и Палестина была не освобождена. А вот нападение Гитлера на своего союзника Польшу давало много.
Во-первых. В Польше числилось 3,5 млн. некоммунистических евреев и, в отличие от немецких евреев, они окажутся в бесправном состоянии. Их можно будет без их желания отправить в Палестину.
Во-вторых. Напав на Польшу, Гитлер окажется в состоянии войны с Англией, в чём сионисты, в отличие от Гитлера, были уверены, поскольку скорее всего этим процессом руководили через еврейское влияние на прессу Англии. А раз Гитлер будет в состоянии войны с Англией, то у него появится возможность напасть на неё в любом месте, в том числе и в Палестине.
Никому в мире нападение Германии на Польшу не было выгодно – ни самой Германии, ни Англии, ни Франции – никому. Только сионистам и СССР (противники били друг друга). Но считать, что Гитлер осмысленно действовал в пользу своего врага Сталина, от которого он и потерпел впоследствии поражение, – глупо. Значит, он действовал в пользу сионистов.
Итак, 1 сентября 1939 г. Германия нападает на Польшу, а 3 сентября Англия всё же объявляет войну Гитлеру.
Гитлера можно считать авантюристом по тем очень рискованным целям, которые он ставил перед Германией (захват России), но его ни в коем случае нельзя назвать авантюристом по складу характера. Он по-немецки тщательно готовил все конкретные операции и действия.
Предугадывая будущую войну как войну моторов, национал-социалисты ещё до прихода к власти под эгидой партии создали Автомобильный корпус, что-то вроде ДОСААФ, в котором проходили обучение будущие кадры армии. К концу 30-х учебная база этого корпуса составляла 150 тыс. автомобилей и мотоциклов. Такая же организация была и для подготовки лётчиков да и создание военно-воздушных сил началось Гитлером с того, что каждый второй самолёт строился учебным.
Экономика Германии была настолько хорошо продумана и созданы настолько высокие мобилизационные запасы, что никакие бомбардировки англо-американской авиации не смогли не только уменьшить производство оружия в Германии, но даже не уменьшили темпов роста производства оружия.
Почти все гитлеровские генералы обвиняют Гитлера в том, что в августе 1941 г. он остановил наступление на Москву и предназначенные для этого войска отправил на север и на юг. Генералы считают, что Гитлер допустил грубейшую ошибку. Но дело в том, что Гитлер боялся фланговых ударов по группе армий «Центр» с севера и с юга, т. е. это его генералы по отношению к нему авантюристы, а он действует, как очень осторожный человек.
Но вот смотрите, в 1937 г. Гитлер планирует провести захват Судетской области Чехословакии только в 1942 г. – через 5 лет. Именно к этому времени вооружённые силы Германии стали бы достаточно сильны, чтобы справиться с Чехословакией и её союзницей Францией. Но вдруг, совершенно неожиданно, безо всякой военной подготовки он уже через год предъявляет ультиматум Франции, Англии и Чехословакии и захватывает Судеты. Причём вооружённые силы Германии в этот момент были так слабы, что вряд ли могли справиться с армией одной Чехословакии. Авантюра? Да, всё это выглядит со стороны Гитлера авантюрой. Но если мы вспомним, что союзниками Гитлера были сионисты и что они могли гарантировать Гитлеру невмешательство Англии и Франции и отказ Чехословакии от помощи СССР, то тогда действия Гитлера авантюрой уже не выглядят. Это взвешенный расчёт сил с учётом реальных сил своего союзника – международного еврейства.
Ведь когда премьер-министры Англии и Франции – Чемберлен и Даладье предали чехов в Мюнхене, то по приезде на родину их встретили толпы ликующих англичан и французов – люди радовались, что их политики «спасли их от войны». А мы знаем, что радоваться и негодовать людей заставляет пресса, которая уже в то время была либо под прямым влиянием евреев, либо продажной.
А вот если выбросить из истории союз сионистов с нацистами, то приходится объяснять, что Гитлер в Мюнхене, вопреки своему характеру, пошёл на авантюру, и она ему сошла с рук ввиду того, что Чемберлен, Даладье и Бенеш были трусливыми идиотами.
Мюнхен – это пробный камень дружбы сионистов и нацистов. Он подтвердил Гитлеру силу сионизма и то, что на сионистов можно положиться. Ему, по-видимому, не пришло в голову, что циничные международные евреи будут дружить с ним ровно столько, сколько им это будет выгодно, и до тех пор, пока им это выгодно.
В отличие от Чехословакии у Гитлера никогда не было никаких планов войны с Польшей до весны 1939 г., когда он вдруг, порвав пакт о ненападении, предъявил Польше претензии по городу Данцигу и затребовал права свободного проезда через польскую территорию к Восточной Пруссии. Англия и Франция немедленно дали военные гарантии Польше, а накануне нападения Германии на Польшу ещё и заключили с нею военный союз. Казалось бы, при таком развитии событий Гитлер должен был страшно удивиться, если бы Англия и Франция не объявили ему войну. Но вот что показывает работник тогдашнего МИДа Германии Шмидт о реакции Гитлера на объявления войны Англией, т. е. на то, что Гитлер обязан был ожидать , даже будучи трижды авантюристом:
«Гитлер окаменел, взгляд его был устремлён перед собой … Он сидел совершенно молча, не шевелясь. Только спустя некоторое время – оно показалось мне вечностью – Гитлер обратился к Риббентропу, который замер у окна: „Что же теперь будет?“ – сердито спросил он у своего министра иностранных дел …».
Это не реакция авантюриста, авантюрист надеется на лучшее, но и худшее для него неожиданностью не является. Растерянность Гитлера можно объяснить только одним – кто-то гарантировал ему, что войны с Англией и Францией не будет. Кто? Кто пообещал ему это, как и в случае с Чехословакией, но не сдержал обещания, так как в его планы мир между Германией и Англией не входил? Если не сионисты, то кто?
Для Гитлера война с Англией была ударом, впоследствии он неоднократно будет предлагать Англии мир, но спросим себя: нужен ли этот мир был сионистам? Ведь Палестина всё ещё находилась под английской пятой, и Гитлер её пока не освободил.
Преданный
Теперь уже Гитлер оказался загнанным в угол. Он не мог начать войну против СССР, имея за спиной готовящихся к войне Англию и Францию. Ведь если бы он даже уничтожил коммунизм в СССР, то где гарантия, что находящиеся с ним в состоянии войны Англия и Франция не напали бы на обессиленную Германию и не покончили бы заодно и с национал-социализмом?
И Гитлер очищает тылы. Он нападает и молниеносно громит англо-французов во Франции. Франция сдаётся, Англия всё ещё не вооружилась. Возникает исключительно выгодный момент высадиться в Англии. Муссолини рвётся в бой. Гитлер начинает подготовку операции «Морской лев» – операции по завоеванию Англии. Тратит огромные ресурсы на создание флота и средств высадки. Но …
Мы забыли спросить сионистов – а надо ли им, чтобы Гитлер захватил Британию?
До конца XIV в. международный еврейский центр (средоточие еврейских капиталов) был в Испании. В конце того века испанцы изгнали евреев, они переместились сначала в Голландию, а затем прочно осели в Англии. К описываемому нами времени в мире возник и второй центр – в США. И эти центры даже конкурировали. Но мог ли сионизм допустить, чтобы хотя бы один из этих центров – базы сионизма – погиб? Нужна ли была сионистам гибель Британской империи? Чтобы осколки её достались не сионистам, а, скажем, японцам?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики